Вверх страницы

Вниз страницы

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Православная монархия » События времени 1917г. Предпосылки и следствия. До, во время и после.


События времени 1917г. Предпосылки и следствия. До, во время и после.

Сообщений 1 страница 30 из 130

1

О русском языке. Приставка “Бес”
Коммунары, захватив власть в России, закрыли эту информацию, и азбуку стали преподавать без смысла букв. Просто: а, б, в, г, д и всё. Убрали и закрыли смысл. Сегодня люди на всех просторах СНГ не понимают, почему слово пишется так, а не иначе. Берут орфографический словарь и оттуда переписывают слова бездумно. А на самом деле, многие искажения языка носят мистический характер.

Например, после 1917 г. коммунисты поменяли орфографию для таких слов как: безценный, безполезный, безчеловечный, безпринципный, безсовестный, безсмысленный, безславный, безпощадный, безплодный, безсодержательный, безпомощный и т. д.и заставили писать все эти слова с приставкой «бес» вместо «без». Казалось бы, какая разница. А разница очень велика. «Без» – это отсутствие чего-то, а «бес» – это одно из имен дьявола.

БЕС… – приставка, внедрённая в русский язык в 1921г. Луначарским-Лениным вопреки православию и правилам русского языка.

Это правило, считают православные, было введено специально, чтобы беса восхвалять и превозносить.

Изучение показывает, что приставки «бес» в русском языке никогда не было, а замена истинной приставки «без…» на «бес…» грубо искажает смысл слова.

Искусственно внедрённая приставка «бес…» обращается в корень и означает нечистый дух, состоящий на службе дьявола. Плохое произношение (косноязычие) характерно для тех, кто слаб на язык и, соответственно, разумение. Ибо слова есть проявление функций мозга.

По этим причинам слово обретает двусмысленность, в человеческом сознании развивается оборотневость (бесовщина).

Более того, со словом «бес», рассматриваемом в качестве корневого, другие слова русского языка не сочетаются, словопроизводных слов (за весьма редкими исключениями) не образуют.

Так, обратите внимание на простановку звуков и букв в следующих рядах слов, когда замена «з» на «с» приводит к противоположному смыслу:

Бе…честный; бе…славный; бе…сильный; бе…человечный; бе…корыстный; бе…совестный; бе…крайний; бе…сердечный и т.д.

Безславный означает позорный, постыдный. Безсильный – немощный, слабый.

Однако если вместо сильной жизнеутверждающей буквы «з» стоит более слабая буква «с», то слово обретает прямо противоположный смысл. Получается, что дух нечистый становится хозяином положения. Например, по смыслу выходит, что не безславный, а бес-славный. Сам смысл коренным образом изменяется и переворачивается настолько, что вместо отрицания присутствия чего-либо, получаем смысл присутствия нечистого духа. Например, не безсильный, а бес-сильный.

Следует признать правильной традиционную славянскую точку зрения – чётко различать при произношении и написании «без…» и «бес…». Словарь В.И.Даля учитывает именно эту точку зрения.

В словари последнего столетия заложено неверное понимание Луначарским-Лениным русского языка. А правильное словоупотребление – это правильное мышление. Ибо слово – друг мой!
http://3rm.info/publications/21188-o-ru … a-bes.html

+1

2

Книга М.Бабкина. СВЯЩЕНСТВО И ЦАРСТВО. Как церковное священноначалие предало народ и монарха в начале XX века
Бабкин М.А. Священство и Царство. Россия, начало XX века – 1918 год. Исследования и материалы.

Монография профессора кафедры отечественной истории новейшего времени РГГУ Михаила Бабкина посвящена теме взаимоотношений православного духовенства (прежде всего высшего) с государственной властью Российской империи в предреволюционные 1904–1917 годы.

Как показывает автор, еще до первой революции священноначалие проводило работу над литургийными текстами, принижая в них поминовение царствующей династии и преувеличивая титулование архиереев. Уже в вышедшем в январе 1900 года «Служебнике» исчезает вынимание на проскомидии специальной просфоры с молитвой «за здравие» царя.

Если учесть, что это издание и повторявшие его последующие выходили в Санкт-Петербурге в Синодальной типографии с грифом «По благословению Святейшего Синода», то, как отмечает автор, это «свидетельствовало о нежелании высшего духовенства поддерживать самодержавный строй» (стр. 182).

В то же время в декабре 1898 года Синод принял определение о том, что местный архиерей на литургии будет поминаться как «преосвященнейший» (на сугубой ектении) и «великий господин наш преосвященный» (при великом входе).

Эти исправления вошли в изданный в 1902 году в Киеве «Служебник».

ДОКУМЕНТ: Проф. Михаил Бабкин. СВЯЩЕНСТВО И ЦАРСТВО: духовенство Православной Российской Церкви и свержение монархии (начало XX в. – 1918 г.). Тезисы доклада на социологическом факультете МГУ, Москва, 27 мая 2010 г. Российская империя и Православная церковь составляли единое церковно-политическое тело, единый организм. И государство (Империя), и Церковь, по существу, являлись двумя ипостасями этого нераздельного тела, находившегося под скипетром православного самодержца. Одним из показателей их единства являлась невозможность проведения чёткой границы между светским (в привычном ныне понимании) и церковным законодательством. Связь Империи и Православной российской церкви (далее – РПЦ) была в первую очередь сакральной, а не оформленной юридически.

Высшим органом церковного управления (но не власти) являлся учреждённый 25 января 1721 г. царём Петром I Святейший правительствующий синод – своеобразное сословное представительство при верховной власти, своей властью приравненным к власти патриарха, или постоянно действующий "малый церковный собор" (синод, по-гречески – σύνοδος, означает собор).

Деятельность синода контролировало назначавшееся императором светское лицо – обер-прокурор Св. синода, являвшийся официальным представителем власти Его Величества. Юридической основой создания института обер-прокуратуры была необходимость доклада верховной власти о течении церковных дел. На обер-прокуроре лежали функции охранения государственных интересов в сфере церковного управления и контроля над органами власти РПЦ в центре (Св. синодом) и на местах (духовными консисториями).

Хотя обер-прокуроры и имели практически неограниченные возможности влияния на органы центральной и местной церковной власти, однако этим правом они практически не пользовались, предпочитая не участвовать в деле чисто церковного управления. В целом же компетенция обер-прокурора ограничивалась административным управлением и не распространялась на сферу вероисповедания и церковного права.

Юридически участие императора в церковных делах повышало статус РПЦ и её постановлений. Акты Св. синода, изданные "по указу Е.И.В.", в виде указов, уставов или законов вносились в собрание законов Российской империи.

Единство империи и церкви, основанное на православной вере, хотя и не было лишено недостатков, но, в целом, было очень плодотворным. Империя, поддерживая Русскую церковь морально и материально через институт обер-прокуратуры, избавляла епископат от рутинной бюрократически-канцелярской работы (связанной, например, с хозяйственной деятельностью и поисками источников финансирования), поддерживала просветительскую и миссионерскую её деятельность. Православной церкви в Российской империи были созданы условия наибольшего благоприятствования. В Основных законах насчитывалось более тысячи статей, оберегавших привилегии и имущественные права РПЦ. Архиереи фактически являлись высшими духовными сановниками империи. По табели о рангах митрополиты, архиепископы и епископы приравнивались к трём первым классам военных и гражданских начальников.

РПЦ, буквально слитая воедино с Российской империей, не обладала правами юридического лица и не имела самоуправления. Хотя такими правами по отдельности были наделены Св. синод, приходские церкви, монастыри, духовно-учебные заведения и проч. церковные структуры, владевшие, например, недвижимым имуществом и капиталами.

Русские цари не видели особого смысла в предоставлении церкви "свободы самоуправления", поскольку видели её главную цель в христианизации народа, а именно – в совершении богослужений, катехизации паствы, поднятии среди неё нравственности, образованности, в почитании праздников, миссионерстве и проч. Для чего иерархи фактически и освобождались посредством обер-прокуратуры от мирских дел. Однако те, наоборот, стремились расширить свои государственные функции в ущерб церковным. Значительная часть епископата считала своё положение в рамках сложившихся в России государственно-церковных отношений неприятным и оскорбительным.

Участие царя в церковных делах давало повод для постоянного недовольства духовенства "вмешательством" в церковные делаalt православного императора (светской-де власти). Наличие в государстве помазанника Божия, так или иначе участвующего в делах церковно-правительственного управления (юрисдикции), в охране вероучения и контроле за церковным благочинием, ставило духовенству фактический заслон в получении желаемой и искомой свободы самоуправления.

Поскольку формально РПЦ была частью административного аппарата империи, это давало основание определённым слоям общественности считать православных священнослужителей прислужниками самодержавия, а также возлагать на РПЦ долю ответственности буквально за любые ошибки царского правительства, за политические "репрессии" и даже за социальную несправедливость в обществе.

С начала XX в. вплоть до Первой мировой войны в России происходил неуклонный рост численности как паствы РПЦ, так и всех слоёв духовенства. На подъёме было строительство храмов и монастырей. Церковь, являясь опорой Трона, оказывала заметное влияние на общественно-политическое сознание православного народа империи.

altС рубежа XIX–XX вв. вплоть до начала Февральской революции представителями высшей иерархии РПЦ проводилась деятельность, направленная на ограничение участия императора в церковном управлении и на "отдаление" церкви от государства. Подтверждением этому служат, в частности, сокращение с января 1900 г. поминовения императора на проскомидии (начальной стадии литургии – центрального христианского богослужения), а также произведённое в феврале 1901 г. сокращение "верноподданнической" части присяги для рукополагаемого в сан епископа и отмена присяги для членов Св. синода.

Показателем стремления высшей иерархии повысить свой внутрицерковный статус служит и проходившие в тот период процессы постепенного увеличения богослужебных титулований архиереев, а также учащения поминовений епархальных преосвященных.

О желании высшего духовенства ограничить участие императора в церковном управлении свидетельствуют и "отзывы" епархиальных архиереев о церковной реформе, датируемые 1905–1906 гг. В них отражалось недовольство представителей иерархии сложившимся в России строем церковного управления. Об этом, а также о стремлении восстановить в РПЦ патриаршее управление говорилось и в материалах Предсоборного присутствия (1906 г.), а также Предсоборного совещания (1912–1913 гг.). Названные церковные комиссии предлагали усилить в управлении РПЦ власть епископата.

