Вверх страницы

Вниз страницы

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Жизнь Церкви » Явления Господа,Богородицы,Ангелов ,Святых и их наставления людям


Явления Господа,Богородицы,Ангелов ,Святых и их наставления людям

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Святитель Иннокентий, просветитель Аляски
Чего только не пришлось пережить путешественникам-миссионерам во время многодневных морских переходов! Не раз они, попадая в шторм, причаливали в пустынном месте и, не имея несколько дней пищи, вынуждены были ждать перемены погоды или по горам добираться до ближайшего селения, неся на себе байдарки и весь груз. Но и духовные утешения посылал Бог самоотверженному священнику. Алеуты встречали его как самого близкого и родного человека. Всем селением с малыми детьми приходили они просить его благословения. С вниманием и доверием слушали наставления и беседы отца Иоанна, и скорее уставал говорить проповедник, чем алеуты переставали слушать. Ревностно исполняли они свои христианские обязанности. Неприхотливые в пище, они прилежно держали посты. Во все время богослужения не сходили со своих мест, так что по следам, оставленным их торбасами на полу, можно было после службы сосчитать, сколько человек здесь молилось. А после расставания посылали гонцов просить снова приехать к ним.

Наступил Великий пост 1828 года, и отец Иоанн отправился к своим прихожанам, жившим на других островах. Путь лежал к острову Акун, находившемуся к северо-востоку от Уналашки. В первый раз посещал отец Иоанн эти места, и каково же было его удивление, когда он увидел, что местные жители стояли на берегу наряженными, как на торжественный праздник. Он вышел на берег, и островитяне бросились к нему с приветствиями и всячески старались показать свою радость по случаю его прибытия.

– Отчего вы такие наряженные? – поинтересовался отец Иоанн.

Толмач Паньков перевел его вопрос, а затем, выслушав ответ одного из старших алеутов, сказал:

– Они знали, что ты выехал и сегодня должен быть у них, вот и вышли на берег, чтобы, как подобает, встретить тебя.

– Да откуда же вы узнали, что я буду у вас сегодня, и почему вы узнали, что я именно отец Иоанн? – удивившись еще больше, спросил батюшка.

– Наш шаман, старик Иван Смиренников из Речетного, сказал нам: «Ждите, к вам сегодня приедет священник: он уже выехал и будет учить вас молиться Богу.» Он и описал твою наружность, точно так, как мы видим тебя сейчас.

– Могу ли я видеть этого старика-шамана? – спросил о. Иоанн.

– Отчего же нет, конечно можешь, но теперь его здесь нет, когда он придет, то мы скажем ему; да он и сам без нас подойдет к тебе.

«Шаман» Смиренников
Эти слова чрезвычайно удивили отца Иоанна, но он, оставив их без внимания, занялся подготовкой акунских жителей к говению. Отец Иоанн разъяснял своим духовным детям основные положения православной веры, значение поста, затем наставлял о том, как должно исповедоваться. Через некоторое время присоединился к говеющим и Иван Смиренников. Он жил в Речешном, в десяти верстах от главного селения, в котором остановился отец Иоанн, и пришел, чтобы приготовиться к Причастию и послушать наставления батюшки. Но случилось так, что во время исповеди Смиренникова отец Иоанн не спросил, отчего называют его земляки шаманом. Да и после Причастия, поздравив старика с принятием Святых Тайн и благословив его, отпустил, не расспрашивая. Через некоторое время к отцу Иоанну явился главный тоён (старейшина) острова и сказал, что Смиренников обижен на батюшку за то, что он не спросил, почему называют его шаманом, и более всего за то, что не запретил священнической властью так называть его.

– И еще сказал, – переводил Иван Паньков, – что он никакой не шаман, и прозвище это для него неприятно и оскорбительно.

Отец Иоанн припомнил, что в своих поучениях из Священной истории, за краткостью времени, он порой кое-что опускал, но старик Смиренников всегда готов был его дополнить, а порой подтверждал сказанное тоном человека, сведущего в Священном Писании. Знал отец Иоанн, что кроме отца Макария, посещавшего этот остров более тридцати лет назад и крестившего всех здешних алеутов, других миссионеров здесь не было.

