Вверх страницы

Вниз страницы

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Жития святых.

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Дарина написал(а):

Вместо того чтобы изгонять или убивать друидов как язычников, он обращал их к Евангелию Иисуса Христа. Таким образом, христианство в Ирландии возникло на канонических основах и в гармонии с дохристианской духовностью страны. Благодаря всецелой преданности Богу и настойчивости святого Патрика и его учеников Ирландия стала бастионом христианства.

О какой такой гармонии тут идёт речь?

Какая может быть гармония между христианством и язычеством друидов которые занимались колдовством,  поклонялись бесам и приносили им человеческие кровавые жерты.

Откуда взяли этот текст?!

0

32

togiya написал(а):

Откуда взяли этот текст?!

Видимо готовили тщательно и длительно, чтоб православные "проглотили".
Бастион православия...смешно честное слово. Он поминал папу, а уже тогда были разделения на хулящих Господа и пока сомневающих. Бог с ними, правды мы то все равно не узнаем.

0

33

ЛАЗАРЬ ЧЕТВЕРОДНЕВНЫЙ, ДРУГ ХРИСТОВ. НЕСКОЛЬКО ФАКТОВ О ВОСКРЕСШЕМ ЛАЗАРЕ И ЕГО ДАЛЬНЕЙШЕЙ СУДЬБЕ

Воскрешение Лазаря – величайшее знамение, прообраз Всеобщего воскресения, обещанного Господом. Фигура же самого воскресшего Лазаря остается как бы в тени этого события, а ведь он был одним из первых христианских епископов. Как же сложилась его жизнь после возвращения из плена смерти? Где его могила и сохранились ли мощи? Почему Христос называет его другом и как же получилось, что толпы свидетелей воскрешения этого человека не только не уверовали, но донесли на Христа фарисеям? Рассмотрим эти и другие моменты, связанные с удивительным евангельским чудом.

Знаете ли вы, что на похоронах Лазаря присутствовало много людей?

В отличие от одноименного героя из притчи «О богаче и Лазаре», праведный Лазарь из Вифании был реальным человеком и к тому же – небедным. Судя по тому, что у него были слуги (Ин. 11: 3), его сестра помазывала ноги Спасителя дорогим маслом (Ин. 12: 3), после смерти Лазаря положили в отдельную гробницу, и его оплакивало множество иудеев (Ин. 11: 31, 33), Лазарь, вероятно, был состоятельным и известным человеком.

В силу знатности семья Лазаря пользовалась, по-видимому, особенной любовью и уважением среди людей, так как к осиротевшим после смерти брата сестрам пришли оплакивать их горе многие из иудеев, живших в Иерусалиме. Святой град находился стадиях в пятнадцати от Вифании (Ин. 11: 18), это около трех километров.

«Дивный Ловец человеков избрал непокорных иудеев очевидцами чуда, и те сами показали гроб умершего, отвалили камень от входа в пещеру, вдохнули смрад разлагающегося тела. Своими ушами услышали призыв мертвецу воскреснуть, своими глазами увидели первые его шаги по воскресении, своими руками развязали погребальные пелены, убедившись, что это не призрак. Что же, все иудеи уверовали во Христа? Отнюдь. Но пошли к начальникам, и «с этого дня положили убить Иисуса» (Ин. 11: 53). Так подтвердилась правота Господа, изрекшего устами Авраама в притче о богаче и нищем Лазаре: «Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (Лк. 16: 31)».

После убиения первомученика Стефана Лазарь был посажен в лодку без весел и отправлен в море

Знаете ли вы, что Лазарь стал епископом
Подвергаясь смертельной опасности, после убиения святого первомученика Стефана святой Лазарь был отведен на побережье моря, посажен в лодку без весел и удален из пределов Иудеи. Божественным произволением Лазарь вместе с учеником Господним Максимином и святым Келидонием (слепым, исцеленным Господом)приплыл к берегам Кипра. Будучи до воскрешения тридцати лет от роду, он прожил на острове еще более тридцати лет. Здесь Лазарь встретил апостолов Павла и Варнаву. Ими он был возведен в епископы города Китии (Китиона, у евреев называвшегося Хетим). Руины античного города Китиона обнаружены при археологических раскопках и доступны для осмотра (из жития Лазаря Четверодневного).

Предание говорит, что после воскрешения Лазарь хранил строгое воздержание, и что епископский омофор подарила ему Пречистая Матерь Божия, сделав его Своими руками (Синаксарь).

«Действительно, неверие начальников иудейских и более влиятельных учителей Иерусалима, не уступившее столь разительному, явному чуду, совершенному на глазах у целой толпы народа, есть явление изумительное в истории человечества; с этого времени оно перестало быть неверием, а стало сознательным противлением явной истине («ныне же и видеша и возненавидеша Меня и Отца Моего» (Ин. 15: 24)».

Знаете ли вы, что Господь Иисус Христос называл Лазаря другом?

Об этом повествует Евангелие от Иоанна, в котором Господь наш Иисус Христос, желая идти в Вифанию, говорит ученикам: «Лазарь, друг наш, уснул». Именем дружбы Христа и Лазаря Мария и Марфа призывают Господа помочь брату, говоря: «Вот, кого ты любишь, болен» (Ин. 12: 3). В толковании блаженного Феофилакта Болгарского Христос намеренно делает акцент на том, ради чего Он хочет идти в Вифанию: «Так как ученики боялись идти в Иудею, то Он говорит им: “Я иду не за тем, за чем ходил прежде, чтобы ожидать опасности со стороны иудеев, а иду разбудить друга”».

Знаете ли вы, где находятся мощи святого Лазаря Четверодневного?
Святые мощи епископа Лазаря были обретены в Китии. Они лежали в мраморном ковчеге, на котором было написано: «Лазарь Четверодневный, друг Христов».

Византийский император Лев Мудрый (886–911) повелел в 898 году перенести мощи Лазаря в Константинополь и положить в храме во имя Праведного Лазаря.

В наши дни его мощи почивают на острове Кипр в городе Ларнаке в храме, освященном в честь святого. В подземной крипте этого храма находится гробница, в которой был некогда погребен праведный Лазарь.

Крипт церкви Лазаря.
Здесь находится пустая гробница с подписью "Друг Христа", в которой был некогда погребен праведный Лазарь.

Знаете ли вы, что единственный описанный случай, когда Господь Иисус Христос плакал, связан именно со смертью Лазаря?
«Плачет Господь потому, что видит подвергшимся тлению созданного по Его собственному образу человека, дабы отнять нашу слезу, ибо для того и умер, чтобы и нас освободить от смерти»(Святитель Кирилл Иерусалимский).

Знаете ли вы, что Евангелие, где говорится о плачущем Христе, заключает в себе основной христологический догмат?
«Как человек Иисус Христос и спрашивает, и плачет, и делает все другое, что свидетельствовало бы о том, что Он – человек; а как Бог Он воскрешает четырехдневного и издающего уже запах трупа мертвеца и вообще делает то, что свидетельствовало бы о том, что Он Бог. Иисус Христос желает, чтобы люди удостоверились, что Он имеет и ту, и другую природу, а потому и являет Себя то человеком, то Богом» (Евфимий Зигабен).

Единственный описанный случай, когда Господь плакал, связан со смертью Лазаря

Знаете ли вы, почему Господь называет смерть Лазаря сном?
Господь называет смерть Лазаря успением (в церковнославянском тексте), а воскрешение, которое Он намерен совершить, – пробуждением. Этим Он хотел сказать, что смерть для Лазаря – состояние скоропреходящее. 

Лазарь заболел, и ученики Христа сказали Ему:«Господи! вот, кого Ты любишь, болен» (Ин. 11: 3). И после этого Он с учениками ушел в Иудею. И тогда Лазарь умирает. Уже там, в Иудее, Христос говорит ученикам: «Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его» (Ин. 11: 11). Но апостолы не поняли Его и сказали: «Если уснул, то выздоровеет» (Ин. 11: 12), имея в виду, по слову блаженного Феофилакта Болгарского, что приход Христа к Лазарю не только не необходим, но и вреден для друга: потому что «если сон, как нам думается, служит к его выздоровлению, а Ты пойдешь и разбудишь его, то Ты воспрепятствуешь выздоровлению». Кроме того, само Евангелие нам объясняет, почему смерть названа сном: «Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном» (Ин. 11: 13). И потом Он прямо объявил, что «Лазарь умер» (Ин. 11: 14).

Святой Феофилакт Болгарский говорит о трех причинах, по которым Господь назвал смерть сном:

1) «по смиренномудрию, ибо не хотел показаться хвастливым, а прикровенно назвал воскрешение разбуждением от сна... Ибо, сказав, что Лазарь «умер», Господь не прибавил: пойду, воскрешу его»;

2) «чтобы показать нам, что и всякая смерть есть сон и успокоение»;

3) «хотя кончина Лазаря для прочих и была смертью, но для Самого Иисуса, поелику Он намеревался воскресить его, она была не более, чем сон. Как нам легко разбудить спящего, так, и еще в тысячу раз более, для Него удобно воскресить умершего», «да прославится через» это чудо «Сын Божий» (Ин. 11: 4

Знаете ли вы, где находится могила, откуда вышел Лазарь, возвращенный Господом к земной жизни?

Гробница Лазаря находится в Вифании, в трех километрах от Иерусалима. Сейчас, правда, Вифания отождествляется с поселком, по-арабски именуемом Аль-Айзария, который вырос уже в христианское время, в IV веке, вокруг гробницы самого Лазаря. Древняя же Вифания, где жила семья праведного Лазаря, находилась поодаль от Аль-Айзарии – выше по склону. С древней Вифанией тесно связаны многие события земного служения Иисуса Христа. Каждый раз, когда Господь шел с учениками по Иерихонской дороге в Иерусалим, их путь проходил через это селение. 

Знаете ли вы, что могилу Лазаря почитают и мусульмане?
Современная Вифания (Аль-Айзария или Eizariya) – это территория частично признанного государства Палестина, где подавляющая часть населения – арабы-мусульмане, поселившиеся в этих краях уже в VII веке. О поклонении мусульман могиле праведного Лазаря писал еще в XIII веке монах-доминиканец Бурхардт Сионский.

Знаете ли вы, что воскрешение Лазаря – ключ к пониманию всего четвертого Евангелия?
Воскрешение Лазаря – это величайшее знамение, которое готовит читателя к Воскресению Христову и является прообразом обещанной всем верующим вечной жизни: «Верующий в Сына имеет жизнь вечную» (Ин. 3: 36); «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет» (Ин. 11: 25).

https://m.vk.com/wall-48572919_9725

единственное, что меня смутило, это указание на то, что притча о бедняке Лазаре в Евангелии, подразумевает вымышленность этого персонажа.

+1

34

0

35

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ЕВСЕВИЙ, ЕПИСКОП САМОСАТСКИЙ
День памяти: 22 июня
http://www.dogma.gr/wp-content/uploads/2016/06/%CE%91%CE%93%CE%99%CE%9F%CE%A3-%CE%95%CE%A5%CE%A3%CE%95%CE%92%CE%99%CE%9F%CE%A3-1-666x399.jpg

Священномученик Евсевий, епископ Самосатский, твердо стоял за православное исповедание, утвержденное на I Вселенском Соборе в Никее в 325 году,
за что терпел преследования от ариан, неоднократно лишавших его кафедры и изгонявших в заточение
.

Император Констанций (337 - 361), покровитель ариан, узнав о том, что у святителя Евсевия хранится соборный акт
об избрании на Антиохийскую кафедру православного архиепископа Мелетия,  послал к нему приказ отдать этот акт.
Святитель решительно отказался исполнить приказание.  Разгневанный император послал сказать, что если он
не отдаст акт, то ему отсекут правую руку. Святой Евсевий протянул посланному обе руки со словами: "Отсеките, но акта собора,
в котором обличается злоба и беззаконие ариан, я не отдам".
Император Констанций удивился смелости епископа, но не причинил ему вреда.

После Констанция воцарился Юлиан Отступник (361 - 363). Наступило еще более трудное время - началось открытое гонение на христиан.
Святитель Евсевий, скрывая свой сан, в одежде воина прошел через всю Сирию, Финикию и Палестину, утверждая христиан в православной вере.
Он поставлял в пустующие церкви священников и диаконов, рукополагал епископов, отвергавших арианскую ересь.