В то же время духовенство едва ли не демонстративно уклонялось от разработки богословского взгляда на царскую власть. В целом, оно придерживалось "рациональных" оценок, дававшихся царской власти юристами, политологами и историками. При этом совершенно не выясненными оставались такие вопросы, как церковные полномочия императора и т. н. священные права помазанника Божьего. Даже относительно вопроса является ли миропомазание государя церковным таинством или не является таковым, среди иерархии не было единства.

Меры, предпринимавшиеся представителями епископата в предреволюционные годы, были направлены на "десакрализацию" власти российского самодержца. Они сводились к укоренению в сознании паствы представлений о царе не как о духовно-харизматическом "лидере" народа и "Божием установлении" (помазаннике), а как о мирянине, находящемся во главе государства. Духовенство (в частности, члены Синода РПЦ) стремилось обосновать, что между царской властью и какой-либо иной формой правления нет, по сути, никаких принципиальных отличий: всякая, мол, власть – "от Бога".

После нескольких безуспешных попыток добиться высочайшего разрешения на созыв Поместного собора представители архиерейского корпуса стали связывать надежды на "освобождение", "раскрепощение" Церкви от императорского контроля с возможностью смены формы государственной власти в России в пользу "любой" формы правления.

Стремясь увеличить свою власть за счёт умаления прав верховной власти в области церковного управления, видные представители высшего духовенства работали, по существу, на революцию. И само "освободительное движение" (в первую очередь – в лице левых и центристских партий) добивалось в принципе аналогичного: ограничения власти царя в пользу "народного представительства".

Определённым "испытанием на верноподданичество" для высшей иерархии явилась Первая российская революция. Во время неё Св. синод в целом вёл себя непоследовательно и весьма противоречиво. С одной стороны, он придерживался своеобразной аполитичности (нередко умалчивая о революционерах и порицая лишь их противников), с другой – старался оказать поддержку правительству. Колебания политической линии высшего органа церковного управления были обусловлены отсутствием у него чёткой позиции в отношении к царской власти. Поскольку иерархи рассматривали императора как "внешний институт" по отношению к церкви, то, соответственно, они "не считали своим долгом" проповедовать пастве о необходимости сохранения незыблемости православной империи как единого церковно-государственного "тела", видя в нём лишь преходящую форму исторически сложившейся русской государственности.

В целом, духовенство с начала ХХ в. постепенно становилось в оппозицию к царской власти, стремясь освободиться от государственного надзора и опеки, стремясь получить возможность самоуправления и самоустроения. Это освобождение отождествлялось с падением царской власти, о чём весной и летом 1917 г. духовенством делались признания как в устных проповедях, так и в церковной периодической печати.

Основным мотивом соответствующих действий священнослужителей было стремление разрешить многовековую проблему "священства-царства" в свою пользу[1]. Наиболее яркое выражение противостояния высшего духовенства монархии (в контексте проблемы "священства-царства") приняло в первые дни и недели Февральской революции.

При начале революционных волнений в Петрограде высший орган церковного управления – Св. синод смотрел на них безучастно, не предприняв никаких шагов по защите монархии. Поступавшие же в те дни к высшему органу церковного управления ходатайства видных сановников империи о необходимости поддержки царского престола остались неуслышанными.

Члены Синода фактически признали революционную власть (Временное правительство, сформированное Исполнительным комитетом Государственной думы) уже днём 2 марта, до отречения от престола Николая II. В первых числах того месяца они вели сепаратные переговоры с Временным правительством: о поддержке духовенством новой власти в обмен на предоставление РПЦ свободы в самоуправлении. Т. е. до опубликования официальной позиции Св. синода в отношении совершившегося государственного переворота и церковная, и светская власть двигались друг другу навстречу при осознанном решении "отменить" монархию в России.

Позиция высшего духовенства свидетельствовала о том, что иерархи решили воспользоваться политической ситуацией для осуществления своего желания получить освобождение от влияния императора ("светской" власти) на церковные дела и фактически избавиться от царя как своего "харизматического конкурента".

altНесмотря на отсутствие в целом юридического отречения от престола Дома Романовых[2], Св. синод 6–8 марта распорядился изъять из богослужебных чинов поминовение царской власти. В соответствии с чем были внесены изменения в молитвословия всех богослужебных кругов: в суточный, недельный и годичный.

В результате царская власть в церкви (соответственно, в обществе, в государстве) оказалась уничтоженной "духовно", т. е. фактически оказалась преданной церковно-молитвенному забвению, стала поминаться в прошедшем времени. Хотя до решения Учредительного собрания о форме власти в России говорить об упразднении царского правления можно было лишь теоретически.

Священнослужителям принадлежит временной приоритет в узаконивании российской демократии (народовластия). Если Россия была провозглашена А.Ф. Керенским Республикой через шесть месяцев после революционных событий февраля-марта 1917 г., то Св. синодом "молитвенно-духовно" (и "богословски", и "богослужебно") это было сделано уже буквально через шесть дней.

Св. синод фактически упразднил государственно-религиозные праздники Российской империи – "царские дни" до соответствующего правительственного постановления.

Смена государственной власти, происшедшая в России 2-3 марта, носила временный характер и теоретически была обратима (в том смысле, что самодержавие как авторитарную власть возможно было реформировать в конституционную монархию). За такой вариант dejure выступала, в частности, конституционно-демократическая партия "Народной свободы" – кадеты (точнее – их правое крыло). Члены же Св. синода в своих "республиканских устремлениях" в марте 1917 г. фактически оказались левее кадетов.

Духовенству РПЦ принадлежит приоритет и в изменении государственной, исторически сформировавшейся монархической идеологии Российской империи. Св. синод уже 7–9 марта официально отрешился от второй составляющей лозунга "за Веру, Царя и Отечество". Временное же правительство декларировало о недопущении возврата монархии лишь 11 марта.

Процесс перехода РПЦ на сторону Временного правительства, на сторону революции завершился 9 марта 1917 г. В тот день Св. синодом было выпущено послание "К верным чадам Православной Российской Церкви по поводу переживаемых ныне событий" и объявлена "для исполнения" по духовному ведомству "Присяга или клятвенное обещание на верность службы Российскому Государству для лиц христианских вероисповеданий", утверждённая Временным правительством 7 марта.

Члены Св. синода, приведя православную паству к присяге на верность Временному правительству и не освободив народ от действовавшей присяги на верноподданство императору, сподвигли, по сути, российских граждан на клятвопреступление. Показателем радикальной настроенности членов "царского" состава Св. синода служит и тот факт, что формы церковных (ставленнических) присяг, установленные ими 24 марта 1917 г., по своему содержанию оказались левее государственной присяги, введённой Временным правительством 7 марта.

Уже к концу марта 1917 г. все места богослужебных, ставленнических и других чинов РПЦ, где ранее поминалась царская власть, были исправлены Св. синодом. Изменения заключались в буквальной замене поминовения императора и лиц Царствующего (по версии Св. синода – "царствовавшего") Дома на поминовение "благоверного Временного правительства". Однозначная замена царской власти на народовластие не соответствовала политическому положению страны, потому что образ правления в России должно было установить только Учредительное собрание (потенциально – высший орган государственной власти). Содержание же изменённых книг соответствовало республиканскому устройству России как якобы свершившемуся факту.

Действия Св. синода в первые недели Февральской революции свидетельствовали об отсутствии у его членов стремления рассматривать политическое положение России как находящееся в состоянии "неопределённости" образа правления до соответствующего решения Учредительного собрания. Действия Св. синода носили безапелляционный характер и указывали, что органом высшего церковного управления выбор сделан в пользу процесса становления новой власти, а не на "реставрацию" монархии. В результате такой позиции церковной власти – с учётом влияния подведомственного ему духовенства на 100-миллионную православную паству – была по сути ликвидирована вероятность монархической альтернативы политического развития России. И революция, опираясь на ряд факторов, получила необратимый характер. Вследствие чего можно утверждать, что члены Св. синода в марте 1917 г. осуществили определённое вмешательство в политический строй российского государства.

Анализ компетенции членов высшего органа церковного управления в принятии мер охранительного характера по защите самодержавного строя позволяет заключить, что альтернатива действиям (во многом – бездействию) Св. синода в февральско-мартовские дни 1917 г. была. В распоряжении Синода было много возможностей, которые уже применялись, в частности, в период Первой российской революции. Тем не менее ни одна из мер по поддержке или трона (до 2 марта), или самого института монархии (продолжавшего существовать по крайней мере до решения Учредительного собрания о форме правления в России), или арестованной Царской семьи предпринята не была. Начиная же с 6 марта 1917 г. Св. синодом был проведён комплекс охранительных действий в отношении Временного правительства.

Среди различных факторов, влиявших в период начала Февральской революции на судьбу монархии, одним из решающих был характер отношения духовенства РПЦ к институту царской власти. Сама власть императора, как помазанника Божия, имела духовную основу именно в Православии. Потому с большой долей уверенности можно утверждать, что если бы Св. синод в судьбоносные для царя и страны февральско-мартовские дни 1917 г. предпринял в отношении монархии находящиеся в его компетенции охранительные меры, то политические события и в столице, и на местах пошли бы по иному сценарию.

Члены Св. синода, с первых чисел марта 1917 г. взяв курс на установление в России республиканского правления, в определённом смысле проявили политическую близорукость. Пойдя навстречу Временному правительству и поддержав свержение монархии, они не смогли верно предвидеть дальнейшего развития политических событий и остановить расползание революции. Февральский же "этюд" оказался лишь "увертюрой" Октября.

Царская власть являлась в многонациональной и многоконфессиональной России, с её разным уровнем социально-экономического развития огромных территорий, системообразующим стержнем. И последствия исчезновение этого стержня теоретически можно было предвидеть: как предвидел это один из лидеров кадетской партии П.Н. Милюков, открыто выступавший за установление в стране конституционно монархического правления. Однако на протяжении всего 1917 г., невзирая на сменяющие один за другим кризисы власти и нарастание в стране центробежных явлений, никакой корректировки политического курса Русской православной церкви "вправо" проведено не было. Официальное духовенство не рассматривало существовавшую в тот период в России (вплоть до созыва Учредительного собрания) конституционно монархическую альтернативу народовластию.