– Иван, что ты знаешь о Смиренникове? – спросил отец Иоанн своего помощника Панькова.

– Я, батюшка, знаю, что все жители острова почитают его за шамана. Не знаю, шаман ли он, но человек непростой. Три года тому назад жена тоёна Федора Жарова из Артельновского селения попала в кляпцу (ловушку для лисиц. Удар всех трех острых железных зубьев пришелся прямо в коленную чашечку. От капкана ногу освободили, но рана была ужасная и боль нестерпимая. Родственники ее тайно попросили старика об исцелении, и он, подумавши, сказал, что утром будет здорова. И действительно, она поутру встала и пошла, не чувствуя никакой боли, и поныне совершенно здорова.

– Зимой того же года, как случилась история с женой Федора, – вступил в разговор молодой алеут, пришедший вместе с тоёном, – мы имели большую нужду в пище, и некоторые из наших попросили старика Смиренникова, чтоб он дал нам кита, и он обещался попросить. Спустя немного времени указал нам место, где мы найдем кита: и действительно, придя туда, нашли целого свежего кита именно там, где он сказывал.

– В прошедшую осень, – сказал главный тоён, – мы все ожидали тебя, батюшка, потому что отправили за тобой людей с Акуна. Иван же утверждал, что ты не будешь осенью, а будешь на весну.

– Действительно, ветры удержали меня, и время сделалось уже позднее, а потому я оставил намерение свое до весны, – вспомнил отец Иоанн.

Эти повествования убедили отца Иоанна встретиться со стариком Смиренниковым, и он послал за ним. Однако тот и сам уже шел навстречу гонцам.

– Я знаю, что меня зовет отец Иоанн, и иду к нему.

Отец Иоанн стал расспрашивать Смиренникова, отчего он обиделся на него, как он живет, спросил о близких и семье. Старый алеут искренне и без лукавства отвечал на все вопросы.

– Знаешь ли ты грамоте? – спросил батюшка.

– Нет, совсем не знаю, – ответил старик. Это было удивительно, потому что во время беседы Иван Смиренников показал, что хорошо знает и главные молитвы, и Евангелие.

– Скажи, а откуда ты узнал о дне моего приезда, и даже описал собратьям мою наружность? Я слышал также, что ты излечиваешь от болезней и умеешь предсказывать будущие события.

Иван Смиренников простосердечно начал свое удивительное повествование:

– О твоем приезде сказали мне два моих товарища.

– Кто же это? – прервал его отец Иоанн.

– Белые люди. Вскоре, как крестил нас отец Макарий, пришел ко мне один из них, а потом и другой. Они были белы лицом, и на них были белые одежды. Они сказали, что посланы от Бога, чтобы учить меня вере и охранять. И вот уже почти тридцать лет я вижу их почти ежедневно, приходят они днем или к вечеру. Ночью они не являются. Вот они и рассказывали мне о том, что я услышал от тебя, помогали мне часто, а иногда по моей просьбе и другим. Когда я просил помощи для других, они отвечали: «Мы спросим у Бога и, если Он благоволит, исполним.» Иногда они сказывали о происходящем в других местах.

– Скажи, Иван, а как они учат молиться, себе или Богу? – снова задал вопрос отец Иоанн.

– Каждый раз они говорили, что все возможно силой Бога Всемогущего. А молиться они учили Творцу духом и сердцем, и иногда молились вместе со мной подолгу. Они показывали мне, как правильно изображать крест на теле, наказывали не начинать никакого дела, не благословясь. Велели не есть рано поутру, не есть вскоре убитой рыбы и зверя еще теплого, а некоторых птиц и морских существ совсем не употреблять в пищу. Говорили, что Богу противны убийство, воровство, всякий обман и корысть, и особенно велели соблюдать чистоту до супружества и в супружестве.