После гибели Юлиана Отступника воцарился благочестивый царь Иовиан (363 - 364), в правление которого гонение прекратилось.
Возвратившийся из ссылки архиепископ Мелетий по совету святого Евсевия в 379 году созвал в Антиохии Поместный Собор.
В нем участвовало 27 епископов и было подтверждено православное вероучение, принятое на I Вселенском Соборе. Ариане,
боясь твердых исповедников Православия - святителей Мелетия, Евсевия и Пелагия, пользовавшихся большим уважением императора,
поставили свои подписи под соборным определением.  После смерти императора Иовиана началось правление арианина Валента (364 - 378).
Православные вновь стали подвергаться преследованиям. Святой Мелетий был изгнан в Армению, святой Пелагий - в Аравию,
а святитель Евсевий осужден на заточение во Фракию. Получив царский указ, святой Евсевий ночью уехал из Самосаты,
чтобы предотвратить возмущение почитавшего его народа. Узнав об отъезде епископа, верующие настигли его и с плачем
умоляли возвратиться.  Святитель отказался исполнить просьбу пасомых, сказав, что следует повиноваться существующей власти.
Святитель убеждал пасомых твердо держаться Православия, благословил их и отправился на место ссылки.
На Самосатскую кафедру был послан арианин Евномий, однако народ не принял еретика. Православные не ходили в храм и избегали встречи с ним.
Еретик-арианин понял, что не сможет привлечь к себе самостоятельную паству.

Вступивший на престол император Грациан (375 - 383) возвратил из изгнания всех пострадавших при арианах православных архиереев.
Святитель Евсевий также возвратился в Самосаты и продолжил труды по церковному благоустроению.  Вместе со святым Мелетием они поставляли
на место ариан православных архиереев и священнослужителей. Около 380 года он прибыл в арианский город Долихины, чтобы поставить в нем
православного епископа Марина.  Женщина-арианка сбросила с крыши черепицу, которая пробила голову святителю.
Умирая, он по примеру Спасителя простил ей вину и просил окружавших не делать ей зла.  Тело святителя Евсевия было перенесено в Самосаты
и с плачем погребено его пасомыми. На место святителя был возведен его племянник, блаженный Антиох, и Самосатская Церковь продолжала
твердо исповедовать православную веру, прочно насажденную трудами святого священномученика Евсевия

+2

36

Старец Иеромонах Феофил, Христа ради юродивый, Подвижник и прозорливец Киево-Печерской Лавры (1788-1853)

https://azbyka.ru/days/assets/img/saints/1052/p1b0i3i3m91vtb181l1njg1p721aga3.png

https://www.fatheralexander.org/booklet … ofil_r.htm

+3

37

http://sd.uploads.ru/t/bzHhi.jpg

О СВЯТОМ МУЧИНИКЕ УАРЕ и церковной молитве за неправославных

О неуставной службе мученику Уару

В докладе на епархиальном собрании Москвы 2003 г. Святейший Патриарх Алексий II отметил: «В последнее время все более получает распространение почитание святого мученика Уара. В честь его строятся часовни, пишутся иконы. Из его жития следует, что он имел особую благодать от Бога молиться за некрещеных умерших людей. Во времена воинствующего атеизма в нашей стране много людей выросло и умерло некрещеными, и их верующие родственники хотят молиться об их упокоении. Такая частная молитва никогда не запрещалась. Но в церковной молитве, за богослужением, мы поминаем лишь чад Церкви, приобщившихся к ней через Таинство Святого Крещения.

Некоторые настоятели, руководствуясь меркантильными соображениями, совершают церковное поминовение людей некрещеных, принимая массу записок и пожертвований на такое поминовение и уверяя людей, что такое поминовение равносильно Таинству Святого Крещения. У людей малоцерковных создается впечатление, что не обязательно принимать Святое Крещение или быть членом Церкви, достаточно лишь молиться мученику Уару. Такое отношение к почитанию святого мученика Уара недопустимо и противоречит нашему церковному вероучению» [5, с. 23–24]

Предстоятель Русской Церкви справедливо указал на то важное каноническое нарушение, которое, к сожалению, стало в последнее время уже довольно распространенным явлением.

Однако не житие святого мученика Уара дает основание к тем искажениям православного благочестия, о которых говорил Патриарх. Никто же не молится о язычниках, прибегая к помощи пророка Ионы, хотя корабельщики просили его: востани и моли Бога твоего, яко да спасет ны Бог, да не погибнем (Иона 1, 6).

Для указанной антиканонической практики, к сожалению, имеется текстуальное основание в последних изданиях богослужебных Миней [7].

http://www.blagogon.ru/digest/111/

+2

38

Святые угодники Божии
26 дек в 9:53
Праведный Иона(Атаманский), Одесский чудотворец

http://pravoslavie.ru/sas/image/102328/232878.x.jpg

Однажды в Одессу приехала крестьянка и привезла с собой двухлетнего сына, слепого от рождения. До нее дошли слухи, что проф. В.П. Филатов делает глазные операции и многим возвращает зрение. Она обратилась к нему. Но Филатов, продержав ребенка у себя в клинике, объяснил матери что излечить ребенка он не может и что наука вообще в данном случае бессильна. Огорченная мать пошла к о. Ионе и просила его помощи. Батюшка обещал помолиться. Девять ночей простоял на молитве, служил непрерывно молебны и акафисты, а на 10-й день ребенок на руках матери прозрел. Случай этот наделал в городе много шума. Дошло до профессора Филатова, и он был поражен. Советская власть устроила следствие и показательный суд. На суд вызвали Филатова. Отцу Ионе инкриминировали обман и шантаж, но профессор Филатов твердо заявил, что это именно тот ребенок, которого он не брался излечить, и признал наличность чуда. Судьи порочили Филатова, стыдили его и говорили: «Как можно допустить здесь чудо?». Но профессор твердо стоял на своем, и суд окончился ничем: никого не осудили, никого не наказали и веру религиозную не только не убили, но, даже наоборот, укрепили.

У одного крестьянина был слепорожденный ребенок. Мальчику было 12 лет. Услышав, что о. Иона исцеляет слепых, крестьянин привез сына к нему. Батюшка отправил их к Филатову. «Только чудо может ему помочь»,— сказал профессор. Родители вернулись к о. Ионе. Батюшка предложил оставить мальчика у себя. Дело было в Великом посту. Отец Иона начал молиться о слепом и причащать его. Через две недели мальчик прозрел. После этого случая Филатов стал посещать о. Иону и сделался его другом. Когда спрашивали его, как он нашел способ пересадки тканей, он отвечал: «При помощи молитв о. Ионы».

Наверное, за всю историю Одессы не было более известного приходского священника. К о. Ионе за помощью и советом шли не только жители Одессы и окрестностей, но и многих других мест. Когда южане приезжали к о. Иоанну Кронштадтскому, тот говорил: «Зачем вы трудитесь приезжать ко мне? У вас есть свой Иоанн Кронштадтский — отец Иона». Между ними, этими двумя светильниками, были взаимная любовь и почитание. Отец Иоанн батюшке Ионе прислал в подарок чудное белое облачение с отделкой василькового цвета. Отец Иона очень любил это облачение.

Особенно настоятеля Свято-Николаевского храма любили его родные прихожане — портовики и их семьи. Ни один пароход не отходил от причала без благословения о. Ионы, ни один таможенный досмотр не производился без него. Только о. Иона мог дать разрешение на вывоз икон.

В первые годы советской власти ее органы не трогали о. Иону Потом стали делать обыски в его доме и храме, вызывали на допросы.

В эти годы Церковь постигает еще одно бедствие — обновленческий и автокефальный расколы.

Накануне обновленческого раскола отцу Ионе явилось видение, когда он стоял у престола за всенощной. Он вдруг умолк, застыл и через некоторое время, подняв руки, стал восклицать: «Хвалите имя Господне, хвалите имя Господне! Аллилуиа, Аллилуиа». Так, с поднятыми вверх руками, всего в слезах, увели его, неокончившего службу, из церкви домой. Присутствующие поняли, что батюшке было видение.

Старшая его дочь Вера видела только, как огнем наполнился весь алтарь. А позже о. Иона рассказывал, что он видел: шел Христос, за Ним священники, раздирающие на Нем ризы. Рядом с Господом шел преп. Серафим Саровский и горько плакал. А Господь сказал ему: «Не плачь, они покаются!»Отец Иона и еще несколько священников не поддались диавольскому прельщению и во все годы гонений, несмотря на угрозы, твердо были верны Святейшему патриарху Тихону. Вразумляя своих малодушных собратьев, о. Иона говорил: «Держитесь Богом посланного в наше смутное время второго Ермогена – Святейшего патриарха Тихона, и не идите за наемниками и за теми, которые «прелазят инуде» , ибо они «татие суть и разбойницы» (Ин. 10:1—8). Много бед, горя и скорбей причинили ему обновленцы. По их навету его хотели выслать. Но Господь охранял о. Иону, как Своего избранника. Однажды недоброжелатели в день Ангела преподнесли ему отравленный пирог. Отец Иона по своей прозорливости им сказал, чтобы пирог забрали обратно: «Я его не съем, а сколько людей отравятся...». И, как было предсказано в видении, позже, убедившись в своей ошибке, обновленческие священники приходили к о. Ионе каяться. При этом они кланялись ему в ноги и просили прощения. Батюшка им говорил: «Кланяйтесь не мне, а народу, который вы ввели в заблуждение!» Кающиеся священники выходили на амвон, становились на колени и кланялись людям, прося прощения. Только тогда о. Иона воссоединял их с Православной Церковью.

В это время в городе появился некто, объявивший себя антихристом, будораживший умы легковерных людей, в народе было немалое смятение. О. Иона призвал своих прихожан к молитве о том, чтобы человек этот сам пришел к нему в Церковь. Тот не заставил себя долго ждать. Придя на литургию и растолкав людей, он вошел прямо в алтарь и просил разрешения выйти к народу в качестве «антихриста».

На это батюшка сказал, указывая на главную святыню храма: «Вот Престол и на нем восседает Царь Славы, поэтому ты, бес, молчи, а ты, Андрей, говори». Во время этой необычной исповеди о. Иона несколько раз запрещал бесу и, наконец, совсем изгнал его. Выйдя из храма, человек этот, измученный и утомленный, поплелся вверх по Потемкинской лестнице и, сев на одну из верхних ступенек, долго еще вытирал пот с лица. Он снова стал прежним Андреем, ушедшим от родных несколько лет назад и молитвами о. Ионы возвращенным в лоно родной Православной Церкви. «Я уверен— говорил батюшка, — что этот человек станет серьезным подвижником». =========Отец Иона окормлял женский Свято-Михайловский монастырь, в котором у него мною было духовных чад. Однажды фельдшер монастырской больницы монахиня Галина, будучи чем-то очень взволнована, допустила ошибку: вместо 0,06 г какого-то ядовитого вещества взяла 6 г. Дав выпить больной монахине это лекарство и увидев проявление на ней признаков отравления, монахиня Галина бросилась в Портовую церковь, где служил о. Иона. Увидев о. Иону выходившим из храма, она упала к его ногам со словами: «Батюшка, я отравила сестру!» — и стала просить его молитв. Выслушав объяснение и просьбу, о. Иона стал молиться, сказав лишь кратко: «Молитесь и вы». Вернувшись в монастырь, м. Галина увидела больную в добром здравии. «Напрасно ты ходила за врачом,— сказала она,— мне минут через 40 вдруг стало совсем хорошо». По времени это был момент молитвы о. Ионы.

И другой случай исцеления. Служил в Свято-Михайловском монастыре молодой священник отец Никанор. Жил он там вместе с семьей и болел скрытой формой туберкулеза. В ту суровую осень он простудился. После долгой болезни туберкулез перешел в открытую форму. Началось сильное кровохарканье, больной метался в жару и окружающие ничем не могли ему помочь. Опытный врач, осмотрев больного, сказал: «Поднимается температура. Если дойдет до 40 и выше, знайте, что наступает агония». Услышав такой приговор и видя уже грозные признаки наступающего конца, матушка Галина снова спешит за помощью к отцу Ионе. Праведник, несмотря на усталость после Богослужения, обещал прийти. Пока больного готовили к Таинству, о. Иона не замедлил приехать. Молча вошел он с надвинутой на глаза скуфией. Ни на кого не глядя и не здороваясь, он тихо шептал про себя молитву: «Ныне Силы Небесные с нами невидимо служат». Когда окончилась исповедь, все присутствующие, стоявшие в коридоре у двери, явственно услышали громко произнесенные слова: «Отче, брате и чадо: прощаю, разрешаю, и... исцеляю!». Эти слова произвели на всех потрясающее впечатление. Ушел праведник так же молча, ни с кем не попрощавшись. А у больного прекратилось кровохарканье, упала температура. Через короткое время он уже поднялся, стал ходить. И на первом же после смертельной болезни богослужении ему сослужил его спаситель и молитвенник отец Иона Атаманский.