Действия высшей церковной иерархии в период февральско-мартовских событий 1917 г. оказали заметное влияние на общественно-политическую жизнь страны. Они послужили одной из причин "безмолвного" исчезновения с российской политической сцены правых партий, православно-монархическая идеология которых с первых чисел марта 1917 г. фактически лишилась поддержки со стороны официальной церкви.

Епископату и приходскому духовенству РПЦ, исполнявшим в порядке внутрицерковной дисциплины распоряжения Св. синода, принадлежит одна из определяющих ролей в установлении на местах новой власти. При этом формы воздействия священнослужителей на общественно-политическое сознание паствы весной 1917 г., с одной стороны, были традиционные: проповеди, печатные воззвания, тиражирование резолюций своих собраний и съездов, служения молебнов, крестных ходов и проч. С другой – многие из них носили печать митинговой демократии. Это выразилось в широком участии духовенства в революционных торжествах: "праздниках революции", "днях похорон освободительного движения", 1 Мая и проч. Эти "праздники", проходившие под красными знамёнами, музыку и песни революции, благодаря участию в них пастырей и архипастырей РПЦ (нередко выступавших и на митингах), "освящались" авторитетом церкви и приобретали оттенок православных торжеств. Соответственно, верующие начинали воспринимать эти праздники как "свои". Тем самым в общественном сознании легитимировались и новая власть, и новые мелодии, и новые символы.

Действия, предпринятые в послефевральский период 1917 г. духовенством в центре и на местах (и Св. синодом, и епископатом, и приходским духовенством) способствовали, в целом, смещению влево спектра общественно-политических настроений православной паствы.

В 1917 г. российское духовенство в целом относилось к императорской власти не как к сакральной власти помазанника Божьего, а как к переходной форме политической системы, соответствующей определённому историческому этапу развития России.

Массовая поддержка со стороны клириков РПЦ свержения самодержавия во многом была обусловлена позицией Св. синода по отношению к февральско-мартовским событиям 1917 г. Действия духовенства, направленные на придание революции легитимности, шли "сверху": от Св. синода к епархиальным архиереям и к приходским пастырям. Вместе с тем Св. синод выполнял и "карательную функцию" по отношению к "контрреволюционно" настроенному духовенству, проповедовавшего, в частности, о сложившемся в стране "междуцарствии".

Политика, проводимая весной и летом 1917 г. центральной и местными духовными властями, а также Временным правительством, свидетельствовала об их союзе по многим вопросам: об отношении к изменению в стране формы правления, о предоставлении народу гражданских свобод, доведении войны до победного конца и проч. Разногласия между церковью и государственной властью возникли лишь в конце июня – после решения Временного правительства передать церковные школы в ведение Министерства народного просвещения.

Одной из причин, вследствие которых в общественном сознании установилась точка зрения о негативном, в целом, отношении Православной церкви к свержению монархии, явилась широко проводимая в 1917 г. (начиная с весны) церковная миротворческая деятельность. Призывы российского духовенства к миру, спокойствию, созидательному труду и к повиновению государственной власти стали широко звучать лишь после прихода к власти Временного правительства. Раздаваясь с амвонов, со страниц епархиальных и других изданий, эти призывы побуждали народ к повиновению новой власти, способствовали формированию у него положительного отношения к свержению династии Романовых и, тем самым, фактически узаконивали Февральскую революцию. По словам князя Жевахова российская "революция явила всему миру портретную галерею революционеров, облечённых высоким саном пастырей и архипастырей Церкви".

Социально-политическая активность священно- и церковнослужителей начала спадать приблизительно с июля 1917 г. Революционные иллюзии и энтузиазм духовенства стали рассеиваться с наступлением общего разочарования граждан России в политике Временного правительства. Во внутрицерковной жизни весной и летом ясно обозначился кризис власти. Иерархи стремительно теряли контроль над приходскими священниками. В свою очередь, сами священники всё больше и больше ощущали на себе возрастающую требовательность и непокорность как прихожан, так и подчинённых себе пономарей и псаломщиков.

Весной и летом 1917 г., на фоне получившего широкое распространение процесса отхода общества от церкви, среди части паствы возникли воинствующие антиклерикальные настроения. Все эти факторы в совокупности обусловили резкое снижение церковных доходов, затронув тем самым материальные интересы российского духовенства. В результате в духовной среде начало расти недовольство сложившейся в стране политической и социальной обстановкой. Священнослужители стали придерживаться более правых взглядов и даже переходить в оппозицию революции. Тревожные ноты о грядущих судьбах России, её народа и Православной церкви зазвучали в июле-августе и в проповедях епархиальных архиереев. К концу октября духовенство стало склоняться к идее необходимости установления централизованной "сильной власти" если не в государстве, то в церкви.

В середине августа 1917 г. был созван Поместный собор РПЦ, проработавший более года. На нём 5 ноября был избран патриархом Тихон (Беллавин), возведённый в этот сан 21 числа того же месяца. В результате восстановления патриаршества и реформирования внутрицерковного управления, церковные полномочия царя (в области церковно-правительственного управления (юрисдикции), охраны вероучения и контроля за церковным благочинием) в полной мере перешли к духовенству. С учётом того, что Дом Романовых в целом не отрекался от престола, можно утверждать, что это был не "естественный" переход прав царя к духовенству, а едва ли не насильственное изъятие, осуществлённое под прикрытием революционных светских властей.

Если до Октябрьской революции церковные права императора Временное правительство и Св. синод негласно делили между собой[3], то после неё – те полностью оказались в руках высших органов церковной власти. С учётом же того, Дом Романовых не отрекался от престола, и во время разработки и принятия Поместным собором постановлений об управлении РПЦ[4] помазанник Божий находился в заточении, можно утверждать: на Поместном соборе была осуществлена узурпация высшим духовенством прав императора в области церковного управления.

Поместный собор фактически продолжил политическую "линию Февраля", начатую Св. синодом в первые дни весны 1917 г. Все поступавшие к нему предложения о необходимости пересмотреть позицию РПЦ в отношении свержения монархии – его руководящим звеном или пресекались, или не допускались до рассмотрения. А что и было допущено – то не было доведено до выработки даже проекта какого-либо решения. Вместе с тем на соборе коренным образом был изменён 11-й анафематизм чина "Недели Православия". Анафема, грозившая "дерзающим на бунт и измену" против царя, была переориентирована на возводивших хулу на Православную церковь, на посягающих на её собственность и жизнь духовенства.

На Октябрьский переворот высшие органы церковного управления фактически не отреагировали. Они не оказали никакой поддержки тому правительству, которое с первых чисел марта 1917 г. в вероучительных текстах наименовали "Благоверным" и объявили правящим по "повелению Божией Матери" (см., например, Богородичный тропарь утрени, введённый Св. синодом 7-8 марта). Вплоть до начала декабря 1917 г. духовенство в отношении советской власти занимало выжидательную позицию. Причём некоторые священнослужители даже возлагали на большевиков определённые надежды. Так, епархиальные архиереи Петрограда и Москвы полагали, что новая власть будет заботиться "только о благе русского народа", что она "водворит порядок на Руси, право и правду, обеспечит свободу".

Позже, когда советская власть стала ущемлять церковные интересы, Поместный собор и Священный синод стали или игнорировать её постановления, или же принимать решения обратного характера. Т. е. священство попыталось оказывать своеобразное противодействие большевистскому "царству". Вместе с тем органы церковной власти интересовали по сути, лишь свои интересы. "Отрешаясь от политики", они, например, не отреагировали на разгон большевиками Учредительного собрания, и вплоть до расстрела Царской семьи не вспоминали о её участи.

С третьей декады января 1918 г. для РПЦ начался новый исторический этап. Во исполнение советского декрета "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" и других соответствующих ему постановлений, РПЦ своим статусом была приравнена к частным обществам и союзам. Она лишилась прав юридического лица. Ей было отказано в каких-либо субсидиях от государства. Её собственность была объявлена народным достоянием. В целом, Православная церковь фактически была поставлена "вне закона" страны Советов.

В ответ на это духовенство стало выражать протесты правительству. В частности – начало проводить крестные ходы и публичные молебны о прекращении "воздвигнутых на Церковь Божию гонений". Однако эти меры не принесли желаемого результата: в большевистском "царстве" духовенство было по сути беззащитным и бесправным. Но все эти реалии в определённой мере были обусловлены официальной политической позицией самого духовенства РПЦ в предшествующий – послефевральский период 1917 г.

"Двойственная" позиция епископата в отношении верховной власти в начале XX в., фактическое участие высшего духовенства в свержении монархии[5], а также восстановление в ноябре 1917 г. на Поместном соборе в РПЦ патриаршества дают основание для продолжения исследования церковно-государственных отношений в России со стороны проблемы "священства-царства". Актуальность этого исследования подтверждают наблюдающиеся на рубеже XX–XXI вв. тенденции к постепенной клерикализации российского общества[6] и усиление внутрицерковной власти епископата.

Эпоха 1917–1918 гг. принесла для РПЦ, по большому счёту, типичные для всех революций результаты: смену элит и передел собственности. В пользу духовенства в стране изменилась харизматическая власть: царскую сменила патриаршая. В пользу светско-советского "царства" был сделан передел церковной собственности.