– А являлись ли тебе твои товарищи после исповеди и Причастия? Велели ли слушать меня? – поинтересовался отец Иоанн.

– Да, я виделся с ними. Они говорили, чтобы я никому не сказывал исповеданных грехов своих и чтобы после Причастия вскоре не ел жирного. Про тебя же сказали, чтобы слушался твоего учения, а других русских, промышленных, которые поступают не так, как ты учишь, не слушал. Я и сегодня видел их, они-то мне и сообщили, что ты желаешь видеть меня и я должен пойти и все рассказать тебе и ничего не бояться.

– Послушай, когда они являются тебе, что чувствуешь ты – радость или печаль?

– Если сделаю что худое, то при виде их душа моя чувствует стыд и угрызения, а в другое время не чувствую никакого страха. Но очень мне обидно, что многие считают меня за шамана. Я даже однажды просил их, чтобы они больше не приходили, потому что не хочу быть шаманом. Но они сказали, что им не велено оставлять меня. А когда я спросил, почему они не являются другим, они ответили также, что не велело. И еще кое-что они говорили о тебе: в недалеком будущем ты, отправив свою семью берегом, сам поедешь большой водой к великому человеку и будешь говорить с ним.

Отец Иоанн был в замешательстве от услышанного. Трудно было заподозрить Смиренникова в обмане. Размыслив, батюшка решил попросить о встрече с необыкновенными товарищами старика:

– Скажи, могу ли я видеть их и говорить с ними?

– Не знаю, я спрошу, – был ответ.

Они распрощались, старик ушел, а отец Иоанн отправился на ближайшие острова. Вернувшись из непродолжительной поездки, отец Иоанн встретил Смиренникова, по виду которого можно было догадаться, что у него есть ответ.

– Что же, спрашивал ты своих белых людей, желают ли они принять меня? – спросил отец Иоанн, благословляя Смиренникова.

– Спрашивал. Они сказали, что ты можешь видеться с ними, если желаешь. И еще они сказали: «Зачем ему видеть нас, когда он сам учит вас тому, чему мы учим? Неужели он все еще почитает нас за диаволов?» Однако пойдем, я тебя приведу к ним.

Эти слова поразили отца Иоанна, благоговейный страх охватил его.

– Что, ежели и самом деле, – подумал он, – я увижу их, этих ангелов, и они подтвердят сказанное стариком? И как я пойду к ним? Ведь я же грешный человек и недостойный говорить с ангелами. Это гордость и самонадеянность, да и удержусь ли, чтобы не возмечтать много о себе. Да и какая нужда говорить с ними, если учение их, учение христианское, не коварное ли любопытство заставляет искать этой встречи? Как пойти на такое без благословения старшего? И он решил отказаться от встречи с необыкновенными товарищами Ивана Смиренникова.

– Они правы, – сказал он старику, – мне незачем видеть их. Но всему ясно, что являющиеся тебе духи не диаволы, потому что хотя диавол и может иногда преображаться в ангела светла, но никогда для наставления и назидания и спасения, а всегда для погибели человека. А потому слушай их учения и наставления, если только оно не будет противно тому, чему я учил вас в общем собрании. Но другим, спрашивающим тебя о будущем и просящим помощи твоей, сказывай, чтоб они сами просили Бога, как общего всех Отца. Лечить тебе не возбраняю, но только с тем: кого намерен излечить, сказывай, что не своей ты силой лечишь, но Божией, и советуй прилежнее молиться и благодарить Единого Бога; не запрещаю также и учить, но только детей. О будущем же никому, и даже мне самому не говори ни слова! А всем акунцам я непременно скажу и велю передавать другим, чтобы никто не называл тебя шаманом.