Отец Иона окормлял не только Свято-Михайловский монастырь, находящийся в городе, но и Благовещенский, стоявший в 25 верстах от Одессы. Батюшка любил его и называл «мое Благовещенское чадо». Монахиня этого монастыря м. Онуфрия (в мантии Антония (Журова) рассказывала: «Однажды приходит в монастырь женщина и спрашивает: «А кто здесь о. Иона?» Когда ей объяснили, она рассказала свой сон. Явилась ей покойная мать и сказала: «Все забыли о нас, никто не молится, не посещает. И только о. Иона проездом навестил нас и мы получили великое утешение».

Оказывается, действительно, о. Иона, проезжая мимо старого заброшенного кладбища, был тронут жалким его видом и остановился там помолиться.

Бывая в Благовещенском монастыре, батюшка часто предупреждал сестер не подходить к нему, если внезапно увидят его присутствующим на Богослужении. В эти моменты он непостижимым образом, «в теле или вне тела», посещал любимую свою обитель.

В последние годы жизни, предвидя будущие скорби, праведный Иона в храме Благовещенского монастыря сказал: «Я вижу 200 венцов мученических над сестрами». Во время гонений 200 монахинь были замучены.

Великосветское общество города также находило духовное окормление в лице отца Ионы. Одна из женщин, духовная дочь о. Ионы, муж которой занимал большой пост, вспоминала: «Мы сидели в театре, когда того требовало служебное положение мужа, — в парижских шляпках, но творили молитву Иисусову».

В 1921 году советская власть под видом помощи голодающим провела акцию изъятия церковных ценностей, которая имела своей целью лишить Церковь богослужебной утвари и подорвать ее жизнеспособность. Во время ее выполнения Свято-Никольский храм лишился многого из своего имущества, а настоятель подвергся вскоре и аресту. Но в защиту своего пастыря выступило большое число людей. На Маразлиевской улице собралось такое множество его заступников из числа рабочих и крестьян, поднялся такой шум, что власти вынуждены были его выпустить. Слишком велика была любовь к нему народа, слишком популярен был образ отца Ионы, и это удерживало атеистическую власть от расправы над батюшкой. Тяжелая болезнь — уремия приблизила кончину старца, и 17 мая 1924 года праведник отошел к Господу.

Похороны его были грандиозными. Отдать последний долг почившему пастырю в порту собралась вся верующая Одесса. Рабочие, несмотря на объявление этого воскресного дня рабочим днем, крестьяне, нищие, так называемые «босяки», благодетелем которых был отец Иона, а также множество людей из окрестных сел и городов съехались хоронить своего молитвенника и благодетеля. Желая как-то уменьшить число людей, желающих присутствовать при погребении, власти перенесли день похорон с воскресенья на понедельник. Но в понедельник съехалось еще больше народа. Вся громадная Потемкинская лестница, внизу которой находилась церковь св. Николая и дом, где батюшка жил, была густо запружена многочисленной толпой народа. Рабочие просили задержать вынос тела до 4-х часов вечера, когда оканчивается их трудовой день. После соборного отпевания и обнесения почившего вокруг храма с пением ирмосов «Помощник и Покровитель» погребальная процессия отправилась на кладбище. Толпа народа плавно поднималась за гробом по каменной лестнице на Ришельевскую улицу, на которой все балконы и окна были заняты людьми. Вблизи церквей и на перекрестках улиц служились литии.

С 16 часов до позднего вечера грандиозная похоронная процессия двигалась через весь город к православному кладбищу на Слободке, где со слезами, молитвой и пением многочисленным хором «Вечной памяти», тихо опустили в землю тело чтимого пастыря. Гроб, крышку и дубовый крест портовые рабочие, несмотря на дальнее расстояние, несли на руках от Свято-Николаевского храма до могилы.

Выбор места захоронения сделал сам о. Иона. Он запретил хоронить себя в Портовой церкви, предвидя ее разрушение. «Церковь разорят, храма этого не будет» — говорил священник и заповедал похоронить себя у могилы родителей, среди природы, которую он очень любил. «Храма не стройте, похороните около родных, чтобы птичка могла пропеть надо мной».

После смерти особым почитанием стала пользоваться комната, где о. Иона провел последние дни своей жизни, Это была маленькая узенькая спальня, где стояли кровать, кресло, в котором скончался о. Иона, и простой деревянный шкафчик, в котором под стеклом находилось много икон.

На 20-й день после смерти, во время посещения этой спальни почитателями, ребенок одного из них, указывая на кресло, сказал: «Дедушка сидит».

Когда похоронили о. Иону, приехал издалека один священник и опоздал. Тогда он решил пойти на могилу о. Ионы и проститься с ним. Было уже позднее время, совсем темно, и когда он подошел к могиле, то увидел над ней двух Ангелов.

Могила о. Ионы до сих пор является местом молитвы для всех, хранящих память о нем. У иконы теплится лампада. Почитатели о. Ионы в дни его именин, смерти, праздничные и поминальные дни стекаются к его могиле, ища здесь молитвенной помощи у покойного батюшки и получая ее. Вот лишь некоторые случаи: в 1947 году женщина, больная припадками, пришла на могилу батюшки, плакала здесь и молилась и упала около могилы, испуская пену. Очнувшись, она почувствовала себя здоровой. Припадки с той поры прекратились.

Другая женщина, врач-стоматолог, опасно заболела. Доктора советовали ей делать операцию, так как ее положение было серьезным. Верующие соседи посоветовали ей сходить на могилу о. Ионы. Тяжело страдая, она с трудом добралась до могилы. По возвращении домой из больного места стал истекать гной и она поправилась.

Одна женщина, похоронив своего мужа, решила продать его вещи и сделать ему памятник. Перед этим она пошла на могилу о. Ионы помолиться, чтобы он помог ей осуществить задуманное. Ночью ей снится о. Иона и говорит: «Ты не делай памятник своему мужу, он уже мертв, а пойди по адресу (он указал ей адрес), там пропадает человек, и ты должна его спасти». Так она и поступила, отнеся все вещи покойного мужа по указанному адресу. Там от пьянства пропадал человек, не имея уже никакой одежды. Женщина отдала все вещи ему. С тех пор он преобразился, стал здоровым человеком.

Одна из духовных дочерей о. Ионы сохранила целую коробку хлеба, который по окончании обедни обычно раздавал о. Иона. Однажды с ее родственницей произошло несчастье: вспыхнула бензинка, женщину залило бензином и она превратилась в горящий факел. Ожоги были признаны смертельными. Узнав об этом несчастье, духовная дочь о Ионы отправилась в больницу и дала больной съесть кусочек хлеба о. Ионы. По молитвам батюшки она осталась жива и поправилась.

Как в прошлые десятилетия, так и ныне совершаются дивные чудеса по молитвам святого Ионы. Для всех сегодня ясно, что на Слободском кладбище в Одессе лежит праведник.

Праведный Иона, Одесский чудотворец — один из величайших подвижников XX века. Он явил в своем житии много различных образов святости. Он одновременно был обличителем обнов-ленческого раскола и прекрасным проповедником, ревностным миссионером и питателем бедных, суровым аскетом и любящим отцом. Он принадлежал к белому духовенству и имел много детей и внуков, но, о нем говорили великие киевские подвижники того времени: «Мы, монахи, его не стоим, он намного выше нас». Он получил от Бога власть целить раненые души и недугующие телеса. Проникая за завесу времени и пространства, он мог читать мысли людей и отвечать на них прежде, нежели они выражали их.

Непрестанная молитва и строгое воздержание делали его подлинным святым, подобно его современнику праведному Иоанну Кронштадтскому.

Ныне на небесах он продолжает молиться за призывающих его и посещать их, как показывают творящиеся на его могиле чудеса и исцеления.

Пусть это житие вдохновляет православных христиан, чтобы не овладело ими малодушие в трудах благочестия.

Пусть оно покажет, что вопреки всем нашим слабостям и недостаткам «Иисус Христос вчера и днесь, Тойже и во веки» (Евр. 13:8), и что нет ничего угоднее Богу и спасительное для человека, чем праведная жизнь во Христе, образцом которой был праведный протоиерей Иона Атаманский.
https://m.vk.com/wall29367333_2257

+1

39

ЧУДОТВОРНАЯ

РЕДАКЦИЯ ПУБЛИКУЕТ ОЧЕРЕДНОЙ РАССКАЗ православного писателя, певчего и иконописца Свято-Иоанновского монастыря иеродиакона Никона (Муртазова).

Иноческий постриг мать Илария приняла ещё в юности в Симферополе, откуда сама родом. Потом долгие годы была насельницей Пюхтицкого женского монастыря в Эстонии, где, не жалея себя, до поздней ночи трудилась с другими сёстрами по восстановлению и трудоустройству святой обители.

http://www.logoslovo.ru/media/pic_middle/18/56236.jpg

Ныне матушка — схимонахиня Иоанновского женского монастыря. А пришла она сюда одиннадцать лет назад, когда Иоанновский монастырь вновь открылся по благословению духовного чиноначалия. В монастыре на Карповке мать Илария усердно несёт послушания, главное из которых — чтение «Неусыпаемой Псалтири». День и ночь читается «Неусыпаемая Псалтирь», и отрадно становится на душе, что и за тебя, усталый путник, возносится к Богу сердечная молитва.

А в полукруглой келии матушки всегда так светло и благостно. На небольшом столике лежат святое Евангелие и Псалтирь, рядом — букетик живых цветов. На божнице и стене много икон, среди которых висит особо почитаемая старицей икона преподобного Серафима Саровского. Пред ней всегда горит лампада и читается акафист. Мать Илария особо чтит Саровского подвижника после одного чуда, произошедшего с этим образом.

* * *

«Давно это было, — вспоминает она, — ещё в детстве. Мы только приехали тогда жить в большое село Старая Письмянка, где открылась машинотракторная станция. Семья у нас большая, и, чтобы прокормить детей, отец стал механизатором. Шёл 1938 год. Дома у нас своего не было, и нас временно поселили в здании МТС. За стеной нашей комнаты разместились кухня, столовая, кладовая с продуктами. А вскоре в подвале дома появилось множество крыс, которые днём и ночью шныряли по всем комнатам и закутам, пугая обитателей. Однажды утром, когда вся семья собралась за семейным столом, бабушка рассказала, какой чудесный сон ей привиделся. Будто пришёл к нам святой батюшка Серафим с посошком в руке и говорит: «Татьяна, зачем ты меня в темницу посадила? Я тысячу дней добровольно стоял на камне, а ты меня насильно в тюрьму заключила». Бабушка не смутилась и отвечает: «Да что ты, дорогой! Я человек неграмотный, никогда ни с кем не судилась. Да и как я могла тебя в темницу посадить?» Старец повернулся и ушёл, а вместе с ним ушёл и сон. Подивились мы странному сну, да и забыли вскорости.

Чуть позже пошли мы с бабушкой на речку. Там народ собрался. Оказывается, привезли туда сельские мужики большие церковные иконы, чтобы сколотить из них ящики для солидола. Да только ни у кого рука не поднимается — приснилось прошлой ночью одному, что стал он пилить икону, а из разреза кровь потекла. Сильно напугало это мужиков, однако к работе приступили. Бабушка моя упала на колени, припала к иконам и, плача, стала их целовать, причитать, будто над покойником. Потом она встала и, взяв меня за руку, спешным шагом пошла домой. А лики святых, изрубленные топорами, сурово глядели в небо, призывая его в свидетели.