После же известных (фактически – революционных)политических событий, произошедших в России на рубеже 1980–1990 гг., для РПЦ наступило "время благоприятно". При очередном переделе собственности, проходившим в тот период в стране, значительная часть церковного имущества, изъятого в своё время советским государством, была возвращена своим прежним "хозяевам". Сопровождавшая же соответствующие преобразования в стране смена "светских" элит не коснулась внутренней организации РПЦ. В условиях отсутствия "харизматической конкуренции" между церковью и светским, лишённым сакрального содержания "царством", были установлены те формы взаимоотношений, в пользу которых в начале декабря 1917 г., по существу, и высказывался Поместный собор. То, за что духовенство "боролось" в период с начала XX в. по 1917 г. включительно, ему удалось получить в 1990-е гг.[7] И в современной России между церковью и государством установились такие взаимоотношения, которые названы патриархом Алексием II "близкими к идеальным"[8]. И если судить по положению церкви в царской России и нынешнему состоянию вещей, то можно констатировать, что в XX в. на "харизматическом фронте" священство взяло верх на царством.
http://3rm.info/publications/11729-svya … rod-i.html

Основные положения доклада раскрыты в статьях:

1.Бабкин М.А. Приходское духовенство Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 г. // Вопросы истории. 2003. № 6. С. 59–71.
2.Бабкин М.А. Святейший синод Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году // Вопросы истории. 2005. № 2. С. 97–109.
3.Бабкин М.А. Иерархи Русской православной церкви и свержение монархии в России (весна 1917 г.) // Отечественная история. 2005. № 3. С. 109–124.
4.Бабкин М.А. Реакция Русской православной церкви на свержение монархии в России. (Участие духовенства в революционных торжествах) // Вестник Московского университета. Серия 8: История. 2006. № 1. С. 70–90.
5.Бабкин М.А. Восстановление патриаршества. 1905–1917 гг. // Свободная мысль. 2007. № 10. С. 171–184.
6.Бабкин М.А. События Первой русской революции и Святейший синод Российской православной церкви (1905–1906 гг.) // Уральский исторический вестник. Екатеринбург, 2008. № 4 (21). С. 30–38.
7.Бабкин М.А. Поместный собор Русской православной церкви 1917–1918 гг. и "послереволюционная" судьба Николая II. (К 90-летию убийства Царской семьи) // Посев. 2008. № 7 (1570). С. 13–16.
8.Бабкин М.А. 2 (15) марта 1917 г.: явление иконы "Державной" и отречение от престола императора Николая II // Посев. 2009. № 3 (1578). С. 21–24.
9.Бабкин М.А. Воззрения иерархов Русской православной церкви на миропомазание всероссийских императоров в царствование Николая II // Москва. 2009. № 5. С. 229–233.
10.Бабкин М.А. Поместный собор 1917–1918 гг.: вопрос о совести православной паствы // Вопросы истории. 2010. № 4. С. 52–61.

См. также:

11.Бабкин М.А. Современная российская историография взаимоотношений Русской православной церкви и государства в начале XX века (досоветский период) // Отечественная история. 2006. № 6. С. 171–180.
12.Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. (Материалы и архивные документы по истории Русской православной церкви) /Сост., авт. предисловия и комментариев М.А.Бабкин. М., Изд. Индрик. 2008. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. – 632 с.

Михаил Анатольевич Бабкин, доктор исторических наук,
профессор Московского педагогического государственного университета
Тезисы доклада. Круглый стол на Социологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова. 27 мая 2010 г. http://www.evangelie.ru/forum/t71346.html

+2

3

"Разве так обретаются святые мощи?!" О мистическом смысле убийства Царской Семьи и «перезахоронения останков»

ДУХОВНЫЙ ВЗГЛЯД  НА ЕКАТЕРИНБУРГСКУЮ ТРАГЕДИЮ

Не утихает дискуссия по поводу нового витка событий, связанных с судьбой т. н. екатеринбургских останков. Приводятся многие доводы «за» и «против» признания их подлинности. Первые – со стороны, мягко выражаясь, людей неверующих, а точнее – безбожников и богоборцев, которые почему-то в этом крайне заинтересованы. Вторые – от искренне верующих чад Русской Православной Церкви, старающихся разоблачить подлоги первых. Но, как правило, с обеих сторон, за редким исключением, в качестве аргументов используются материальные понятия и предметы. Тем не менее, при объективном рассмотрении доказательств, выводы, построенные (или подстроенные) только на результатах генетической экспертизы, никак не могут быть признаны достоверными.

Неопровержимые свидетельства, начиная с фундаментального труда Н.А. Соколова, полностью разбивают официальную версию следствия и заключение «рабочей группы по вопросам, связанным с исследованием и перезахоронением находящихся в Государственном архиве Российской Федерации останков Цесаревича Алексея и Великой Княжны Марии Романовых». Но организаторы «крупного государственно-церковного мероприятия» делают вид, что ничего не замечают. «Сценарий церемонии уже известен, за его составление отвечает государственный герольдмейстер Георгий Вилинбахов. <...> Сама церемония перезахоронения состоится в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. Именно в Петропавловском соборе ранее были захоронены другие члены Царской Семьи», – сообщает ряд средств массовой информации и дезинформации, развернувших мощнейшую кампанию в поддержку инициаторов перезахоронения.

Но рассмотрим проблему с духовной точки зрения, с учетом опыта Святой Православной Церкви.
Прежде всего, мы должны понимать, что подвиг святых Царственных Мучеников – это особое явление не только в церковной истории, но и в истории всего человечества, которая на протяжении последних двух тысячелетий представляет собой непрерывную борьбу врага нашего спасения и его пособников против Православия и самодержавия.

Вне всякого сомнения, со стороны предпринявших екатеринбургское злодеяние – это ритуальное убийство, которое мистически открыло дорогу антихристу и развязало руки его предтечам. Поэтому богоборцы давно хотят похоронить не только «царские» останки, но и всю правду об убийстве этой святой Семьи, которую уничтожали как символ Православной Руси, как носителей идеи православной монархии, исполнивших в своей жизни заповеди Евангелия.

«Бог, по образу Своего Небесного единоначалия, устроил на земле Царя; по образу Своего Вседержительства – Царя самодержавного; по образу Своего Царства непреходящего – Царя наследственного. <…> Священнодействие царского Венчания Православная Церковь начинает тем, что предлагает благочестивейшему Императору произнести во всеуслышание Православное исповедание веры. Это значит, что Церковь, как сама основана непоколебимо на камени веры, так желает и царское достоинство и желаемое благословенное царствование утвердить непоколебимо на камени веры. И поистине, если Господу нашему Иисусу Христу „дадеся <…> всяка власть на небеси и на земли“ (Мф. 28, 18), если Он, по слову Тайновидца, есть „Князь Царей земных“ (Откр. 1, 5), – то Царь и Царство могут быть истинно благословенны и благоденственны только тогда, когда угодны Ему и Его Верховному владычеству, а угодны Ему могут быть только тогда, когда право исповедуют и деятельно хранят веру, которая есть сила и средство Его владычества. <…> Весь чин царского Венчания Святая Церковь, как облаком Духа, облекает, как благоуханием священного кадила, исполняет обильною молитвою. Каждое восприемлемое Царем знамение величества – порфиру, венец, скипетр, державу – она осеняет Божественным Именем Пресвятой Троицы. И сего не довольно. Чтобы усвоить Царю более внутреннее, таинственное освящение, она священным Помазанием полагает на нем „печать дара Духа Святаго“, приближает Его к самой Трапезе Господней и в лице священнодействующих и священнослужащих укрепляет Его на великий подвиг царствования Божественною Пищею Тела и Крови Господней. Как велико воистину значение православного царского величества! Мне кажется, что я слышу древние иерусалимские пророческие от лица Божия гласы: „Вознесох избранного от людей Моих <…>, елеем святым <…> помазах его“ (Пс. 88, 20–21)», – читаем в книге «Государственное учение Филарета, митрополита Московского».

Вспомним теперь статьи 62–64 Свода Законов Российской Империи: «Первенствующая и господствующая в Российской Империи вера есть Христианская, Православная, Кафолическая, Восточного Исповедания. Император, Престолом Всероссийским обладающий, не может исповедовать никакой иной веры, кроме Православной. Император, как христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель Правоверия и всякого в Церкви Cвятой благочиния».

Государь Император Николай II Александрович воистину был ревнителем и защитником Святой Православной веры не только в своем православном Отечестве, но и за его пределами. Помазанник Божий и члены Августейшей Семьи отличались высочайшим благочестием. За время царствования Царя-Мученика небывалого расцвета достигло церковное строительство в широком понимании этого слова. Были возведены новые храмы и обители, наблюдалось развитие духовного просвещения и миссионерской деятельности, при непосредственном участии Государя состоялось прославление многих святых угодников (чего стоит только твердая позиция Царя в вопросе прославления преп. Серафима Саровского и его личное присутствие на Саровских торжествах, где он вместе со священнослужителями нес раку с мощами святого). Не счесть благотворительных акций во славу Имени Христова в России и за рубежом при содействии Царя-Батюшки. Всего не перечислить... «Царь православный», – поется в национальном русском гимне «Боже, Царя храни!» Император Николай II был воистину православным Царем. <…>

При симфонических отношениях (симфония властей – православный принцип взаимоотношений церковной и светской властей, когда они находятся в состоянии согласия и сотрудничества без вторжения одной в сферу компетенции другой, – примеч. ред.) Церковь и православная монархия делают на земле общее дело Божие. Они, словно душа и тело, образуют единый организм. В идеале у них одна цель – воспитание граждан Отечества Небесного, спасение душ для блаженной Вечности. Понятно, что такое мироустройство вызывает у сатаны жгучую ненависть, и на его разрушение он бросил все свои легионы. Этот процесс длится веками и имеет серьезные результаты. В России это <…> реформы Петра I, Синодальный период, события 1905 года и, наконец, февральский и октябрьский перевороты 1917 года.
Необходимо понимать, что все негативные явления, которые мы сегодня наблюдаем, – это следствие и продолжение богоборческого февральского переворота. В труде приснопамятного владыки Иоанна (Снычева) «Самодержавие духа» блестяще обличается «великая ложь демократии». Ложь – это главное оружие врага спасения, причина вечной погибели. <…> Вольно или невольно ее приняло большинство жителей планеты. Но «истинно разумеющие Евангелие никогда не находили и не найдут в нем демократического учения», – пишет великий русский державник митрополит Филарет. 
 
Помазанника Божия и членов его Семьи убили для того, чтобы стереть с лица земли Православное Царство, предать забвению само это понятие. Уничтожение православной монархии и Российской Империи заложило основу построения «нового мирового порядка» антихриста. Его предтечи и слуги уже безпрепятственно ведут свою подлую работу, открыто реализуя «тайну беззакония» (см.: 2 Фес. 2, 7). Государь Император Николай II был тем «удерживающим», при котором эта «тайна» не могла «совершиться». <…> А «в настоящий исторический момент абсолютно все происходящее в мире имеет причины духовные, а последствия – апокалиптические», – справедливо отметил митрополит Одесский и Измаильский Агафангел в своем выступлении на VIII Всемирном Русском Народном Соборе.

Запланированное на февраль перезахоронение «царских» останков – это еще один мистический акт. Это продолжение злодеяний цареубийц их потомками, которые стремятся скрыть духовный смысл екатеринбургской трагедии и подвига святых Царственных Мучеников, вычеркнуть из памяти народной правду о ритуальном убийстве Царской Семьи и истинной цели главных организаторов этого преступления – подготовке пришествия и воцарения антихриста. <…>

О СВЯТЫХ МОЩАХ  И «ЦАРСКИХ» ОСТАНКАХ

Один из важнейших критериев, которым руководствуется Православная Церковь при прославлении святых, – совершаемые ими после земной кончины чудотворения. Как правило, Господь особо оказывает милость к страждущим людям у мест, где находятся святые мощи Его угодников. 