Сделав такое наставление, отец Иоанн тепло распрощался с Иваном Смиренниковым. Дела, по которым он прибыл на Акун, были исполнены, настала пора возвращаться на Уналашку. На обратном пути, вовсе не замечая неудобств плавания, отец Иоанн вспоминал услышанное и задавал себе вопрос, верно ли он поступил. В ответ на эти сомнения снова приходила ему на ум мысль, которая была решающей, когда он рассуждал на острове о возможности встречи: самовольство в таком, как, впрочем, и во всяком деле, непохвально. Надобно спросить благословения и наставления архиерея. И, приехав домой он стал писать письмо к Иркутскому архиепископу Михаилу, с подробным изложением происшествия на Акуне. В котором спрашивал: «справедливо ли я поступил в сем случае, и мог ли я и нужно ли, если только жив будет сей старик, видеть мне и говорить с духами, ему являющимися, и если можно, то с какою предосторожностью.»

Через десять лет, когда священник с Алеутских островов окажется в столичном Петербурге и сбудется предсказание Ивана Смиренникова о встрече с «великим человеком» (с ним будет беседовать Государь Николай I), отец Иоанн будет рассказывать своему новому знакомому, путешественнику и писателю Андрею Николаевичу Муравьеву эту удивительную историю.

– И вам не удалось более видеть старца и беседовать с его посетителями? – спросит его Муравьев.

– Нет, – ответит с христианским смирением отец Иоанн, – потому что ответ моего архиерея пришел ко мне только на третий год. В письме Владыка писал, что он желал бы, чтобы я решился видеться и говорить с духами, предмет же нашего разговора, по его мнению, должен быть не иной, как судьба новообращенных алеутов, о пользе которых и следует просить у Бога. Также Владыка наставлял, чтобы в продолжение возможного свидания помнить молитву Господню, которую и повторить вместе с духами. Но ко времени получения письма старец скончался блаженной кончиной, предсказав день и час своей смерти. Он собрал вокруг себя все свое семейство, зажег свечу перед иконой, молился, простился со всеми и на одре смертном, оборотясь к стене, тихо испустил дух.

Чему более будут удивляться тогда петербургские слушатели: чудным ли дарованиям алеутского старца или смирению миссионера, который лишился единственного случая видеть ангелов и говорить с ними, но не преступил заповеди послушания. Эта удивительная история ясно показала, что такие чудесные явления нужны были Смиренникову с семейством и единоплеменными его, когда не было для них духовного наставника, когда же явились люди, помогающие в их пути ко спасению, небесные руководители сокрылись.

Путешествия отца Иоанна немало помогли ему в изучении алеутского языка. После овладения языком он взялся за переводы. В первую очередь отец Иоанн перевел главные христианские молитвы: «Отче наш,» «Богородице Дево, радуйся» и Символ веры , потом начал переводить Евангелие от Матфея. Батюшка не раз видел, как алеуты часами рассматривали, бережно перелистывая, Псалтирь, совершенно не зная церковнославянского языка. https://azbyka.ru/otechnik/Innokentij_M … l-aljaski/

Отредактировано Синезия (2018-12-08 23:23:42)

+4

2

Церковнославянский язык-драгоценное наследие,воспринятое нами по традиции от наших предков,вместе с благодатными дарами Святой Православной церкви.
Созданный Святыми Кириллом и Мефодием именно для того,что бы стать словесной плотью богомыслия и молитвы,этот мощный,образный,величавый язык,является для нас священным,никогда не употребдляемым в быту,для выражения житейских нужд.На нем совершается таинственное общение каждого православного христианина с Богом.
В подтверждении  того ,что церковнославянский язык,это не человеческое измышление(т.е придуманным образованными людьми),а дар с неба-для нас славян,что бы нас просветить светом Евангелия,служит следующий случай.
Один человек,увлекшийся националистическими идеями и приобретший довольно значительный авторитет и влияние в националистических кругах,(по тому что,своему заблуждению,думал,что национальная идея приведет к процветанию народа),поняв пагубность и неугодность Богу своих дел и убеждений ,начал поиски истины.
Он посещал разные храмы (т.е храмы всех конфесий:униатов,католиков и т.д)и никак не мог понять где истина,где наши корни.Что из этого разнообразия выбрать.
Итак как всей душой он просил у Бога ,что бы Он указал ему истинный путь,а Господь никогда не отвергающий ищущих Его и всем хотящим спастися и в разум истины прийти,открыл ему это путь в следующем видении.
Ночью ,после молитвы ,когда он уснул,во сне ему представилось ,что он перенесен в какое то пустынное место,и поставлен в уединенной пещере,а перед ним стоят,не оборачиваясь к нему два монаха и что-то записывают.Еще далее ,впереди пред ними(монахами)в сеянии предстоит Архангел Гавриил и держит в руке развернутый свиток,как бы пергамент,на котором записана вся славянская азбука(кириллица)и говорит:»Се даю во благовествование Слова Божия»