На другое утро, собираясь спозаранку на работу, отец сел завтракать и вдруг увидел, что крышка сундука, стоявшего в углу, зашевелилась. Потом это заметили все. Крышка слегка приподнималась и опускалась, как будто кто-то хотел вылезти из него. «Боже мой, Боже мой! Чего я боялась, то и случилось. В сундук проникли крысы и всё, наверное, там съели», — опечалилась бабушка. «Степа, — обратилась она к моему отцу, — ты погоди на работу-то идти. Помоги сначала крысу поймать и убить». Перекрестившись, отец встал из-за стола, взял небольшую палку и стал осторожно приподнимать крышку сундука. Когда крышка откинулась, никакой крысы в сундуке не оказалось. А на самом верху лежала небольшая старинная икона преподобного Серафима Саровского, ранее спрятанная бабушкой на самое дно сундука. Завёрнутая в кофточку и сарафан икона чудесным образом поднялась наверх, развернулась из своих пелёнок и теперь лежала свободная, словно просясь на угольник стены. Была иконка в киоте под стеклом и потому нисколько не повредилась. Бабушка вспомнила свой давешний сон и заплакала: «Ах, вот в какую темницу я батюшку Серафима заключила. Прости меня, дорогой батюшка». Она сделала земной поклон, бережно взяла икону в руки, поцеловала и благоговейно поставила её на божницу.

Почему так не совсем разумно берегла бабушка эту икону, я узнала, когда повзрослела. Оказывается, мой прадед, отец бабушки, в 1903 году пешком ходил в Саров на открытие мощей Серафима Саровского Чудотворца и принёс оттуда этот образ. А вскоре начались гонения на Церковь, храмы стали закрывать, а иконы сжигать на кострах, сваливать в кучу в подвалах музеев. Напуганные кощунством и святотатством, православные люди стали прятать подальше от посторонних глаз иконы и духовные книги. Наверное, это и побудило бабушку спрятать икону преподобного Серафима Саровского на дно сундука, а со временем она забыла об этом. Но преподобный сам напомнил о себе, а вместе с тем укрепил веру, возжёг покаянные чувства в сердцах моих сродников. И эти чувства храня, я ежедневно молюсь перед иконой угодника Божия святого Серафима, чтобы хранил он мир, страну и обитель нашу».

https://vzov.ru/2017/09-11/34.html

+1

40

ПРЕПОДОБНАЯ МАНЕФА ГОМЕЛЬСКАЯ

http://sa.uploads.ru/CjnBG.jpg

http://s9.uploads.ru/Zx2GE.jpg

http://sv-manefa.hram.by/?p=29

В благословенный Богом день 1 апреля 1918 года в деревне Севруки под Гомелем в семье Владимира и Гликерии Скопичевых родилась дочь Мария, названная в Святом Крещении в честь святой Египетской отшельницы и ставшая, несмотря на свою пожизненную телесную немощь, великой подвижницей и молитвенницей Белорусской земли.
Мария родилась с церебральным параличом, так что надежды на избавление от тяжелого неисцелимого недуга не было, и она без ропота несла этот данный ей от рождения крест. Еще в детстве в ночном видении святой были показаны две дороги и было сказано: “По левой пойдешь, спокойно жизнь проживешь, по правой - скорбеть будешь…”. И богомудрая Мария выбрала тогда правый - скорбный - путь.

Ее сызмальства отличали терпение, смирение и любовь. Она старалась помогать матери, и всегда была занята делом: стирала на реке, убиралась дома, готовила. Она как-будто бы не замечала свой недуг, и старалась быть наравне с другими. Окружающие любили Марию за добрый нрав и золотые сердце и руки. Чтобы быть полезной людям, она научилась превосходно кроить и шить одежду. И у нее обшивались все соседи.

Первым Марию назвал монахиней облагодетельствованный ею нищенствующий старец. И действительно она еще до пострига выделялась от своих сверстников тем, что всегда молилась. Часто просила отнести ее на церковный праздник или просто для молитвы в женский монастырь в Ченках. Ее мама всегда отзывалась на эти просьбы. Возьмет Марию на плечи и идут они в монастырский храм, сменяя молитвы беседой. Путь не близкий. Спросят Гликерию: “Не тяжело ли бывает?” Она в ответ: “А я не знаю, как-то так быстро доходим, слава Богу!”
Встречаясь с девушкой, игумения Ченковского Тихвинского монастыря Поликсения всякий раз звала ее к себе в обитель. И она много молилась, прежде чем решилась на это, наконец-то почувствовав призыв Божий. Радостно принятая игуменией Поликсенией Мария приняла в день празднования Преображения Господня малосхимнический монашеский постриг.

Умерев для мира, она целиком и полностью подчинила свою волю воле Божией, непрестанно молилась, строго постилась, рукодельничала, была образцово послушной и духовно созрела для полного ангельского образа. Ее пoстриг в великую схиму совершил один из последних Оптинских старцев - прозорливый схиигумен Макарий, ставший духовным отцом схимонахини Манефы. Перед своей кончиной он поручил ее иеросхимонаху Артемию (Потоцкому). Постоянно пребывая в трезвении и молитве, матушка Манефа благодатно обновлялась духом, и, преодолевая немощность тела, всем своим сокрушенным и смиренным сердцем стремилась к совершенству.

После лютых гонений на веру грянула попущенная Богом за безбожную пропаганду Вторая мировая война. Без оставивших Белую Русь большевиков монахини Ченковского монастыря возвратились в свою обитель, а схимонахиня Манефа поселилась в деревне Вишнёвка Теренического сельсовета в семье верующих престарелых супругов Кизёвых. В это время Господь даровал преподобной Манефе благодатную прозорливость. Когда подвижник становится богоносным, духоносным, он обладает целым рядом духовных дарований - тех дарований, которые были так обильны в древней Церкви, и известия о которых читаются в памятниках трех первых веков христианства. Обладает дарами: различения духов, властью над бесами, проявляющейся в борьбе с искусительными нападениями злых духов и победе над ними, а также в изгнании демонов из одержимых; исцеления болезней, даже воскрешения мертвых; сподобляется откровений горнего мира, чаще всего в видениях света; в прозрении и прорицании будущего. Дарования различны, и не всякий подвижник может обладать всеми ими; высшая степень обладания ими бесконечна, и не всякий достигает ее здесь, на земле. Но всякий настоящий подвижник в той или иной мере непременно получает духовные дарования одного или нескольких видов - обладание ими является признаком истинного подвижничества. Вот почему жития преподобных наполнены чудесами, явлениями силы и Духа. Но дивные знамения не являются исключительными и редкими указаниями свыше на богоугодность жизни того или иного подвижника. Они обнаруживают правильность подвижнического пути и нормальную степень духовного возраста инока, органически связаны с его духовным ростом и обязательно проявляются на известной ступени нравственной высоты.[1]

Общение человека с прозорливым подвижником при очевидности или неочевидности для этого человека имеющегося у подвижника пророческого дара в случае пользы его проявления служит раскрытию общечеловеческой и персональной Божественной воли о человеке. Если кто-то целенаправленно ищет ответ на вопрос как поступить, что предпринять, как жить или что делать, правильное и полезное решение этих и многих других проблем предполагает раскрытие человеку по благодати той же воли Божией. Встреча с Божиим пророком даже для неверующего человека может в корне переменить всю его жизнь, привести к вере, упрочить и углубить веру того, у кого она уже есть, но и здесь все исходит и все ведет от Бога и к Богу, и связано с Его совершенной и спасительной о нас волей. Сама по себе прозорливость без раскрытия воли Божией смысла не имеет, пользы не приносит и к спасению не приведет. Дар прозорливости в мотивации вопрошающего и отвечающего участников духовного общения, подразумевает знание одним и полученное от него познание другим воли Божией, как правило, в интересах и на пользу вопрошающему. Но ясное и конкретное раскрытие воли Божией о человеке подразумевает волю Самого Господа, участие прозорливца и готовность ее принять или нежелание ею руководствоваться со стороны самого человека. В войну в Вишнёвке ежегодно 24 сентября по деревенской улице из дома в дом торжественно переносили крестным ходом икону и украшенную полотном деревянную свечу. Люди верили, что это поможет ушедшим на фронт мужьям и сыновьям, и таким образом молитвенно, ограждали их от смерти. Свечу перед иконой всегда держала святая Манефа, которую несли на плечах. При этом ее часто прямо на ходу спрашивали о своих мужьях, сыновьях, отцах. И матушка прозорливо открывала женщинам долю их близких, хотя иногда, щадя вдовицу, бывало умалчивала о смерти воина-мужа. Так, она не говорила имеющей большую семью Стефаниде правду о гибели ее кормильца-супруга. А Анне Мироненко часто повторяла: “Молись, молись за мужа”. Он был в плену в Бельгии, и вернулся живым. Когда уже после войны святая Манефа из-за сильной скованности позвоночника и ног и вынужденной малоподвижности располнела, муж Анны, Филипп Мироненко, стал возить матушку на праздники в храм на повозке. Однажды, когда он вез прозорливицу из Вишнёвки в Гомель, матушка говорит: “Филиппушка, скоро нам встретятся нехорошие люди, так ты обойдись с ними тихонько, не груби, и не противоречь им”. Филипп обладал недюжинной силой и никого не боялся. Но в неспокойное и тяжелое во всех отношениях послевоенное время появляться вдали от населенного пункта было действительно опасно. На подъезде к деревне Залипье их остановили семеро бандитов, спросили закурить и окружили телегу, на которой сидела матушка Манефа. Филипп поспешил достать полный табака кисет и отдал его бандитам. И те по молитвам преподобной отступили и пропустили повозку. Люди удивлялись потом тому, что бандиты их не тронули и не обидели отличавшуюся особой одухотворенной красотой святую Манефу. Вскоре ей пришлось вернуться в родительский дом, в деревню Севруки, где остался без присмотра сестры еще не ставший на ноги и нуждавшийся в помощи племянник. В первые послевоенные годы с продуктами было трудно. И у преподобной не было ничего, кроме подогретой на плите водицы. Она совсем ослабела и ожидала скорую голодную кончину, когда к ней из далекой Вишнёвки по глубоким сугробам добралась Анна Мироненко с сухарями. Приняв их, как из руки Божией, благодарная Анне преподобная прозорливо произнесла: “Отныне не сойдет хлеб со стола твоих детей и внуков”.

Ченковский монастырь разогнали, но живущая в миру схимонахиня Манефа по-прежнему помогала людям, и своей святостью привлекала, притягивала к себе страждущих односельчан, и людей из дальних мест. Многие замечали: как скажет матушка, так и нужно поступать, как благословит, так и будет.
Дом, в котором жила матушка Манефа.

Указания не старой годами старицы были ясны и действенны. Матушка призывала людей сердечно и безотлагательно просить у Господа прощения грехов, советовала молиться Богу, читать акафист Божией Матери, заказывать поминовения в монастырях, подавать милостыню и быть милосердными. В ее словах была такая убедительность и благодатная сила, что мало кто сомневался в матушкиных советах, которые давали правильное направление на жизненном пути, приводили людей к вере и очень ее укрепляли. Преподобная прозорливо знала, кто и с какими помыслами к ней идет. С людьми говорила просто, ровно, никогда не повышая голоса. Могла сказать незнакомым ей прежде людям о самом сокровенном в их душе, рассказать о прошлом, предсказать будущее, дать безошибочно полезный совет. Молитвы матушки Манефы приносили исцеления. Старица была искренней бессребренницей, и, совершая исцеления, ничего не брала от людей за это. Но, имея благословение схиигумена Макария, с благодарностью принимала то, что ей настойчиво давали во славу Божию, и кормила этим совсем неимущих и приходящих издалека. Никто из них не уходил от матушки голодным. Ее посещали и священники для духовного общения, и миряне, имеющие душевные и телесные нужды. Приходили и совсем недуховные люди, и, познавая силу молитв преподобной, искренне обращались к Богу.

Господь не оставлял без помощи и поддержки и саму немощную телом, но освященную и просвещенную Его Духом схимонахиню Манефу. Он посылал ей опекавших и оберегавших ее сподвижников и сподвижниц. Долгое время с ней прожили бывшая медицинская сестра монахиня Анна и монахиня Фотина, позже принявшая схиму с именем Евстафия, которые обрабатывали огород и вели по-монашески скромное матушкино хозяйство. У каждой из них было свое послушание: монахиня Анна читала молитвы, акафисты, псалтирь, помогала принимать посетителей, ходила стирать на реку, а монахиня Фотина готовила и убирала. В большой духовной дружбе с матушкой был пострадавший за веру Христову, побывавший в ссылках и в Сибири ее духовник, иеросхимонах Артемий (Потоцкий), служивший в Довске. Отец Артемий направлял к матушке Манефе многих людей, нуждающихся в благодатной духовной помощи.