Более двух веков прошло со дня кончины блаженной Ксении Петербургской, но не иссякают чудеса, творимые Господом по ходатайству сей дерзновенной о нас молитвенницы. Благоговейно хранит народ православный память об этой избранной угоднице Христовой. По отшествии матушки Ксении в Вечность на месте ее земного упокоения было явлено несчетное количество знамений неизреченной милости Божией к роду человеческому. По молитвам блаженной тысячи людей исцелились от тяжких духовных недугов и неизлечимых телесных болезней. У множества верующих необыкновенным образом устроились, казалось бы, неразрешимые земные дела. Сколько душ, изнемогавших в борьбе с житейскими невзгодами, обрели по предстательству Матушки утешение и помощь от Господа! Дошедшие до отчаяния люди выходили из часовни блаженной бодрыми и готовыми на любые подвиги во славу Божию. <…>

Едва ли можно передать человеческим языком те благодатные надмирные ощущения и переживания, которые испытывают богомольцы, приходящие к великой святыне. Но вот одно из таких свидетельств: «Я замечал: придешь, бывало, на Смоленское без особой просьбы – просто пообщаться молитвенно с Матушкой... Постоишь, приложишься к могилке, прочтешь акафист… Возвращаешься обратно, и в душе такое чувство, будто произошло что-то очень важное. Что? Трудно сказать, невозможно сказать… Но это „что-то“ бывает важнее иной исполненной просьбы. И такая радость: чувствуешь, что вот она, Матушка, рядом, не забывает тебя, привет передает. Нет, это не фантазия, не воображение – это живое, теплое чувство. Те, кто любит все объяснять по-житейски, – те любому чуду найдут объяснение. Помню, говорил с товарищем по работе: делились друг с другом своими мечтами… Потом предлагаю ему: давай на Смоленское сходим – может, Матушка поможет нам?.. Он с недоверием, но согласился… В течение года большая часть его прошений исполнилась! Я ему говорю: „Ну, теперь-то ты веришь?“ А он улыбается и начинает все объяснять простыми житейскими причинами… Да ведь причины причинами, а жизнь могла повернуться совсем иначе – и ни одно желание не исполнилось бы!.. Нет, всегда надо замечать ответ на свою молитву, а заметив, – благодарить. Вот, цветы к часовне принести… Мы тут решили, что, если зимой простые цветы нести – они же погибнут тотчас. Купили цветок в горшке – теперь он стоит возле могилки…»

Подает Всещедрый Господь всем, с верою и любовью приходящим к блаженной Ксении, силу и крепость в несении жизненного креста, исцеление от немощей и надежду на спасение в Вечности.  Народное почитание святой никогда не прекращалось. Часовня над ее усыпальницей была местом благоговейного паломничества православных до и после октябрьского переворота. В годы открытого богоборчества власти Ленинграда пытались всеми способами положить этому конец, но любовь верующих оказалась сильнее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем (1 Ин. 4, 16); Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится (1 Кор. 13, 8). Сегодня часовня на Смоленском кладбище – одна из главных святынь Петербурга, она по-прежнему привлекает богомольцев из разных стран мира, которые духом ощущают необходимость посещения этого благодатного места.

Приведу также строки из своей книги «Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа»: «„Приходите ко мне на могилку как к живому, разговаривайте как с живым, и я всегда помогу вам“, – многим говорил в свое время вырицкий старец. И вот уже более шести десятилетий идут безконечной вереницей искатели нетленных небесных сокровищ к месту земного упокоения великого подвижника, на маленький церковный погост у стен вырицкого Казанского храма. Приходят сюда многие люди и со своими земными проблемами – всех с любовью, как и во дни своего земного жития, принимает преподобный. Благодать Божия... Всем, кто идет сюда с открытым сердцем, дарует ее человеколюбивый Господь. Это те духовные ощущения, которые хорошо знакомы по личному опыту многим православным людям – они невещественны и безвидны, но вполне явственны. Они охватывают и наполняют всего человека, поднимая его над миром. По слову святителя Игнатия (Брянчанинова), „Господь, хотящий перевести кого от кровяного или душевного ощущения к ощущению духовному, посылает ему от времени до времени опытно вкусить этого ощущения. Такое вкушение – яко соглядатай земли обетованной“. Это дивное состояние, когда нисходят в душу неизреченный мир и спокойствие. В сердце царит необычайная тишина, и вкушает оно любовь, от Господа исходящую и ко Господу зовущую. Это состояние безконечной радости и умиления, когда теряет цену все вещественное и тленное... Небольшой земляной холмик, зимой бережно укутанный еловым лапником, а летом всегда украшенный живыми цветами. Восьмиконечный деревянный крест с неугасимой лампадой. На кресте – фотография старца, облаченного в схиму. Его глаза поражают всех необычайной глубиной – с живым участием и безконечной любовью смотрит он в мир из Вечности... Таким помнят место земного упокоения преподобного несколько поколений верующих людей. К прославлению преподобного Серафима Вырицкого на пожертвования благочестивых почитателей его памяти над могилами великого святого и его верной сподвижницы старицы схимонахини Серафимы (Муравьевой) была возведена деревянная часовня и установлены памятные надгробия. Здесь – одно из удивительных мест, где таинственным образом явственно соприкасаются Небо с землею. Души, ищущие спасения, здесь мгновенно вступают в незримую, но реальную духовную связь с Небесным. Здесь особая тишина, в которой слышно всякое сердечное воздыхание. Это – место, где Господь особо откликается на мольбы человеческие, и где милосердие Божие, по молитвам святого, изливается на людей. Непостижимо изменяются к лучшему судьбы целых семей. Чудесным образом управляются многие сложные земные дела. Возвращаются к людям телесное здравие и душевный покой, нисходит в души благодатный мир Христов, укрепляются они в вере и добродетели…» <…>

Все новые и новые свидетельства о небесной помощи по молитвам к преподобному Серафиму в самых разных житейских обстоятельствах привлекают в Вырицу множество паломников.
Те же благодарственные слова можно сказать и о блаженной Матронушке Московской, у святых мощей которой никогда не иссякают реки людские...

Итак, соборная народная душа безошибочно определяет святыню и тянется к ней, желая соприкоснуться с горним миром и получить отклик на свои молитвы. Совершается все это в Духе Святом, Который открывает верным чадам Божиим еще на земле радости грядущего Небесного Царствия. Вот что пишет преподобный Силуан Афонский: «На Небесах все живет и движется Духом Святым. Но и на земле – Тот же Дух Святый. Он живет в нашей Церкви; Он живет в Таинствах; Он – в Священном Писании; Он – в душах верующих. Дух Святый всех соединяет, и потому святые нам близки; и когда мы молимся им, то в Духе Святом они слышат наши молитвы, и наши души чувствуют, что они молятся за нас».

Именно благодатный соборный опыт является главным критерием для определения святости, ибо материальными средствами и способами постичь духовное невозможно. Можно ли взвесить или измерить благодать Божию?..   

Обретение святых мощей угодников Божиих – это дар, ниспосылаемый свыше, для утверждения веры и укрепления в ней немощных душ человеческих, а не следствие идентификации по ДНК. Кстати, такие исследования имеют довольно высокий коэффициент ошибок, о чем пишут ведущие специалисты по биометрии из всемирно известной компании IBM (Р. Болл, Д. Коннел, Ш. Панканти, Н. Ратха и Э. Сеньор. Руководство по биометрии. М., 2007). А что уж тогда говорить о возможной фальсификации...

В неимоверных страданиях, перенесенных в заточении святым Государем и членами его Семьи со смирением, терпением и кротостью, в их мученической кончине был явлен побеждающий зло мира сего свет Христовой веры. Это – крестный подвиг подражания Самому Господу. Это – образец преданности Святой Руси и ее заветам. Это – пример стояния в вере даже до смерти, увенчанного победой. 

Несомненно, что их святые мощи в случае обретения имели бы особую многоцелебную силу, стали бы источником множества благодатных чудес. Думается, богоборцы потому и предали их огню и залили кислотой – не столько с целью уничтожить следы своего злодеяния, сколько для того, чтобы тела святых Царственных Мучеников не сделались великой православной святыней.

17 лет пребывают в Петропавловском соборе т. н. екатеринбургские останки, но ни единого связанного с ними чуда, ни одного не зависящего от субъективных человеческих суждений  сверхъестественного свидетельства от Самого Бога о святости этих останков – не имеется. Притом что это место как усыпальницу русских Императоров посещает множество людей! В храме по воскресным дням, двунадесятым и престольным праздникам регулярно совершаются богослужения. <…> По особому расписанию служатся панихиды в дни памяти почивших Императоров и Великих Князей, т. е. в соборе постоянно идет молитва! Думается, что если бы там находились святые мощи Царственных Мучеников, этих невинных Агнцев, стоящих в белых одеждах у Престола Божия, то за почти два десятилетия от них произошло бы неисчислимое количество чудес и исцелений. Как сказал один благочестивый христианин, «в Екатерининском приделе Петропавловского собора давно должно было бы миро по стенам течь!» В разных городах и странах засвидетельствованы многочисленные чудеса, явленные Господом по молитвам к святым Царственным Мученикам. Известно множество случаев мироточения и благоухания даже бумажных икон Царской Семьи. Кстати, в Вырице верующие тоже не раз ощущали необыкновенное благоухание у часовни преподобного Серафима. Свидетельства любви Божией к немощи человеческой многократно были явлены и у раки с мощами его наставника – преподобного Варнавы Гефсиманского, благословившего в своей келье в 1905 году Императора Николая Александровича на крестный подвиг... В Петропавловском же соборе ничего подобного не происходит. Поэтому не следует забывать, кто и при каких обстоятельствах «открыл» екатеринбургские останки. Сделали это «гробокопатели» – духовные наследники цареубийц! А кто проводил первые генетические экспертизы? – Лютые враги Православия и самодержавия из США и Евросодома! Но разве так обретаются святые мощи?! 