Одному из монахов Архангел Гавриил сказал.чтобы он писал буквы,другому,чтобы записывал транскрипцию на них,т.е звучание.Стоявшие пред Архангелом Гавриилом два монаха  были св.равноапостольные просветители славян Кирилл и Мефодий.
Из жития этих равноапостольных мужей мы знаем,что они были призваны к просвещению славянских языческих племен,так как мужи они были образованный и мудрые.Ихнее изречение:»Без книжного писания просвещать эти народы-это все равно, что писать вилами по воде.»
А так как славяне были ,в то время ,в языческом ослеплении и у них не было даже своей азбуки,письма,то перед Кириллом и Мефодием встала очень трудная задача как же их пресветить.
Они понимали,что без помощи Божией с этим делом им не справится.
И вот они удаляются в уединенное место,налагают на себя сорокадневный пост и усиленно молятся ко Господу,и просят Его о помощи.Господь внимющий молящимся и не оставляяющим без Своей Всесильной помощи,не оставляет  и этих взывающих двух братьев.
Как когда то в Назарете к Пречистой Деве Марии был послан Архангел Гавриил с благой вестью о спасении людей, так и сим двум братьям был послан по велению Божию Светлый Благовестник,чтобы сообщить им благую весть о спасении и возвращении от тьми идолопоклонства ко  Свету  люда славянского.
Преподавая славянскую азбуку, Архангел Гавриил благовестил саму речь Всевышнего к нам:

«Я указываю знанияе,говори Добро,како люди мыслите рцы слово твердо есть,Он покой»
http://s5.uploads.ru/t/ZPwCE.jpg
Кирилл и Мефодий в предстоянии Спасу на престоле с Архангелами Михаилом и Гавриилом
1080 г.

Базилика Сан Клементе, Рим, Италия
Из всего этого видно,что не человеческое это изобретение славянский язык ,а дар Божий.
И те люди которые выступают против него (т.е говорят о замене на какой либо современный язык,русский или украинский или какой либо другой язык,произошедший от славянского)суть богоборцы ибо идут против наставления Божьего.
Это Святой язык,в котором нет ни одного бренного слова ,он дан нам небом для славословия Божьего и мы должны его трепетно хранить и беречь его,так как храним и бережем исконную Православную веру нашу,ибо без славянского языка не станет и Православия.
После вразумления Божьего этот человек понял,что истинная вера там ,где незыблемо хранят заветы,предания и каноны,,а не там где играют и  меняют не изменяемое в угоду страстьям и политической карьере,что бы обльстить людей и добиться обманом власти,,используя бездуховность народа.Атак как хранительницей истины, церковно-славянского языка и незыблемости канонов есть Православная церковь, то он всем сердцем, всею душею обратился к Православию. Порвав все отношения со своими бывшими единомышленниками он, забрав семью, переехал в тихий ,скромный гордок,по дальше от суеты и начал тихо идти по пути спасения души в лоне нашей Матери-Церкви Православной.
Он побывал у многих старцев,рассказывая о произошедшем,как Бог его направил на стезю спасения.Мнение старцев было однозначным-это не прелесть,ему надо верить и внимать. Ведь все что было показано ему в этом видении,так и произошло на самом деле.
Во время посещения одного из старцев,ему было дано наставления,что молится нужно по канонику или молитвослову с церковно-славянским набором шрифта.Старец сказал,что одно только воззрение на славянские буквы,уже дает молитвенный, древний дух,дух наши святых которые по нему молились.И этот дух очищает,освещает человека и призывает к нему Благодать Божию.Поучение псково-печерских старев своим чадам.