Господь послал схимонахине Манефе духовного сына, прибывшего в Гомель глубоко верующего фронтовика-офицера Николая Маличева. Он временно определился на проживание к схимонахине Серафиме, и, прослышав о прозорливости схимонахини Манефы, пришел к матушке,чтобы получить облегчение от мучивших его болезней. Пристально оглядев его, преподобная коротко и твердо сказала: “Будешь священником”. И у самого Николая в глубине сердца проскальзывала раньше такая мысль, как призвание свыше, и он, оставив работу на деревообрабатывающем комбинате, переселился к прозорливой матушке Манефе, принял монашество от схиигумена Макария, и вскоре был рукоположен во иеромонаха. Так образовался маленький монастырь, в котором были: духовниксвященник, старица-схимонахиня Манефа и монахини Анна и Фотина. Отец Николай выстроил двухкомнатную деревянную пристройку для приезжих, летнюю кухню, и соорудил матушке коляску. Между приемом паломников, духовных чад, молитвой и службой матушка Манефа шила, вышивала или штопала белье. Наволочки, постельное белье, носки, покрывала - все было аккуратно заштопано, все было чисто и опрятно. Во время шитья монахиня Анна вслух читала матушке ее любимые псалмы 26, 50, 90-й, 17-ю кафизму и всю псалтирь.

Летом матушка сидела во дворе, шила или вышивала, одновременно принимая приезжих. Почти все свои средства матушка отдавала на монастырь. Матушка Манефа никого не упрекала, не укоряла в грехах. Ее спокойное лицо выражало искреннее сочувствие, любовь, доброжелательность, жизнерадостность. Матушка советовала почаще читать от нападения врагов псалом “Живый в помощи” и, как она ее называла, “давоскресную” молитву.

Святая Манефа прозорливо рассказала отчаявшейся от скорби по умершему 26-ти летнему сыну Марие всю ее жизнь. Той хотелось знать причину смерти сына. Она впадала в отчаяние, так как во всем себя винила. Матушка успокоила Марию, сказав: “Все по воле Бога. Бог спас его и твою душу от погибели. И уповая на милость Божию, становись на молитвенное служение, принося покаяние за себя и за сына”. Мария была фронтовой медсестрой, видела много человеческих смертей и мучений, и теперь для нее открылись и высокий смысл страданий, и правда о спасении человеческой души через веру. Тело уязвимо и смертно. Душа же вечна. Она и раньше старалась творить добро, помогать людям, а теперь стала это делать до полного самоотречения. Как только выпадало свободное время, она шла к матушке Манефе. Трудилась на огороде, помогала делать на зиму заготовки для угощения людей, приезжавших к старице за советом. А еще, уходя домой, набирала вещей в стирку. Бывало, идет по разбитой дождем колее, упадет обессиленная, кажется, что силы совсем ее покидают, так что и останется здесь под дождем на дороге. Но по молитвам матушки вновь появлялись силы для исполнения добровольного послушания. Видя нуждающихся в ее помощи людей, Мария забывала свое горе. Она помогала матушке Манефе, а после ее смерти - матушке Серафиме. Но было у Марии одно высокое желание, о котором она так и не решилась сказать своей духовной матери Манефе. Мария хотела во чтобы то не стало вернуть верующим Гомельский собор святых апостолов Петра и Павла, восстановить его, и сделать центром духовной жизни, как это и было раньше. Не было между ними об этом прямого разговора, но святыми молитвами матушки Манефы Мария впоследствии с неимоверными сложностями и трудами, по милости Божией осуществила и это. Приняв монашеский постриг, она в настоящее время является старостой благолепно восстановленного Гомельского кафедрального собора. В начале 1950 года в дом к матушке пришла и стала ее чадом 26-летняя Любовь Мисько. В 1948 году она работала заместителем начальника 4-го почтового отделения. Работа эта ей нравилась, и ее любили все, кому она приносила в дом денежное пособие. Любили за то, что она, не ограничиваясь служебным долгом, в случае нужды и за больными присмотрит, и сходит для них в магазин и аптеку. Ее сердце дышало Христовой любовью, и она делала все это во славу Божию, пока не потеряла здоровье. Как-то, когда Любовь осталась одна на почте, ее несколько раз ударил по голове металлической трубой грабитель. Девушка оказала сопротивление, преступник ни с чем скрылся, а она целый год провела в больнице. Головная боль не прекращалась и была столь сильной, что Любе пришлось уволиться с работы. У нее дома была иконка святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Однажды ночью ей приснилось, будто к ней сошла с иконы святая София и подала маленький флакончик лекарства с оранжевой биркой. Сон был очень ярким, и очень хорошо ей запомнился. Как раз в это же время ее мать Дарья, решилась отвести Любу к схимонахине Манефе. 17 февраля они по большим сугробам дошли до Севруков. Матушка Манефа предложила болящей перенести в сарай дрова. И хоть и жалко ей было новое пальто, но послушание она выполнила. Вечером матушка пригласила ее еще придти во вторую неделю Великого Поста. А пока обещала связаться со знакомым киевским доктором Поповым. И на прощание заверила Любу: “Ты будешь здорова!” Та отвечала: “Нет, я давно болею, и уже не надеюсь”. - Будешь! - уверенно повторила матушка. Вскоре, позвав ее к себе, матушка Манефа сообщила, что доктор хочет сам увидеть больную и, что после Пасхи им придется ехать в Киев. Так и случилось. После Светлой Христовой Пасхи Люба, схимонахиня Манефа, иеросхимонах Артемий, иеромонах Николай, монахини Анна и Валентина стали собираться в поездку. В институте гомеопатии, куда они прибыли, профессор, осмотрев больную, подал ей тот самый флакончик, который ей зимой приснился. Это лекарство ее полностью восстановило, и впоследствии Люба смогла устроиться на работу. После этого она не уходила от матушки. Утром на работу, а вечером пешком в деревню Севруки.

Матушка очень болела, между складок кожи у нее были постоянные язвы, которые почти не заживали, и все время гноились. Тело ее было покрыто струпьями. Люба отдирала корки на ее теле, часто меняла повязки. Какое мужество надо было иметь, чтобы терпеть такие боли! Преподобная только однажды заплакала, когда в доме протоиерея Василия Копычко матушка Валентина, увидев причину ее страданий, испугалась. Вскоре матушка Валентина отвезла матушку Манефу к врачу, который, осмотрев раны, с состраданием спросил: “Как вы это терпите?” По назначению врача Любовь Мисько каждые 15 минут меняла матушке Манефе повязки с лекарством. Мария Богуш возила их в Гомель и стирала. Однажды матушка Манефа спросила у иеросхимонаха Артемия, почему она так болеет. А отец Артемий ответил: “Господь дает болезни для терпения, чтобы в Царствии Небесном была большая слава”. Матушка была очень добрая. Пожертвования и подарки, которые в знак благодарности приносили люди, она не собирала, а тут же раздавала тем, кто в этом нуждался. К матушке иногда приходили люди погадать. “Я не гадаю”, - отвечала им схимница с кротостью и ангельским терпением. У матушки, кроме всего, часто болели почки. Она иногда даже стонала от нестерпимых почечных колик.

Однажды матушке было особенно плохо. Все за нее молились, и не знали, чем оказать ей помочь. Отец Николай читал акафист святителю Феодосию Черниговскому. Ножки у матушки совсем похолодели и посинели. Вдруг матушка говорит: “Подымите меня и поставьте скорее миску”. И все услышали, как что-то ударилось о ее дно. Это был длинный, толщиной с палец, рогатый камень. Трудно было представить, как он вообще мог выйти. Потом матушка ездила к святому Феодосию, чтобы поблагодарить его в самом Чернигове. Когда указом митрополита Антония отец Николай был назначен настоятелем в Свято-Никольскую Кривскую церковь, все матушкины силы и средства были направлены на ремонт этого храма. Мария Богуш, Любовь Мироненко и вообще все ее чада помогали в ремонте и украшении церкви. И вскоре в обновленном храме в честь святителя Николая по воскресным дням и праздникам стала совершаться Божественная литургия и приноситься бескровная Жертва. А храмовые иконы украшали рушники, собственноручно вышитые преподобной Манефой.

Несколько раз матушка видела во сне Божию Матерь. Эти видения были совершенно ясными и сопровождались неописуемыми по их глубине и силе чувствами благоговения и всеобъемлющей любви к Богу, Пречистой и людям. Божия Матерь являлась ей то в строгой, светло-коричневого цвета монашеской одежде, то в виде по-древнему одетой юной, целомудренно прекрасной и милостиво любвеобильной Девы. Она говорила Манефе: “Обращайся ко Мне в молитвах”. И сердце подвижницы при каждом Ее посещении и слове трепетало, и готово было растаять от блаженства.

В 1972 году к матушке обратилась Т.М. Марфуткина. Ее семья очень нуждалась в жилье, и она неоднократно просила местные органы власти, чтобы ей выделили жилье, но им отказывали. Пришла Марфуткина к схимонахине Манефе в слезах, и рассказала, что завтра будут распределять жилье, а ей опять отказали. А матушка говорит: “Иди сегодня же в Никольскую церковь к отцу Василию, и скажи, что от меня, и, чтобы сегодня же отец Василий отслужил акафист Божией Матери”. Марфуткина исполнила благословение матушки, а завтра ей сообщили, что выделили жилье в порядке исключения.

Люди часто обращались к священникам с просьбой отслужить акафист Божией Матери “Скоропослушнице”. И те никогда не отказывали, так как знали, что это благословение матушки Манефы. Однажды в ночном видении матушке явился новопреставленный, умерший в 1978 году митрополит Антоний (Мельников) вместе с назначенным после него митрополитом Филаретом. Владыка Антоний заметил, что преосвященный Филарет - его преемник, богобоязненный архипастырь, хотя он и молод, в нем есть страх Божий. Во время самого краткого ночного отдыха, когда матушка оставалась одна, ее посещал ее уже почивший духовник и старец иеросхимонах Артемий, который и за гробом продолжал ограждать свое чадо от вражеских искушений. Он давал своей ревностной и беспрекословно послушной духовной дочери указания, делал замечания, и велел неусыпно следить за духовным восхождением отца Николая. Являвшемуся ей во сне отцу Артемию матушка Манефа жаловалась на обездвиживавшую ее, все сильнее сковывавшую ее стан и ноги болезнь, и сильное общее недомогание, плакалась, что совсем изнемогла от земной жизни, жаловалась на то, что отец Николай, бывает с ней в большом несогласии и очень ее этим ранит, на что иеросхимонах Артемий отвечал, что ей нужно терпеть: “Все святые терпели и тебе надо терпеть. Пей святую водичку и терпи”. Говорил, что матушка нужна иеромонаху Николаю, ему без нее будет худо. Так, однажды отец Николай сказал какому-то человеку дерзкое слово. Не зная об этом, матушка Манефа во сне увидела отца Артемия, который велел ей: “Скажи отцу Николаю, чтобы не смел грубить людям, а был ласков и терпелив, иначе какой пример подает им? Вина на нем будет, если тем самым отвратит человека от Церкви, да и душе своей повредит”. Услышав это, отец Николай признался, что действительно был такой случай и покаялся в своей дерзости. Давал схимонахине Манефе иеросхимонах Артемий и очень действенные рецепты для посещавших ее болящих.

Как-то раз матушка Манефа проснулась очень встревоженной. Она видела отца Артемия на облаке, а в руках у него была голубая косынка, к которой тянулись бесы. Отец Артемий отбивался от них, говоря, что за грех воровства будет принесено покаяние, но враги не отступали. Тогда матушка Манефа вспомнила, что не исповедывала забытый грех детства, когда она девочкой взяла соседскую косынку, и сшила из нее платье для куклы. Нередко и к самой матушке ночами наведывались принимавшие образ разных людей злые духи, угрожая ей или требуя от преподобной, чтобы она не помогала отцу Николаю и другим духовным чадам. А она прогоняла их прочь своими намоленными шерстяными четками, от взмаха которых вражьи посланники тут же исчезали.

Много нападок терпела матушка от потакающих демонам человеков. Некоторые из них позже каялись в своих злых поступках. Приходили к матушке Манефе люди с разной целью: кто искал помощи Божией, а кто приходил как к гадалке. И к каждому из них у нее был свой подход: кто не вразумлялся и не верил Матери Церкви, того она оставляла без ответа. А всем остальным давала полезные духовные и практические советы: одним советовала помолиться Божией Матери, другим - святителю Тихону и все, благодаря наставлениям матушки, непременно получали просимое. Помогая друг другу и духовно возрастая, вокруг преподобной объединились люди различных возрастов, занятий и судеб. Люба Мироненко знала матушку Манефу с детства. Закончив школу, решила учиться дальше. Но при поступлении в технический ВУЗ не набрала нужного балла. Пришла расстроенная к матушке, а схимонахиня Манефа говорит: “Мне нужно, чтобы ты меня лечила. В медучилище поступишь”. “Но туда трудно поступить”, - говорит Люба. “Тебе сами предложат помощь”, - отвечает матушка. Так по матушкиным словам и случилось.