30 сентября с. г. появилось «Заявление Синодального информационного отдела Московского Патриархата в связи с дискуссией об установлении подлинности царских останков», в котором, в частности, сказано: «Останки Царственных Страстотерпцев после положительного заключения экспертов и церковного решения должны почитаться как святые мощи. Последнее невозможно без всеобщей и безусловной рецепции (от лат. «receptio» – принятие, усвоение, – В.П.Ф.) результатов исследования, оспаривание которого может создать разделения в обществе и Церкви. В случае положительного заключения экспертиз о подлинности останков вопрос о признании их святыми мощами будет представлен епископату Русской Православной Церкви для рассмотрения».

Здесь, похоже, содержится намек на то, что в Петропавловском соборе находятся именно «останки Царственных Страстотерпцев». Ну, а мудреное слово «рецепция» означает полное и безоговорочное согласие всех чад Церкви на новую установку, фактически навязанную светскими безбожными властями, исполняющими волю врага спасения рода человеческого. Но можно ли решать вопрос о почитании святых мощей в приказном порядке? А как же сформулированные Церковью еще в 1995 году десять вопросов, ответы на которые не даны до сих пор? Сегодня они могут быть существенно дополнены, ибо имеющиеся факты вопиющи, и они опровергают результаты генетических исследований. Главное же – это описанные выше духовные моменты. Повторим: святые мощи – это дар Божий, источник благодати Духа Святаго, и обретаются они не по решению правительственной комиссии, а по неизреченной милости Господней. Соборная народная душа – это тонкий духовный барометр. Обмануть ее невозможно. Признание екатеринбургских останков святыми мощами может привести к печальным последствиям.
Святые Царственные Мученики, молите Бога о нас!   

В.П. ФИЛИМОНОВ,
писатель-агиограф

+1

4

0

5

maxcom110 написал(а):

почитании святых мощей в приказном порядке?

Да запретит им Господь.
Достаточно они уже натворили рукотворных чудес... Прости Господи.

0

6

Император Николай II и Русская Православная Церковь в годы революции 1905—1906
Роль Русской Православной Церкви в жизни государства

К началу XX века Русская Православная Церковь прошла сложный и тернистый путь, разделяя все радости и скорби народа. Церковь стояла у самых истоков создания Русского государства, и можно с уверенностью сказать, что Россия, как самостоятельная и самобытная нация, родилась, приняв христианство.

Преосвященный Димитрий, архиепископ Херсонский, писал: «Откуда все, что есть лучшего в нашем Отечестве, чем ныне более дорожим мы по справедливости, о чем приятно размышлять нам, что отрадно и утешительно видеть вокруг себя?От веры Православной, которую принес нам равноапостольный князь наш Владимир. Мы не можем не радоваться необъятному почти величию земли отечественной. Кто первый виновник его?Святая вера Православная.

Она соединила воедино разрозненные племена славянские, уничтожила племенные их отличия и образавала единодушный народ русский. Кто соблюл и сохранил нашу народность в течение стольких веков, после стольких переворотов, посреди стольких врагов, посягающих на нее? Святая вера Православная.

Она очистила, освятила и укрепила в нас любовь к Отечеству, сообщив ей высшее значение в любви к вере и Церкви. Она воодушевила героев Донских и Невских, Авраамиев и Гермогенов, Мининых и Пожарских. Она вдыхала и вдыхает воинам нашим непоколебимое мужество в бронях и освящает самую брань за Отечество как святый подвиг за веру Христову».

С самого начала Церковь была подлинным «светильником земли Русской». Святой Апостол Андрей Первозванный, святая княгиня Ольга, святые князья Борис и Глеб, святой равноапостольный князь Владимир, святой благоверный Великий князь Александр Невский - ими стояла и крепла Русская Земля. Особенность Русской Православной Церкви заключалась в том, что каждый ее подвижник становился духовным кормчим народа и Отечества. Князья, митрополиты, простые монахи и безродные Божий люди были одинаково почитаемы в народе за свою любовь ко Христу Спасителю. Особенным явлением в жизни русской Церкви было старчество.

Один купец, исцеленный от азартной страсти старцем Амвросием Oптинским, писал о старчестве: «За эти годы я много думал о старчестве. Вы, сударь, конечно, знаете, что нигде, кроме России, такого явления нет. Я думаю, его породил особый склад души русского человека, которому нужен умудренный жизнью советчик, не облеченный никакой другой властью, кроме власти, дающейся бескорыстным и беззаветным служением Богу и людям. Старец близок к народу, доступен, но одновременно окружен тайной своей причастности ко всему небесному, и тайна сия велика есть...»

Православные святые не стремились к внешней эффектности, они, на первый взгляд, были самыми обыкновенными, простыми людьми, ничем не отличающимися от остальных. Пришедший к ним человек чувствовал не подавленность и страх, а безраздельную любовь и радость. Первые же секунды общения с подвижниками являли все величие и чистоту их души, величие данной им Богом власти и в то же время, глубокое смирение перед волей Божьей. Православные подвижники, в княжеском ли венце, в архиерейской ли митре, в монашеском ли клобуке, или в нищенском рубище, были подлинными светильниками, к ним стремились тысячи страждущих, неся им свои скорби и радости.

Цитируемый уже нами исцеленный купец писал о старце Амвросии Оптинском:«Вот иногда я слышу: ну что особенного в отце Амвросии? Никаких таких подвигов духа он не совершал, не был отшельником, не постился сорок дней, не налагал на себя вериги. Да, все это так. И все-таки он - настоящий подвижник, и его подвиг в каком-то смысле потяжелее других. <...> Он взял на себя труд старчества - непрерывного служения людям, духовного общения с ними, взвалил на себя непосильное бремя страстей человеческих»?

Особой была роль Русской Церкви в жизни государства. Глава государства - Великий Князь, Царь - правил земной жизнью своих подданных. Его забота, попечение простирались на тело российской земли. Дух России, духовная жизнь русских людей окормлялись Русской Церковью.

Церковь присутствовала в жизни русского человека от рождения до самой смерти. Церковь крестила, венчала, миропомазала, соборовала, благословляла, отпевала. Многие церковные иерархи были советниками русских Государей. Церковь поддерживала Царей в их благих начинаниях, удерживала от дурных поступков, укрепляла в минуты слабости и уныния. Иоанн Грозный долгое время имел в своих советчиках священника Сильвестра, в минуты гнева смиренно выслушивал обличения Василия Блаженного; Царь Алексей Михайлович постоянно советовался с патриархом Никоном; Император Павел I решительно преградил путь масонству в России, мечтал о вселенском торжестве Православной Церкви, что явилось не последней причиной его мученической кончины; Император Александр I посещал валаамских старцев, и, вполне вероятно, принял тайный постриг под именем старца Феодора Козьмича; Император Александр III умер на руках праведного Иоанна Кронштадтского.
 
Уже в самом начале Царствования Императора Николая II начался процесс исцеления «глубоких духовных ран». По личному почину Царя был канонизирован преподобный Серафим Саровский. Его канонизация стала началом прославления множества русских святых. Среди них - святитель Иоасаф Белгородский, святая благоверная княгиня Анна Кашинская, священномученик Ермоген, Патриарх Московский и всея Руси...

Но отношения Церкви и государства были не всегда идиллическими. Иоанн Грозный, поверив наветам врагов, заточил в тюрьму митрополита Филиппа, где тот скончался. Патриарх Иов несколько раз менял свои мнения относительно самозванства Гришки Отрепьева и гибели царевича Димитрия, поддерживая то Бориса Годунова, то самозванца. Алексей Михайлович заточил своего ближайшего помощника и советчика Патриарха Никона.

Император Петр Великий нанес тяжелый удар по Русской Церкви, упразднив патриаршество. Дело было даже не только в том, что возобладала, по сути, протестантская форма правления, когда монарх был одновременно главой Церкви, но в том, что была нарушена иерархия власти. Церковь земная стала, по сути, одним из государственных институтов.

Синодальная система, конечно, не могла изменить мистической сути Православной Церкви, но она нанесла большой вред ее соборному началу. Вплоть до Царствования Императора Николая I во главе Святейшего Синода оказывались разные люди, иногда совершенно чуждые Православию и даже ему враждебные, такие, как например, И.И. Мелиссино. XVIII век, с его преклонением перед западными обычаями, породил далекий от Православия слой русского дворянства.

И в данном случае, большим счастьем.для Православной Церкви стало то обстоятельство, что русские Монархи, от Императора Павла I и до Императора Николая II, были людьми глубокой веры. Именно позиция верховной власти, ее отношение к Православной Церкви возвращали Синодальной системе духовный смысл.

В соответствии с законами Российской Империи, Император «есть верховный хранитель и защитник догматов господствующей веры. В управлении церковным народом самодержавная власть действует посредством Святейшего правительствующего Синода, ею учрежденного».

Тем не менее, нарушение симфонии властей не могло не привести к негативным явлениям как в Церкви, так и в государстве. Что касается Церкви, то к началу XX века ее затронули процессы новой исторической эпохи, характерные для всего русского общества. В духовные семинарии все больше попадают дети сельских священников, а также представители других сословий, купцов и мещан.[4] Одновременно из года в год уменьшается число выпускников, принимающих священнический сан.

С ростом капиталистических отношений в деревне секуляризируется крестьянский быт, что приводит к уменьшению авторитета сельского батюшки. Уходящие в города крестьяне приносят из них в деревню революционные богоборческие идеи, чему способствует также земская школа, настроенная, как правило, антицерковно. Одновременно в самой Церкви наблюдаются тенденции политизации, все большего стремления ее представителей участвовать в политической жизни общества, что отрицательно сказывалось на внутрицерковной жизни. Политизация затронула даже некоторых высших иерархов церкви. Политизация Церкви была весьма негативным и опасным явлением в церковной жизни России.

Император Николай II и Православная Церковь

altКак мы уже писали, Император Николай II, будучи православным христианином, весьма близко принимал к сердцу заботы и нужды Церкви. Самое главное, Государь понимал необходимость восстановления симфонии властей.«Николай II, - считает митрополит Иоанн (Сычев),- как никто другой из его венценосных предшественников, понимал жизненную необходимость восстановления соборного единства русской жизни.

Хорошо зная историю, он прекрасно понимал, что ни дворянство, ни чиновничество, ни органы земского управления не могут стать опорой Царю в стремлении "смирить всех в любовь ". Сперва должны быть залечены те глубокие духовные раны, которые мешают восстановить былое мировоззренческое единство народа, единство его нравственных и религиозных идеалов, его национального самосознания и чувства долга. Единственной силой, способной на это, была Православная Церковь.