Отредактировано Синезия (2018-12-09 00:10:04)

+5

3

В Фиваиде есть место, называемое Тавенна; там был монах Пахомий, один из великих подвижников,
удостоившийся дара пророческого и видений ангельских. Он был весьма нищелюбив и человеколюбив.
Однажды, когда он сидел в своей пещере, явился ему Ангел Господень и сказал:
«Пахомий! Ты сделал свое дело, посему теперь не должно тебе оставаться в этой пещере.
Пойди собери всех молодых монахов, живи с ними и управляй ими по уставу, какой дам тебе».
Потом он дал ему медную доску, на которой написано было следующее:

«Позволяй каждому есть и пить по потребности; назначай им труды, соразмерные с силами каждого;
не возбраняй ни поститься, ни есть; труды тяжелые возлагай на тех, которые крепче силами и больше едят,
а малые и легкие назначай слабым, которые не привыкли к подвижничеству.
Келии устрой отдельные в одном здании, и в каждой келии пусть живут по три.
Пища пусть предлагается для всех в одном месте. Спать не должны они лежа,
но пусть устроят себе седалища с отлогими задниками и спят на них сидя,
постлавши постель свою.  На ночь они должны оставаться в льняных хитонах и препоясанные.
У каждого должна быть белая козья милоть (мантия); без нее не должны они ни есть ни спать.
Но к принятию Таин Христовых по субботам и воскресеньям да приступают  только с наглавником,
развязав пояс и снявши милоть». А наглавники Ангел назначил им без подвязок, как у детей,
и на них приказал положить изображение пурпурового креста.  Братию он повелел разделить
на двадцать четыре чина:   по числу двадцати четырех букв – так, чтобы каждый чин означался
греческими буквами от альфы и беты по порядку до омеги, чтобы, когда архимандриту нужно будет
спросить  или узнать о ком-либо из столь многих братий, он спрашивал у своего помощника,
в каком состоянии находится чин альфы (α) или чин беты (β), либо же просил отнести благословение чину ро (ρ)…
Наименование каждой буквы уже само собою указывало бы на означаемый ею чин.
«Инокам, более других простым и незлобивым, – продолжал Ангел,– дай имя иоты (ι),
а непокорных и крутых нравом отметь буквою кси (χ), выражая таким образом самою
формою буквы свойство наклонностей, нрава и жизни каждого чина.
Знаки сии будут поняты только духовным».

На доске написано было еще, что, ежели придет странник из другого монастыря, где живут по другому уставу,
он не должен ни есть, ни пить вместе с ними, даже не входить в монастырь, исключая того случая, когда он будет найден на дороге.
А однажды вошедший должен остаться с ними навсегда. «К высшим подвигам прежде трех лет не допускай его – только после трех лет,
когда совершит он тяжкие работы, пусть вступит на это поприще. За трапезою головы у всех должны быть покрыты наглавником,
чтобы один брат не видел, как ест другой. Не должно также разговаривать во время трапезы, ни смотреть по сторонам,
а только на стол или в блюдо». Ангел положил совершать монахам в продолжение всякого дня двенадцать молитв,
также вечером двенадцать, ночью двенадцать и три в девятом часу. Когда братии рассудится прийти за трапезу в большом числе,
то каждый чин пред совершением молитвы должен петь псалом. Когда же Пахомий великий на это сказал, что молитв мало,
Ангел говорит ему: «Я положил столько для того, чтобы и слабые удобно, без отягощения, могли выполнять правило;
совершенные же не имеют нужды в уставе, ибо, пребывая наедине в келии, они всю жизнь свою проводят в созерцании Бога.
Устав дал я тем, у которых ум еще не зрел, чтобы они, хотя как непокорные рабы, по страху к господину выполняя общее правило жизни,
достигали свободы духа».