Близкие знакомые неожиданно предложили помощь в поступлении в медучилище. Закончив фельдшерское отделение, Люба затосковала, ведь ее направляют на работу в дальнюю деревню. Направилась она к матушке. “Но здесь только на полставки”, - плачет Люба. “Не плачь, вернешь свои деньги”, - убеждает ее матушка Манефа. Вскоре напарница ушла в декретный отпуск, и Люба стала работать на полторы ставки. Матушка учила: “Первый жених от Бога, первого купца не надо менять”. Познакомившись с парнем, Люба с сестрой пошла к матушке, рассказала о женихе, что и хата у него есть, и сестра настаивает. “Это не твой жених, - говорит матушка. - Хата тебе вылезет боком”. Но Любе жалко было бросать высокого статного красавца-парня. Ушла к себе матушка. Долго молилась, а Люба с сестрой ждала 8 часов, всю ночь. В 5 часов утра выходит матушка и говорит: “Помни, неси покорно свой крест”, - и благословила на брак. Родился у молодой семьи ребенок. Посмотрела соседка и говорит: “Не жилец он!” Расстроенная Люба побежала с ребенком к матушке Манефе, плачет. Матушка зовет монахиню Анну: “Посади меня в кресло, ребеночка положите на мою кровать!” Впервые на матушкиной кровати лежал кто-то посторонний. Матушка утешает Любу: “Цари и князья помирают”. А потом и говорит: “Жив будет!” Домой Люба не шла, а легко парила. Вскоре опять пришла Люба к матушке Манефе, жаловаться, что у нее нелады в семье. “Неси свой крест покорно”, - напомнила матушка. Имея троих детей, Люба встала на очередь для улучшения жилищных условий. Но все ее обходили, а по молитвам матушки и иеромонаха Николая после ее поездки в Минск, Любе предложили жилье. Однажды матушка сказала Любе: “Будешь ездить на машине, которой ни у кого нет”. Люба не могла понять и много раз переспрашивала, какая такая машина. Матушка отвечала, что не знает, но такой ни у кого нет. Только через 9 лет после смерти матушки муж пригнал из Германии “Мерседес”. Сбылось давнишнее предсказание матушки. Но скорби и трудности не прекратились. Дом мужа отсудила Любина свекровь, так что пришлось Любе с мужем пристраивать трехстен к дому. Любило и уважало матушку белорусское духовенство. К ней ездили за советом и священники из Гомеля отцы Михаил Мандрик, Стефан Гладыщук, Феодор Харик, из Мозыря отцы Василий Тур и Петр Повный ныне архимандрит Феодосий, все их близкие и родные. Кроме Кривской церкви матушка посещала Свято-Никольскую церковь в городе Гомеле и регулярно приступала там к принятию Святых Христовых Таин. Настоятелем этого храма был в то время благочинный Гомельского округа благочестивый отец Василий Копычко. Однажды, когда схимонахиня Манефа, видя, что к батюшке Василию подошел неопрятный человек, и у нее проскользнула вражья мысль, что ей бы не хотелось принимать Святое Причастие после этого человека, в тот же момент отец Василий подозвал матушку к Святой Чаше, с ударением на слово “примет” произнеся: “А теперь примет Святое Причастие во исцеление души и тела схимонахиня Манефа”. При необходимости святая прозорливо указывала молодым подходящих жениха или невесту. Для ищущих благословенных свыше будущих супруга или супругу она советовала обращаться к Божией Матери и Николаю Чудотворцу, по 12 раз читать утром и вечером “Богородице Дево” и “Правило веры”. Все, кто слушал советы матушки Манефы, были счастливы в браке и приезжали ее благодарить.

Бывали случаи, когда матушка Манефа обличала людей в их самых малых, по-человечески понятных тайных мыслях и проступках. Собираясь както навестить матушку Манефу, люди купили себе по пути яйца, что-то отложили для матушки, а остальное укрыли под кустом, чтобы не обнаруживать свой преизбыток. Получив наставление, они собрались уходить, а матушка говорит им: “Вы не забудьте забрать под кустом свои яйца”.

Как-то к матушке пришла женщина, в сумке у которой лежал отрез ткани на юбку, принесенный в подарок преподобной, делать который она перехотела. Поговорила женщина со схимонахиней Манефой и довольная собралась к выходу. Матушка, возвращая ее, говорит: “А ткань ты мне так и не покажешь?” Женщине стало стыдно, и она, сославшись на забывчивость, достала из сумки ткань, приготовленную для подарка. Сердце святой Манефы было особо расположено к людям смиренным. Матушку собралась навестить Татьяна, ставшая теперь матушкой Еванфией, шла к старице и очень робела, да еще две девушки, которые тоже шли к преподобной, стали ее уверять, что матушка никого не принимает. Татьяне очень хотелось видеть Манефу, и она стала творить про себя молитву. “Бог даст, может и примет”, - думала она, пропуская впереди себя тех двух девушек, которые уверенно шли к матушке по праву своего с ней знакомства. Но та отправила их на послушание, а Татьяну пригласила с ней помолиться, потом, внимательно выслушав ее, дала спасительные советы.

Примерно в то же время у родителей не вернулась с выпускного вечера и пропала дочь. Ее не могли найти три месяца. Поехали за помощью к матушке Манефе. Она их выслушала и посоветовала заказать акафист Пресвятой Богородице, во время которого, встав на колени, всем усердно молиться и просить открыть, что стало с дочерью. В церковь на молебен отовсюду собрался народ, и все слезно молились. А на следующий день к обезумевшим от горя родителям пришел парень и рассказал, как он убил и где закопал девушку. До этого следствие никак не могло выйти не только на преступника, но и на место захоронения, а теперь воистинну “познан был Господь по суду, который Он совершил; нечестивый уловлен делами рук своих” (Пс. 9, 17). Удрученных и унывающих от трудностей жизни святая Манефа укрепляла примерами подвигов людей, пострадавших за веру. Она говорила: “Дорогие мои, что нам жаловаться на наше долю? Бог нас питает, дает нам жилье. Никто нас не гонит, не мучает. А вспомните всех тех, кто пострадал за веру, вспомните Иисуса Христа!” “Послушаешь мать Манефу, и ответить нечего. Жизнь по сравнению со всеми ее неприятностями раем покажется. А то и вправду, пока есть время для спасения, нужно не себя жалеть, а больше любить ближних. Ведь первое, о чем спросит Бог человека, так это о любви к ближнему”, - думала Любовь, сейчас уже матушка Митрофания. Послужив матушке Манефе, она стала хранительницей светлой о ней памяти. В январе 1984 года изнемогшая телом мать Манефа попросила, чтобы ее вывезли на улицу на свежий воздух. Вдруг откуда-то налетели птички и стали петь чудную песню. “Птицы Богу Небесному молятся”, - сказала в радости матушка. А ночью во сне ей явился отец Артемий и сказал, что птицы пели к ее смерти. Святая стала вопрошать у своего небожителя-старца время своей кончины, но он ответил, что открыть это ей Богу не угодно. Каждый, кто знал матушку, захотел бы с ней проститься, а ей это было бы уже не по ее физическим силам. Все, кто был близок матушке по очереди дежурили в последнее время у ее постели. И каждому из них она отдала распоряжение на случай своей кончины.

Перед разлучением души подвижницы от ее многострадального тела в глазах схимонахини Манефы на минуту застыл страх от видения пришедших стязаться с ней напоследок врагов спасения, но, увидев потом небесное свидетельство к ней милости Божией, она умиротворенно почила, как заснула. Преподобная Манефа отошла к Богу 12 / 25 февраля 1984 года.

По указанию высокопреосвященнейшего Филарета, митрополита Минского и Белорусского в Севруки было направлено письменное соболезнование. Выражая свои скорбные чувства, владыка Филарет дал указание провозгласить заупокойную ектению по схимонахине Манефе на четвертой седмице Великого поста, а в сороковой день отслужить по ней после совершения Божественной Литургии панихиду по Великопостному чину.

На погребение схимонахини Манефы приехали все, кто знал и любил ее, как свою молитвенницу и матерь. Никто не мог удержаться от слез: ни священники, ни простые люди. Все понимали, что отошла от общей с ними земной юдоли и видимого, и слышимого общения с ними великая и святая избранница Божия. Было сказано много благодарных слов схимонахине Манефе. Не хотелось верить, что пришло время расстаться. Но ее сложный, многотрудный, честной и всецело отданный Богу и людям земной путь завершился. Все молились: “Великий Боже! Прими душу усопшей рабы Твоей схимонахини Манефы в вечные селения Твоя! Введи в Твою Небесную вечную Славу”. Матушку Манефу похоронили на сельском кладбище в Севруках, и установили на ее могиле скромный крест с фотографией и датами рождения и отшествия к Богу. Далеко отстоит кладбище от деревни, но тропа к месту ее погребения не зарастала и до сего дня не зарастает. Помянуть ее и испросить молитв и помощи приходили и приходят многие люди. Всего на три года пережил матушку Манефу иеромонах Николай. И Господь принял его в Свои обители.

Свой домик по завещанию матушка оставила Любе, которая приняла в 1987 году монашество с именем Митрофания, проживая там со схимонахиней Евстафией и монахиней Анной. Стараниями монахини Митрофании и монахини Марии (Богуш) могилы блаженной матушки Манефы и насельников ее “Севруковского монастыря” иеромонаха Николая (Маличева; † 1987 г.); монахини Анны († 1988 г.); схимонахини Евстафии († 1988 г.) находятся в одной ограде и всегда образцово ухожены. Не забывают верные чада свою матушку, и ежегодно 25 февраля поминают ее на ее могилке. Приносят преподобной свои печали и радости, просят о помощи. И по много могущим пред Господом молитвам схимонахини Манефы получают исцеление и помощь. Не забывают свою матушку и севруковцы. Давно выросло в Севруках новое поколение, но люди бережно хранят память о своей угодившей Богу праведной землячке.

Начиная с 2005 года, священники Свято-Петро-Павловского Гомельского кафедрального собора сначала еженедельно, а затем и ежедневно служили на могилке матушки панихиды. 5 августа 2006 года, в преддверии обретения мощей схимонахини Манефы, работница Свято-Петро-Павловского собора раба Божия Валентина видела знаменательный сон, касающийся свидетельства о ее прославлении и об обретении ее честных останков самой преподобной Манефы. Перед тем, как описать данный сон, обратим внимание на то, что монахиня Мария (Богуш) в эту ночь долго молилась в надежде получить от Бога ответ о деле прославления схимонахини Манефы, и, проснувшись в три часа ночи, почувствовала, что произошло что-то очень важное, и что она обо всем скоро узнает. И на следующее же утро раба Божия Валентина, выйдя на работу, сообщила матушке Марии, что этой ночью во сне видела, как будто она стоит на кладбище, у могилы схимонахини Манефы и видит, что близ находящихся могил, как бы и нет, а сама могила матушки разрыта и из нее льется необыкновенный свет. Взглянув в могилу, она увидела находящихся там и беседующих друг с другом матушек Марию и Манефу, причем монахиня Мария больше молчала и слушала свою старицу, которая одобряла все ее действия, связанные с трудами по ее прославлению в чине святых угодников Божиих. При этом лицо схимонахини Манефы было видно, как будто сквозь марлю. Умиленная увиденным Валентина, обратилась к матушкам с вопросом: “Можно ли и мне к вам спуститься?” В ответ услышала: “А ты этого хочешь?” “Очень хочу”, - ответила Валентина и тут же оказалась рядом с сидящими матушками, но, смутившись этим, сказала: “Вы монахини, а я мирская, наверно мне нельзя тут быть, так как могут придти и меня увидеть”. На что схимонахиня Манефа ответила: “Не волнуйся, прежде, чем придут, я помогу тебе так же, как ты и пришла - выйти”. Могила изнутри предстала перед Валентиной, как светлая просторная комната со стенами из круглых аккуратно обтесанных вертикально расположенных бревен. В разговоре с монахиней Марией схимонахиня с такой же, как и при своей жизни, особой любовью и лаской очень ее благодарила. Мать Манефа говорила: “Ты все хорошо делаешь, так и продолжай”. А, обращаясь к Валентине, сказала: “С ногами я тебе помогла, иначе тебе было бы очень плохо. Я всегда вас видела, когда вы приходили ко мне и убирали могилку, и рада была этому. Галина будет монахиней”. “И я хочу тоже”, - сказала Валентина, но ответа не получила. В отношении помощи с ногами следует пояснить то, что Валентина шесть лет болела, у нее на ногах была рожа, из-за которой температура повышалась до 41 градуса, и три раза в год она попадала в больницу, а тяжелейшие приступы боли доходили до семи раз на год. Веря в молитвенное заступничество матушки Манефы, она приходила вместе с матушкой Марией убирать могилку, и молилась об исцелении, которое не замедлило придти от Бога, и вот уже три года как она здорова. Матушка Манефа достала три небольших кусочка хлеба и дала один монахине Марии, один Валентине, как подаваемое им через нее Божие благословение. Валентина при этом подумала, кому же достанется третий? И только потом поняла, что третий кусочек является свидетельством неисчерпаемой благодати Божией, которая будет подаваться всем прибегающим к молитвенной помощи блаженной схимонахини Манефы. Сверху раздался шум приближавшихся людей. “Идут”, - услышала Валентина, и тут же оказалась наверху возле могилы. Оглянувшись, по правую сторону от себя она увидела приближающихся священников Петро-Павловского собора и владыку Аристарха. Проснувшись, Валентина посмотрела на часы, было 3 часа ночи, и уже наяву, долго ощущала в своей комнате благоухание, которое испытывала в сновидении при посещении гробницы схимонахини Манефы.