И Государь совершенно правильно решил, что сперва должны быть восстановлены соборные начала в церковной жизни, а затем уж, опираясь на ее мощную духовную поддержку - и в общественно-государственной области».

Царствование Николая II хорошо подтверждает это мнение митрополита Иоанна. В начале XX века В Русской Православной Церкви было: более более 100 епископов, свыше 50 тыс. приходских храмов, около 100 тыс. белого духовенства, включая священников и диаконов, 1000 монастырей, 50 тыс. монашествующих. Однако, как справедливо пишет отец Георгий Митрофанов, приходов и духовенства явно не хватало. Еще больше не хватало высших духовных учебных заведений.
 
Уже в самом начале Царствования Императора Николая II начался процесс исцеления «глубоких духовных ран». По личному почину Царя был канонизирован преподобный Серафим Саровский. Его канонизация стала началом прославления множества русских святых. Среди них - святитель Иоасаф Белгородский, святая благоверная княгиня Анна Кашинская, священномученик Ермоген, Патриарх Московский и всея Руси, святитель Иоанн Тобольский, преподобная Ефросиния Полоцкая. За время Царствования Николая II было прославлено больше святых, чем за все предыдущие Царствования.

Одновременно строилось много церквей и монастырей. Количество церквей, например, увеличилось на 10 тысяч, составив к 1917 году 57 тысяч, а количество монастырей более чем на 250 (к 1917 году их было 1025). Царь и его Семья были примером благочестия и глубокой веры. Государь и Государыня жертвовали личные средства, на строительства храмов, ежедневно посещали церковную службу, соблюдали посты, регулярно приобщались Святых Христовых Тайн, благоговейно поклонялись святыням - святым мощам и чудотворным иконам. Николай II помогал духовно-просветительской миссионерской деятельности среди татар Казанской епархии, где первые десять учеников содержались на его средства; Православной Миссии в Японии; на царские деньги содержалось Палестинское Православное общество; строились храмы на Святой Земле.

Царь поступал таким образом не в силу политического расчета, а следуя глубоким религиозным убеждениям. Каким проникновенным смыслом наполнены слова его резолюций о канонизации святых! Так, Государь писал о преподобной Анне Кашинской: «В течение всей своей жизни она была образцом христианской супруги и матери, отличалась христианской любовью к бедным и несчастным, проявляя искреннее благочестие, мужественно перенося всевозможные испытания».

О прославлении святителя Иоанна Тобольского: «Приемлю предложения Святейшего Синода с умилением и с тем большим чувством радости, что верю в предстательство Святителя Иоанна Тобольского в эту годину испытаний за Русь Православную».

Прославление святого Серафима Саровского в июле 1903 года явилось последним ярким примером единения Царя, Церкви и Народа.«По всей губернии,- вспоминал генерал А.А. Мосолов, - и особенно начиная от границы губернии, на десятки верст тянулись огромные вереницы народа. Говорили, что помимо окрестных жителей со всех концов России в Саров прибыло около 150000. Прибытие в Саров было удивительно торжественно. Колокольный звон, множество духовенства, толпы народа около Государя. Вечерня. На другой день самый чин прославления тянулся четыре с половиной часа. Удивительно, что никто не жаловался на усталость, даже Императрица почти всю службу простояла, лишь изредка присаживалась.

Обносили раку с мощами уже канонизированного Серафима три раза вокруг церкви. Государь не сменялся, остальные несли по очереди. <...> В день нашего отъезда Их Величества посетили скит святого и находящуюся близ него купальню. <...> Губернатор В. Ф. фон дер Лауниц получил указание от Государя не мешать народу находиться на царском пути. Организовать это было трудно, и были вызваны войска. Солдаты держали друг друга за руки, чтобы оставить свободный проход для Государя и духовной процессии. В купальне был отслужен молебен, после которого Государь со свитой, но без духовенства, отправился обратно в монастырь, из которого был устроен дощатый спуск, местами на довольно высоких козлах.

Губернатор высказал опасения, что толпа, желающая ближе видеть Царя, прорвет тонкую цепь солдат и наводнит шоссе. В это время Государь, не предупредив никого, свернул резко направо, прошел цепь солдат и направился на гору. Очевидно, он хотел вернуться по дощатой дорожке и дать, таким образом, большому количеству народа видеть его вблизи. Его Величество двигался медленно, повторяя толпе: "Посторонитесь, братцы". Государя пропускали вперед, но толпа медленно сгущалась за ним, только Лауниц и я удержались за Царем.

Пришлось идти все медленнее, всем хотелось видеть, и, если можно, то и коснуться своего Монарха. <...> Все больше теснили нашу малую группу в три человека, и наконец, мы совсем остановились. Мужики начали кричать: "Не напрягайте", и мы опять подвинулись вперед на несколько шагов. <...> В это время толпа навалилась спереди, и он невольно сел на наши с Лауницем скрещенные руки. Мы подняли его на плечи. Народ увидел Царя, и раздалось громовое "ура!"».

При отъезде из Сарова к Императору с трогательной речью обратился епископ Иннокентий:«Благочестивейший Государь! Русский народ, собравшийся на великое торжество милости Божией, явленное в Саровской обители, пережил знаменательные дни тесного общения с Тобою: Православный Царь был на богомолье вместе со Своим народом в святой обители. И народ видел, как пешим его Царь-батюшка посещал святые места Сарова, как нес Он на Своих плечах святые мощи новоявленного Саровского Чудотворца; народ видел, как с ним вместе, на коленях и со слезами, молились угоднику Божию Царь и Царица. <...> Вместе с Саровской пустынью глубокий земной поклон делает своему Царю и вся земля Русская».

Тогда же, во время Саровских торжеств, Николаю II передали письмо преподобного Серафима, которое он написал незадолго до своей кончины и просил верующую женщину, Е.И. Мотовилову, передать его тому Царю, который приедет в Саров «особо обо мне молиться». « Что было написано в письме, осталось тайной. Только можно предполагать, что святой прозорливец ясно видел все грядущее, а потому предохранял от какой-либо ошибки и предупреждал о грядущих событиях, укрепляя в вере, что все это совершается не случайно, а по предопределению Предвечного Небесного Совета, дабы в трудные минуты испытаний Государь не пал духом и донес свой тяжелый мученический крест до конца».

Н.Л. Чичагова писала, что когда «Государь прочитал письмо, уже вернувшись в игуменский корпус, он горько заплакал. Придворные утешали его, говоря, что хотя батюшка Серафим святой, но может ошибаться, но Государь плакал безутешно».

Саровские события оказали огромное влияние на Николая II. Самым главным их последствием стало осознание Царем переживаемой эпохи, как преддверия грядущего Апокалипсиса. Николай II ясно осознал, что отдалить Апокалипсис можно не человеческими усилиями, а, в первую очередь, духовным перерождением общества, возвращением его к христианскому мировоззрению и образу жизни.

altВ связи с этим Царь еще больше укрепился в Православии, еще больше стал придавать значение Православной Церкви, еще больше уделять внимание ее проблемам.

Между тем, несмотря на всеобщий духовный подъем в дни Саровских торжеств, Николай II не нашел синодальной поддержки в осознании необходимости прославления преподобного Серафима. Святейший Синод даже накануне канонизации пребывал в сомнении в ее целесообразности.

Понадобилась личная резолюция Государя: «Немедленно прославить!», чтобы прославление состоялось. То же самое касается и прославления святителя Иоасафа Белгородского. Синод хотел отложить его прославление, но Николай II сам назначил этот срок. Волею Государя был прославлен и Иоанн Тобольский.«Нужно признать, - пишет современный исследователь, - что Царь в деле прославления святых шел впереди Синода».

В этом также проявлялось осознание Царем надвигающегося Апокалипсиса. Прославление праведников, по убеждению Царя, должно было спасти Россию будущего.

Большинство современников этого не понимало, считая набожность Царя и его благоговейное отношение к святыням проявлением ретроградства и ханжества. Каким контрастом по сравнению с глубоко православным взглядом на современные события Николая II звучат высказывания многих образованных современников тех лет! Приведем одно из них. Высказывание Великого Князя Александра Михайловича наиболее ярко выявляет огромную пропасть, разделяющую Царя и образованное общество.

В 1905 году, во время начавшейся войны с Японией, Великий Князь писал:«Уходящие полки благословлялись иконой св. Серафима Саровского, которого недавно канонизировал Синод. Незнакомые черты его лица очень угнетающе действовали на солдат. Уж если нужно было вовлекать Бога и святых в преступную дальневосточную бойню, то Ники и его епископы не должны были отказываться от верного и привычного Николая-Угодника, который был с Российской Империей все триста лет сражений. К концу русско-японской войны я чувствовал прямо-таки отвращение к самому имени Серафима Саровского. Хоть он и вел праведную жизнь, но в деле вдохновения русских солдат он потерпел полную неудачу».

Главным в этих словах Александра Михайловича является его глубокая неприязнь к святому Серафиму Саровскому. Причины этой неприязни непонятны, так как объяснения, которые дает Великий Князь, абсолютно неубедительны. Во-первых, из множества фотографий и свидетельств времен русско-японской войны вовсе не следует, что Государь благословлял войска иконой преподобного Серафима. Царь осенял солдат иконой Спасителя. Во-вторых, совершенно непонятно, откуда Александр Михайлович знал-, что Серафим Саровский «угнетающе действует на солдат»? Думается, что все эти домыслы Великого Князя отражают его неприятие самой канонизации святого Серафима Саровского, непонимание церковной политики Царя.

Духовный кризис русского общества начала XX века коснулся и Церкви. Некоторые иерархи все больше начинали вмешиваться в мирские вопросы, стремились освободиться от опеки государства и неминуемо оказывались вовлеченными в политику. В рядах духовенства стали появляться свои реформаторы, либералы и даже революционеры (Гапон - яркий тому пример). Духовные академии и семинарии все больше выпускают из своих стен не священнослужителей, а революционеров. Причина этого заключалась не только в «испорченности» молодых слушателей, но зачастую в неумении или нежелании руководителей духовных школ бороться за души будущих священников.