Дав сей устав и тем исполнив свое служение, Ангел удалился от Великого Пахомия.
Правило это приняли весьма многие монастыри, в которых число братий простирается до семи тысяч человек.
Первый и великий монастырь, в котором жил сам блаженный Пахомий и который был рассадником других монастырей,
имеет братии около тысячи трехсот человек.

(Епископ Еленопольский Палладий. Лавсаик, или повествование о жизни святых и блаженных отцов.
Часть 2).Преподобный Пахомий Великий - день памяти 28.05 н.ст. (15.05 ст.ст.)

+++++++++++++++++++++

…Изучение истории монашества показывает, что бывали периоды, когда оно приходило в упадок,
но потом Промыслом Божиим переживало расцвет и возрождение. Книга судеб Божиих для нас, смертных,
покрыта непроницаемым мраком, но отчасти причины этого явления Господь открыл основателю общежительного
монашества преп. Пахомию Великому (IV в.) в следующем видении:

«Видел он великое множество иноков, совершавших путь во рву, крайне глубоком и стремнистом.
Одни из них, желая выбраться оттуда, встречали преграды и стояли в нерешимости; другие, блуждая туда и сюда,
ударялись друг о друга лбами, потому что место то было покрыто густою тьмою; третьи, выбившись из сил,
падали в изнеможении; четвёртые, не зная, как быть, испускали лишь плачевные вопли; и разве очень редкие,
после страшных усилий, успевали выбраться на свет Божий из этой мрачной бездны, выражая великую свою о том
радость живыми чувствами благодарения Богу.

В то же время дано было ему уразуметь и значение всего виденного. Он понял, что число иноков, держащихся его устава,
увеличится до чрезмерности, но что вместе с тем внутренняя жизнь среди них крайне ослабеет; что нерадивые возьмут верх
над ревностными и станут утеснять их; что невежество, нечувствие и разленение заступят место совершенств духовных,
какими теперь украшаются все иноки; что большая часть зла произойдёт от недостатка хороших настоятелей, места которых
будут занимаемы лицами честолюбивыми, неспособными вести других к совершенству по недостатку опытности и нехотению
самим проходить путь, который должны бы указывать другим; что они будут добиваться сих мест непрямыми путями,
споря друг с другом и внося смуты в обители; что при этой борьбе честолюбцев злые будут преследовать добрых, которым,
наконец, едва можно будет жить в монастыре, и они должны будут умолкнуть.

Преподобный Пахомий, узнав, какое в последние дни будет среди иноков небрежение, леность и помрачение, и падения,
и что наружность только в них будет иночества, рыдал о том горько.

Он воззвал тогда ко Господу:
«Увы, Господи! Если такова будет участь устроенного мною чина иноческого, то для чего и повелевал Ты мне учреждать его?
Если настоятели будут так худы, каковы же будут те, которые будут состоять под их управлением? Когда слепец поведёт слепца,
не впадут ли они оба в яму? Выходит, я напрасно трудился. Помяни, Господи, труды мои и труды братий моих, с таким усердием
и верностию живущих по моему уставу. Помяни, Господи, обетование Твое, в коем обещал Ты до конца веков сохранить духовное потомство мое.
Ты ведаешь, Боже мой, что, с тех пор, как облекся я иноческий образ, никогда не давал себе вдоволь ни хлеба, ни воды, ни сна».

Услышал он глас, сказавший ему: «Пахомий! Ты хвалишься слишком много, тогда как и ты — то же, что и всякий человек.
Проси милости для себя самого, и не забывай, что, если бывает что, бывает по милости Моей»
. Тогда преп. Пахомий, простёршись на земле,
воззвал: «Праведен еси, Господи! Умоляю смиренно благость Твою помиловать меня и никогда не отвращать от меня лица Твоего!
Верую, что никто не может постоять, если Ты не благоволишь поддержать его».