Проснувшиеся в разных местах в одно и тоже время мать Мария и раба Божия Валентина, впечатленные явленной им Божией благодатью, бодрствовали до утра от переполнявших их духовных переживаний. Встретившись утром, и, все сопоставив, они пришли в еще большое удивление и прославили Бога. А 11 августа 2006 года, в те же три часа по полуночи по благословению высокопреосвященнейшего архиепископа Гомельского и Жлобинского Аристарха протоиереем Иоанном Ленделом, священниками Евгением Трусиловым, Михаилом Дроздовым, Владимиром Петручиком и Алексием Морозом было произведено вскрытие захоронения и обретение честных останков святой схимонахини Манефы. Оставшиеся нетленными ее честные мощи издавали тонкое, но хорошо ощутимое благодатное благоухание. Честные останки извлекли из покоившей их двадцать два года земли, поместили в новый гроб и перевезли в нижний храм святой равноапостольной Марии Магдалины, расположенный под Гомельским Свято-Петро-Павловским кафедральным собором. 18-20 сентября 2006 года мощи были освидетельствованы и облачены для помещения в раку. Они заметно благоухали, так, как, бывает, пахнут прославленные чудотворениями старинные иконы. Перед облачением глава схимонахини Манефы была покрыта наглавником в виде белого кисета, после чего мощи подвижницы облачили в срачицу и схимнические одежды. Была заказана и изготовлена достойная рака. И теперь в Гомельском кафедральном соборе святых Первоверховных апостлов Петра и Павла не только находится принадлежавшая схимонахине Манефе икона Божией Матери “Взыскание погибших”, но и покоятся святые и многоцелебные мощи самой преподобной. И все мы можем прибегать к ним, поклоняться им и получать все просимые с верой блага, обращаясь к святой со словами: “Преподобная мати Манефо, моли Бога о нас!”

При составлении Жития и Воспоминаний были использованы:
Материалы из личного архива монахини Марии (Богуш).
Материалы Гомельского областного государственного архива.

https://www.youtube.com/watch?v=Oc0eFjutXxs

+3

41

Преподобный Иаков Тсаликис

https://youtu.be/fDMLEkuiYzY


https://youtu.be/U4XhFt4YoBs

+3

42

http://sg.uploads.ru/t/nZav8.jpg

Архиепископ Лука (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий — епископ Русской православной церкви, с апреля 1946 года — архиепископ Симферопольский и Крымский, российский и советский хирург, учёный, автор трудов по анестезиологии и гнойной хирургии, доктор медицинских наук, профессор; духовный писатель, доктор богословия (1959). Лауреат Сталинской премии первой степени (1946).

Архиепископ Лука стал жертвой репрессий и провёл в ссылке в общей сложности 11 лет. Реабилитирован в апреле 2000 года. Украинская православная церковь причислила архиепископа Луку к лику святых 22 ноября 1995 года. В августе 2000 года он был канонизирован Русской православной церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания
_
Родился 27 апреля 1877 года в Керчи, в семье провизора Феликса Станиславовича Войно-Ясенецкого и Марии Дмитриевны Войно-Ясенецкой (урождённая Кудрина). Был четвёртым из пятерых детей. Принадлежал к древнему и знатному, но обедневшему белорусско-польскому дворянскому роду Войно-Ясенецких.

В 1889 году семья переехала в Киев, где Валентин окончил Киевскую 2-ю гимназию (1896) и художественную школу. После окончания гимназии стал перед выбором жизненного пути между медициной и рисованием. Подал документы в Академию Художеств, но, поколебавшись, решил выбрать медицину как более полезную обществу. Пытался поступить в Киевский университет на медицинский факультет, но не прошёл. Получив предложение обучаться на естественном факультете, отдавая предпочтение гуманитарным наукам (не любил биологию и химию), он выбрал юридический. Проучившись год, покинул университет. Брал уроки живописи в частной школе профессора Книрра (Мюнхен). Вернувшись в Киев, рисовал с натуры обывателей. Наблюдая нищету, бедность, болезни и страдания простолюдинов, принял окончательное решение стать врачом, чтобы приносить пользу обществу.

Серьёзное увлечение проблемами простого народа привело юношу к толстовству: он спал на полу на ковре и ездил за город косить рожь вместе с крестьянами. В семье это восприняли резко негативно, пытались вернуть его к официальному православию. 30 октября 1897 Валентин писал Толстому с просьбой повлиять на свою семью, а также просил разрешения уехать в Ясную Поляну и жить под его присмотром. После прочтения запрещённой в России книги Толстого «В чём моя вера» разочаровался в толстовстве.

В 1898 году стал студентом медицинского факультета Киевского университета. Учился прекрасно, был старостой группы, особенно преуспевал в изучении анатомии: «Умение весьма тонко рисовать и моя любовь к форме перешли в любовь к анатомии… Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии и хирургии». После выпускных экзаменов, ко всеобщему удивлению, заявил о намерении стать земским врачом: «Я изучал медицину с исключительной целью: быть всю жизнь земским, мужицким врачом».

Устроился работать в Киевский медицинский госпиталь Красного Креста, в составе которого в 1904 году отправился на Русско-Японскую войну. Работал в эвакуационном госпитале в Чите, заведовал хирургическим отделением и получил большую практику, делая крупные операции на костях, суставах и черепе. Многие раны на третий-пятый день покрывались гноем, а на медицинском факультете отсутствовало само понятие гнойной хирургии. Кроме того, в тогдашней России не было понятий обезболивания и анестезиологии.

Ещё в Киевском госпитале Красного Креста Валентин познакомился с сестрой милосердия Анной Васильевной Ланской, которую называли «святой сестрой» за доброту, кротость и глубокую веру в Бога, к тому же она дала обет безбрачия. Её руки просили два врача, но она отказывала. А Валентин сумел добиться её расположения, и в конце 1904 года они обвенчались в Читинской церкви Михаила Архангела.

Затем он был переведен в больницу города Ардатова Симбирской губернии, а позже в Верхний Любаж Курской губернии.

Работая в больницах и видя последствия, которые бывают при общей анестезии, он пришел к заключению, что в большинстве случаев ее необходимо заменить на местный наркоз. Несмотря на скудное оснащение в больницах, он успешно провел большое число хирургических операций, что привлекло к нему и пациентов из соседних уездов. Он продолжил работать хирургом в селе Романовка Саратовской области, а затем был назначен главным врачом больницы на 50 коек в Переславле-Залесском. Там он по-прежнему много оперировал, продолжая вести научные исследования.

В 1916 году в Москве Валентин Феликсович успешно защитил докторскую диссертацию на тему местной анестезии и начал работать над большой монографией по гнойной хирургии. В 1917 году, когда в больших городах гремели раскаты революции, он был назначен главным врачом Ташкентской городской больницы и поселился с семьей в этом городе. Вскоре супруга его скончалась от туберкулеза.

Валентин Феликсович тяжело переживал кончину своей супруги. После этого его религиозные взгляды укрепились.

Профессор Войно-Ясенецкий регулярно посещал воскресные и праздничные богослужения, был активным мирянином, сам выступал с беседами о толковании Священного писания. В конце 1920 года он присутствовал на епархиальном собрании, где произнёс речь о положениях дел в Ташкентской епархии. Под впечатлением этого епископ Туркестанский и Ташкентский Иннокентий (Пустынский) предложил Валентину Феликсовичу стать священником, на что он сразу согласился. Уже через неделю был посвящён в чтеца, певца и иподиакона, затем — в диакона, а 15 февраля 1921 года, в день Сретения, — в иерея. И в больницу, и в университет отец Валентин стал приходить в рясе с крестом на груди; кроме того, он установил в операционной иконы Божьей Матери и стал молиться перед началом операции. Отец Валентин был назначен четвёртым священником собора, служил только по воскресеньям, и на него легла обязанность проповеди. Епископ Иннокентий пояснил его роль в богослужении словами апостола Павла: «Ваше дело не крестити, а благовестите» (1Кор. 1:17).

В 1923 году был совершен постриг Валентина в его комнате в монахи с именем Лука, а через некоторое время он был хиротонисан во епископа. Через полторы недели после своей первой литургии он был арестован органами безопасности (ГПУ), обвинен в контрреволюционной деятельности и шпионаже в пользу Англии и осужден на два года ссылки в Сибирь, в Туруханский край.

Далее последовали еще две ссылки, работа в гостипале в Красноярском крае, перевод на Тамбовскую кафедру.

В 1946 году он был переведен в Крым и назначен архиепископом Симферопольским. В Крыму он был вынужден прежде всего бороться с нравами местного духовенства. Он учил, что сердце священника должно стать огнем, излучающим свет Евангелия и любви ко Кресту, будь то слово или собственный пример. Из-за болезни сердца святитель Лука был вынужден прекратить оперировать, но продолжал давать бесплатные консультации и оказывать помощь местным врачам советами. По его молитвам произошло множество чудесных исцелений.

В 1956 году он полностью ослеп, но по памяти продолжал служить Божественную литургию, проповедовать и руководить епархией.

Архиепископ Лука мирно упокоился 29 мая 1961 года. На его похоронах присутствовало все духовенство епархии и огромная толпа людей, а могила святителя Луки вскоре стала местом паломничества, где по сей день совершаются многочисленные исцеления.

22 ноября 1995 года архиепископ Симферопольский и Крымский Лука определением Синода Украинской православной церкви (Московского Патриархата) причислен к лику местночтимых святых. Состоялось обретение святых мощей архиепископа Луки, которые ныне почивают в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя (ныне Свято-Троицкий женский монастырь).

Был канонизирован как местночтимый святой также Красноярской епархией.

В 2000 году Архиерейским собором Русской православной церкви прославлен как исповедник (святой) в сонме новомучеников и исповедников Российских.

Почитается как святой другими поместными Церквями, в частности, Элладской православной церковью. В самой Греции святитель Лука почитается едва ли не более, нежели чем в России: там ему посвящены десятки храмов, имя св. Луки носит местное хирургическое общество. В греческой иконографии св. Лука часто изображается с набором хирургических инструментов, возлежащих подле него.

Красноярский государственный медицинский университет носит имя профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого. В 2017 году около главного корпуса университета был установлен памятник знаменитому доктору и святому.

_
Икона святителя Луки Крымского с частицей мощей - один из самых почитаемых образов нашего прихода. Каждую субботу в 15.00 перед иконой совершается молебен.
http://s9.uploads.ru/t/oMS73.jpg
http://s3.uploads.ru/t/I9fkU.jpg

+1

43

Сегодня, 19 июня - день памяти Святителя Ио́ны Великопермского, Усть-Вымского, епископ.

Свя­ти­тель Иона, епи­скоп Ве­ли­ко­перм­ский, был пя­тым епи­ско­пом Перм­ским. По­сле кон­чи­ны ве­ли­ко­го про­све­ти­те­ля Перм­ско­го края свя­ти­те­ля Сте­фа­на († 1396; па­мять 26 ап­ре­ля/ 9 мая) его пре­ем­ни­ком стал епи­скоп Иса­а­кий, про­во­див­ший боль­шую часть сво­е­го вре­ме­ни в Москве и недол­го на­хо­див­ший­ся на Перм­ской ка­фед­ре.
http://s3.uploads.ru/t/1mSUZ.jpg

Апо­столь­ские тру­ды свя­ти­те­ля Сте­фа­на про­дол­жи­ли свя­ти­те­ли Ге­ра­сим († 1441; па­мять 24 ап­ре­ля/7 мая) и Пи­ти­рим († 1455; па­мять 19 ав­гу­ста/1 сен­тяб­ря); оба при­ня­ли му­че­ни­че­скую смерть, ис­пол­няя свой ар­хи­пас­тыр­ский долг.

Вско­ре по­сле уби­е­ния от­ря­дом во­гуль­ско­го кня­зя Асы­ки свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Ру­си чу­до­тво­рец Иона († 1461; па­мять 31 мар­та/13 ап­ре­ля и 15/28 июня) ру­ко­по­ло­жил со­имен­но­го ему бла­го­че­сти­во­го ино­ка в епи­скоп­ский сан. В 1455 го­ду епи­скоп Иона при­был в Усть-Вымь — глав­ное се­ле­ние об­ра­щен­ных в хри­сти­ан­ство зы­рян, где еще в 1383 го­ду свя­тым Сте­фа­ном бы­ла учре­жде­на ка­фед­ра при по­стро­ен­ном им хра­ме в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

При­ни­мая ме­сто, обаг­рен­ное кро­вью двух его пред­ше­ствен­ни­ков, свя­ти­тель Иона без­услов­но по­ни­мал, ка­кие труд­но­сти он встре­тит на сво­ем ар­хи­пас­тыр­ском пу­ти. Вре­мя меж­до­усо­биц уже про­хо­ди­ло, и ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ва­си­лье­вич Тем­ный еще в Москве обе­щал свя­ти­те­лю за­щи­ту и по­кро­ви­тель­ство. При­слан­ная им силь­ная мос­ков­ская рать за 1458–1459 гг. уста­но­ви­ла в Перм­ских пре­де­лах от­но­си­тель­ное спо­кой­ствие, усми­рив при этом вят­скую воль­ни­цу, при­ни­мав­шую уча­стие в гра­бе­жах по­се­ле­ний зы­рян и убий­стве свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма. В слу­чае же на­бе­гов по­лу­ди­ких пле­мен во­гу­лов (или во­гу­ли­чей) Нов­го­род и Устюг бы­ли обя­за­ны по пер­во­му тре­бо­ва­нию Перм­ско­го епи­ско­па ока­зы­вать ему во­ен­ную по­мощь.

За­ру­чив­шись та­кой под­держ­кой, свя­ти­тель Иона смог все свои си­лы на­пра­вить на укреп­ле­ние Перм­ской Церк­ви. Глав­ным де­лом жиз­ни свя­ти­те­ля ста­ло даль­ней­шее про­све­ще­ние наи­бо­лее упор­но дер­жав­ших­ся ве­ро­ва­ний неболь­ших, но очень во­ин­ствен­ных на­род­но­стей Ве­ли­кой Пер­ми — остя­ков и во­гу­лов. Яв­ля­ясь со­се­дя­ми уже кре­стив­ших­ся зы­рян, они вры­ва­лись в их по­се­ле­ния, гра­бя и при­нуж­дая жи­те­лей от­ка­зы­вать­ся от ис­тин­ной ве­ры.

По­доб­но пер­во­свя­ти­те­лю Перм­ско­му Сте­фа­ну, свя­ти­тель Иона встре­тил на сво­ем пу­ти нема­ло ли­ше­ний, опас­но­стей и го­не­ний. Неуто­ми­мо бо­рол­ся он с вли­я­ни­ем волх­вов и жре­цов на про­сто­душ­ный на­род, по­кло­няв­ший­ся язы­че­ско­му ис­ту­ка­ну – Зо­ло­той ба­бе.

В 1462 го­ду епи­скоп Иона был вы­зван на пре­ния о ве­ре, ко­то­рые про­хо­ди­ли в Уро­се, вла­де­нии перм­ских язы­че­ских князь­ков. Одер­жав убе­ди­тель­ную по­бе­ду над глав­ны­ми перм­ски­ми волх­ва­ми, свя­ти­тель су­мел за­жечь све­том Хри­сто­вой ис­ти­ны серд­це од­но­го из наи­бо­лее вли­я­тель­ных в тех ме­стах кня­зей (по неко­то­рым све­де­ни­ям, сы­на то­го са­мо­го Асы­ки, от ру­ки ко­то­ро­го при­нял кон­чи­ну свя­ти­тель Пи­ти­рим).

С по­мо­щью это­го кня­зя, на­ре­чен­но­го во Свя­том Кре­ще­нии Ми­ха­и­лом, епи­скоп Иона при­сту­пил к ис­ко­ре­не­нию язы­че­ских ку­мир­ниц и идо­лов. За 1462–1463 го­ды про­по­ве­дью сло­ва Бо­жия епи­скоп Иона окон­ча­тель­но об­ра­тил в хри­сти­ан­ство на­ро­ды Ве­ли­кой Пер­ми, ко­то­рую он, по вы­ра­же­нию ле­то­пис­ца, «до­бавне кре­сти».

На ме­стах идоль­ских ка­пищ, ку­да на­род при­вык сте­кать­ся для жерт­во­при­но­ше­ний, свя­ти­тель стро­ил хра­мы и от­кры­вал при них шко­лы для обу­че­ния де­тей. Из Усть-Вы­ми им бы­ли вы­зва­ны опыт­ные и знав­шие мест­ные обы­чаи свя­щен­ни­ки, спо­соб­ные про­дол­жить де­ло про­све­ще­ния но­во­об­ра­щен­ной паст­вы. Де­я­тель­ную по­мощь Перм­ско­му епи­ско­пу ока­за­ли ино­ки Тро­иц­кой Пе­чор­ской пу­сты­ни. Дол­гое вре­мя они вы­пол­нял обя­зан­но­сти при­ход­ских свя­щен­ни­ков для хри­сти­ан, жив­ших на ре­ке Пе­чо­ре. В глав­ном по­се­ле­нии Пер­ми Чер­ды­ни епи­скоп Иона ос­но­вал мо­на­стырь во имя свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, на устрой­ство ко­то­ро­го, так же, как и на стро­и­тель­ство хра­мов, щед­рые по­жерт­во­ва­ния де­ла­ли жи­те­ли Устю­га и Нов­го­ро­да.

В 1468 го­ду перм­ские зем­ли по­стра­да­ли от на­бе­га ка­зан­ских та­тар. Свя­ти­тель Иона, не ща­дя сво­их сил, ста­рал­ся по­мочь по­стра­дав­шим.Успеш­ная ар­хи­пас­тыр­ская де­я­тель­ность свя­ти­те­ля Ио­ны укре­пи­ла его ав­то­ри­тет сре­ди иерар­хов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. В 1459 го­ду он был при­зван в Моск­ву, где при­нял уча­стие в Со­бо­ре, в част­но­сти, в со­став­ле­нии по­сла­ния ли­тов­ским епи­ско­пам о хра­не­нии вер­но­сти пра­во­сла­вию. Об ува­же­нии и до­ве­рии, ка­ким Перм­ский епи­скоп поль­зо­вал­ся у те­зо­име­ни­то­го мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Ио­ны, сви­де­тель­ству­ет про­чте­ние ду­хов­но­го за­ве­ща­ния по­чив­ше­го в 1461 го­ду пер­во­свя­ти­те­ля со­брав­шим­ся в Москве ар­хи­ере­ям епи­ско­пом Ионой.

За несколь­ко лет до бла­жен­ной кон­чи­ны, пред­чув­ствуя ее бли­зость, свя­ти­тель Иона стре­мил­ся по­бы­вать в каж­дом, да­же са­мом от­да­лен­ном ме­сте сво­ей епар­хии, чтобы сло­вом на­зи­да­ния укре­пить но­во­об­ра­щен­ных в хри­сти­ан­ской ве­ре, предо­сте­речь их от опас­но­сти воз­вра­ще­ния к язы­че­ским при­выч­кам и обы­ча­ям.

Пят­на­дцать лет дли­лось свя­ти­тель­ское слу­же­ние в Перм­ской зем­ле. 6 июня 1470 го­да он мир­но ото­шел ко Гос­по­ду.По сви­де­тель­ству ле­то­пис­ца, «по­ло­же­но бысть свя­тое те­ло его на Усть-Вы­ми, в его епи­ско­пии, близ мо­щей свя­тых в церк­ви (Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы), по ле­вую сто­ро­ну Ге­ра­си­ма и Пи­ти­ри­ма, епи­ско­пов Усть-Вым­ских, чу­до­твор­цев, иде­же все три вку­пе по­чи­ва­ют и чу­де­са тво­рят и ис­це­ле­ния раз­лич­ные по­да­ют с ве­рою при­хо­дя­щим». Об­щая па­мять трем свя­ти­те­лям (кро­ме па­мя­ти, со­вер­ша­е­мой в день кон­чи­ны каж­до­го) уста­нов­ле­на 29 ян­ва­ря 1607 го­да Со­бор­ным опре­де­ле­ни­ем при свя­тей­шем пат­ри­ар­хе Гер­мо­гене и ца­ре Ва­си­лии Иоан­но­ви­че Шуй­ском.

+1

44

О ПОКАЯНИИ УБИЙЦ, СТАВШИХ ПОТОМ СВЯТЫМИ

«На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк.15,7).

В прошлой публикации я кратко рассказал о святом Варваре, бывшем разбойнике (IX в.) и обещал написать о других святых, до покаяния впавших в ужасный грех убийства.
Но когда стал готовить эти материалы, понял, что каждый их этих случаев требует больше места, поскольку там такое множество деталей, без которых изложенное пунктирно жизнеописание святого становится очень плоским.
Тем не менее, пусть кратко, упомяну об этих святых, чтобы каждый заинтересованный читатель мог самостоятельно изучить эти жизнеописания.

Преподобный МОИСЕЙ МУРИН (330-405) – египетский христианский святой эфиопского происхождения.
До покаяния – главарь шайки разбойников, грабивших и убивавших людей. Несколько десятилетий подвизался в монастыре под руководством аввы и получил власть над бесами. В конце жизни был рукоположен в пресвитера, собрал вокруг себя 75 учеников. Был убит разбойниками.

Преподобный ИАКОВ ПОСТНИК (VI в.) был жителем Финикии (ныне Ливан).
Его житие в трансформированном виде легло в основу повести Льва Толстого «Отец Сергий».
Достигший больших духовных даров отшельник Иаков исцелил пришедшую к нему отроковицу от беснования, но впал с нею в грех блуда. Думая скрыть от людей свой грех и избегнуть позора, он убил девицу, а затем бросил тело в реку. Устрашившись этого согрешения, он пришел в монастырь и исповедовал перед всей братией свои смертные грехи. Потом он долго странствовал по пустыне, пока не поселился в пещере, проводя многие годы в безмолвии и посте и ежедневно каясь перед Господом.
В той стране случилась засуха и лютый голод. Епископ со всем своим клиром стали просить молитв у отшельника Иакова. Когда тот вознес молитву, пролился обильный дождь. Это было знаком Божиего прощения. До своей кончины преподобный Иаков прославился своими чудесами, исцелениями и победами над бесами.

ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИК АНТОНИЙ КАРЕЙСКИЙ (принял мучение в 1516 г.) был родом с Волыни.
В юности он попал в шайку разбойников и обагрил свои руки кровью убитого им человека. Игумен из монастыря в Белостоке, к которому он пришел на покаяние, отправил юношу на Афон отмаливать свои грехи. Там он попал под руководство старца, который постриг его в монахи.
После многолетних аскетических и молитвенных подвигов Антоний отправился в город Фессалоники, который к этому времени уже более 80 лет был под властью османских поработителей. Он вошел в церковь, превращенную в мечеть, и стал на коленях молиться Христу, истинному Богу. Был схвачен, претерпел страшные мучения за то, что отказался отречься от Христа и перейти в ислам, и предан сожжению.

Рассказ о двух наших великих отечественных святых, до покаяния совершивших убийство, в следующих публикациях.

Протоиерей Владимир Вигилянский
http://news.ap-pa.ru/news/i4872-protoie … ubijc.html

+1