Явился ему Господь Иисус Христос и сказал: «Дерзай, Пахомий, и крепись, ибо семя твое духовное не оскудеет до скончания века,
и многие из тех, кто придут после тебя, из глубины того мрачного рва Моею помощью спасутся и явятся выше нынешних добродетельных иноков.
Ибо нынешние наставляются примером твоего жития и просвещаются добродетелями, а те, кто будут после тебя, виденные тобой во мрачном рве,
не имеющие наставников, способных вывести их из мрака, собственным своим произволением отскочив от тьмы, усердно пойдут светлым путём
Моих заповедей и угодными Мне явятся. Иные же напастями и бедами спасутся и сравняются великим святым.
Истинно, говорю тебе: они получат то же спасение, что и нынешние иноки, совершенно и непорочно жительствующие».
Господь обещал, что, несмотря на нравственный упадок среди иноков преп. Пахомия, который дано было ему провидеть,
Он навсегда сохранит святый род истинных чад его духовных, что в обителях общежительных, которых родоначальником был
преп. Пахомий, исполнялось во все времена и исполняется доселе».

(Древние иноческие уставы. Житие преп. Пахомия М. 1994.)
ЕПИСКОП ЕЛЕНОПОЛЬСКИЙ ПАЛЛАДИЙ: «О ПАХОМИИ И ЖИВШИХ С НИМ»
http://vsetsaritsa.ru/ortidox_saints/re … _28.05.php

Отредактировано Синезия (2018-12-10 22:42:02)

+3

4

Посмертные вещания преподобного Нила Мироточивого Афонского
Глава 27: Извещение одному преподобному о том, сколь греховно осуждение пред Богом

Когда встают со стола (после трапезы, за которою осуж­дали) и воссылают возношение,
то это возношение вос­ходит как мерзость пред Богом. Спрашиваю я вас, от­чего молитва ваша
делается мерзостию пред Богом? Делается - ради празднословия. Через осудительное празднословие
оскверняется благодарение (молитвенное) трапе­зовавших людей, становясь как серный дым пред Богом...
Некий преподобный просил и молил Бога сжалиться над осуждающими. Раз, два, три и четыре раза
воссылал он моление о сем к Богу. Бог, видя такую молитву, ежедневно воссылаемую ему (преподобным),
удостоверяет его следующим чудесным образом в том, что возношение наветников* есть мерзость пред Богом.
Посылает Бог ангела собрать на одно блюдо (изображения) всего того, что происходит от возделы­вания
наветниками зла своего. Собрал все это (ангел) и, дер­жа все в руках своих, принял образ человека, делая вид,
что (хочет) пронести сие мимо преподобного. Преподобный же, когда ангел приблизился, отвернул от него лицо свое.
Ангел сказал: «Отчего, авва, отворачиваешь ты лицо твое?» Говорит преподобный: «Не в силах выносить я сего смрада
и зловония». Говорит ангел: «Ты и на малое мгновение не в силах вынести такого зловония, как же (просишь),
чтобы Бог ежедневно выносил его пред Лицом Своим? Т. е. не отв­ращал бы Лица Своего от мерзких молитв осуждающих
и от душ их? Уже одно долготерпение Бога, с которым Он долготерпит подобному зловонию, есть великое милосердие Божие...».

http://polno.my1.ru/posmertnye_veshhani … c186714821

Ради этого и говорю я вам: благодарение (молитвенное) осудителей есть мерзость пред Богом...
Осудительное много­словие делает человека недостойным неба и земли. Молчание делает человека досточтимым.
Многословие доводит до того, что человек становится отвратительным... Это проклятое мно­гословие производит
сквернословие;  сквернословие же предает человека блуду; блуд развивает пристрастие к брату (мужестрастие);
пристрастие же к брату растлевает молитву в человеке.

__________

*Т. е. осуждающих ближнего своего.

Отредактировано Синезия (2018-12-10 22:44:02)

+4


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Жизнь Церкви » Явления Господа,Богородицы,Ангелов ,Святых и их наставления людям