Стремление некоторой части духовенства идти в ногу со временем, частичная политизация его, приводили, наоборот, к потере авторитета и оскудению доверия к священству. Митрополит Вениамин (Федченков) считал, что многие православные иереи и иерархи в начале XX века переставали быть «соленой солью» и не могли «осолить» других. Не отрицая поразительные примеры среди духовенства, митрополит Вениамин с сожалением констатировал, что «большей частью мы становились "требоисполнителями ", а не горящими светильниками».

Эти слова митрополита полностью совпадают с мнением Императрицы Александры Феодоровны, которая в беседе с князем Жеваховым сказала: «Расстояние между пастырями и паствой, о котором вы говорите, причиняет мне такую боль. Духовенство не только не понимает церковно-государственных задач, но не понимает даже веры народной, не знает народных нужд и потребностей. Особенно архиереи. Я многих знаю; но все они какие-то странные, очень мало образованы, с большим честолюбием.

Это какие-то духовные сановники; но служители Церкви не могут и не должны быть сановниками. Народ идет не за сановниками, а за праведниками. Они совершенно не умеют привязать к себе ни интеллигенцию, ни простой народ. Их влияние ни в чем не сказывается, а между тем, русский народ так восприимчив. Яне могу видеть в этом наследие исторических причин. Раньше Церковь не была во вражде с государством; раньше иерархи помогали государству, были гораздо ближе к народу, чем теперь»?

К началу революции 1905 года Церковь, как и все общество, была подвержена сомнениям и колебаниям.
В ней назревали негативные тенденции, которые в полной мере проявились во время революции...
http://3rm.info/publications/4228-imper … vnaya.html

+1

7

maxcom110 написал(а):

Стремление некоторой части духовенства идти в ногу со временем, частичная политизация его, приводили, наоборот, к потере авторитета и оскудению доверия к священству. Митрополит Вениамин (Федченков) считал, что многие православные иереи и иерархи в начале XX века переставали быть «соленой солью» и не могли «осолить» других. Не отрицая поразительные примеры среди духовенства, митрополит Вениамин с сожалением констатировал, что «большей частью мы становились "требоисполнителями ", а не горящими светильниками».


maxcom110 написал(а):

с мнением Императрицы Александры Феодоровны

maxcom110 написал(а):

Это какие-то духовные сановники; но служители Церкви не могут и не должны быть сановниками. Народ идет не за сановниками, а за праведниками


Как о нашем времени! Еще одно подтверждение того, что мы также находимся у последних времен.

+1

8

Князь Жевахов. Причины гибели России
Жевахов Николай Давыдович (1876-1949), князь, русский государственный деятель, камер-юнкер Высочайшего Двора, товарищ обер-прокурора Синода (15.09.1916 - 28.02.1917), духовный писатель. Брат-близнец епископа Иоасафа. В 1900-х занимался собиранием сведений о жизни святителя Иоасафа Белгородского (Горленко), дальним родственником которого был, и сыграл значительную роль в его прославлении в 1911 году.

В своих трудах, и прежде всего "Воспоминаниях" (1923 - 28), Жевахов дает глубочайшее историческое и религиозно-философское осмысление одной из самых трагических эпох жизни русского народа, пророческое предвидение многих событий 1920-30-х.

Кн. Жевахов раскрывает сокровенные планы врагов русского народа. Задача антирусской революции 1917 заключалась в "уничтожении России" и образовании на ее территории "царства" антирусского интернационала как опорного пункта для последующего завоевания других христианских государств. Планы темных сил "имели в виду развалить Россию в наикратчайший срок".

Революция, отмечал Жевахов, была не выражением "народного гнева против Царя и Его правительства", а лишь плодами безверия, самомнения и гордости людской.
Осмысливая свою эпоху, Жевахов писал, что люди настолько ушли от правды, что перестали узнавать ее.

"Если (люди) в явлениях повседневной жизни не прозревают промыслительных путей Божьих, ведущих к предопределенным Господом целям; если ниспосылаемые Богом испытания для пробуждения и вразумления людей всегда застают их врасплох и кажутся тем более неожиданными, чем более они ужасны, то кто не способен рассмотреть признаки приближения кончины мира, явления антихриста и Суда Божия над миром?!

Причины гибели России

На фоне мировых событий истории гибель России явилась такой гигантской катастрофою, что даже люди неверующие стали видеть в ней выражение кары Божией. Человечество ведь и до сих пор еще не усвоило в своем сознании природы Бога, не могущего быть ни мстителем, ни карателем, привыкло и до сих пор обвинять Бога во всех своих бедах и напастях, и там, где не разбирается в их причинах, там всегда виноватым остается Бог.
alt

В действительности же все то, что люди называют «гневом» или «карою» Божиими, является лишь выражением естественных законов причинности, только облеченным в ветхозаветную формулу - «Мне отмщение, Аз воздам» (Второзаконие, 32, 35). И если бы люди были более проницательны, жили бы, действовали и мыслили по-Божьи, не нарушая Божеских законов и не противясь всегда благой воле Бога, то никогда бы не видели тех «кар Божиих», какие являются лишь результатом их собственных преступлений.

В чем же выразились преступления русского народа, повлекшие за собой гибель России? Прошло уже 10 лет с момента этой гибели, а между тем и до сих пор нет единства в понимании причин ее. Каждый по-своему объясняет катастрофу, оправдывая себя и обвиняя других, однако все же вместе откровенно или прикровенно сваливают всю ответственность за гибель России на Государя Императора, обвиняя Царя в самых разнообразных преступлениях и не догадываясь о том, что эти обвинения обличают не только их собственное недомыслие, но и являются именно тем преступлением, какое и вызвало гибель России.

Так, один из виднейших иерархов Православной Церкви, обвиняя Государя Императора в нежелании восстановить патриаршество в России, говорит: «Господь покарал Государя и Государыню, как некогда праведнейшего Моисея, и отнял у них царство за то, что они противились Его воле, ясно выраженной Вселенскими Соборами касательно Церкви»...
Неверное по существу, обвинение и беспочвенно, ибо Государь Император не только не был противником восстановления патриаршего чина, а, наоборот, Сам стремился к иночеству.

Государственная Дума обвиняла Царя в нежелании даровать ответственное министерство, иначе сказать, в нежелании Государя Императора сложить с себя Свои обязанности Царя и Помазанника Божия и тем нарушить данные Богу при священном миропомазании обеты. Ожидовленная общественность, устами своих передовых людей, давно уже кричала о том, что Самодержавие, как форма правления, устарело и что уровень «культурного» развития русского народа давно уже перерос эту форму, как пережиток восточного деспотизма и абсолютизма...

В соответствии с таким пониманием, Самодержец стал рассматриваться как заурядный носитель верховной власти и к Нему начали предъявляться самые разнообразные требования, отражавшие абсолютное непонимание Его священной миссии Помазанника Божия, связанного обетами к Богу и призванного творить волю Божию, а не «волю народа», обычно выражающую собою волю злонамеренных единиц.

Даже самые благожелательные люди, убежденные монархисты, глубоко понимавшие значение русского самодержавного строя и высоко ценившие личность Государя Императора, и те вторили общим крикам, отражавшим прикровенное и откровенное недовольство Царем, и обвиняли Царя в бесхарактерности, говоря, что Государь слишком добр, слаб и снисходителен и не обладает качествами, коими должен обладать каждый носитель власти.

Словом, к моменту разразившейся катастрофы слились воедино самые разнообразные обвинения, направленные и против личности Государя Императора, и против общего строя и уклада русской государственности, а в связи с ними и самые нелепые и преступные требования, предъявляемые к Государю и Его правительству, включительно до требования во имя блага России, отречения Царя от Престола.

Уступая насилию, Царь подчинился такому требованию, но... благодать Божия, осенявшая священную Главу Помазанника Божия и изливавшаяся на всю Россию, вернулась к Богу... Россия лишилась Божией благодати... Свершился акт величайшего преступления, когда-либо бывшего в истории. Русские люди, восстав против Богом данного Помазанника, тем самым восстали против Самого Бога. Гигантские размеры этого преступления только и могли привести к гигантским результатам и вызвали гибель России.

Поразительнее всего то, что в этот момент разрушения православной русской государственности, когда руками безумцев насильственно изгонялась благодать Божия из России, хранительница этой благодати Православная Церковь, в лице своих виднейших представителей, молчала. Она не отважилась остановить злодейскую руку насильников, грозя им проклятием и извержением из своего лона, а молча глядела на то, как заносится злодейский меч над священною Главою Помазанника Божия и над Россией, молча глядит и сейчас на тех, кто продолжает делать свое антихристово дело, числясь православным христианином.

Чем же были вызваны безумные требования отречения Царя от Престола? Разумею не требования мироправителей-жидов, хорошо понимавших природу и задачи Самодержавия и видевших в Русском Царе оплот мировой христианской культуры и самого опасного врага в их борьбе с христианством, а требования русских людей, отражавшие абсолютное непонимание природы Русского Самодержавия и Богопомазанничества.

«Власть, по самой природе своей, должна быть железной, иначе она не власть, а источник произвола и беззакония, а Царь слишком добр и не умел пользоваться Своею властью»,- говорила толпа. Да, власть должна быть железною, она должна быть неумолимою и не доступною движению сердца. Ее сфера должна чуждаться гибкости и мягкости. Власть должна быть бездушной, как бездушен закон. Гибкость закона есть беззаконие, слабость власти есть безвластие. Бездушной, строгой, неумолимой, внушающей только трепет и страх, должна быть власть.

Но не таковою должна быть власть Царская. Царь - выше Закона. Царь - Помазанник Божий и как таковой воплощает собою образ Божий на земле. А Бог - Любовь. Царь и только Царь является источником милостей, любви и всепрощения. Он и только Он Один пользуется правом, Ему Одному Богом данным, одухотворять бездушный закон, склоняя его перед требованиями своей Самодержавной воли, растворяя его своим милосердием. И потому в сфере действия закона только один Царь имеет право быть добрым, миловать и прощать. Все же прочие носители власти, облекаемые ею Царем, не имеют этого права, а если незаконно им пользуются, гонясь за личной популярностью, то они воры, предвосхищающие прерогативы Царской власти. «Доброта» Царя есть Его долг, Его слава, Его величие. Это ореол Его Божественного Помазанничества, это отражение лучей небесной славы Всеблагого Творца.

«Доброта» подчиненных Царю органов власти - есть измена, воровство, преступление. Кто осуждал Царя за Его доброту, тот не понимал существа Царской власти, кто требовал от Царя твердости, суровости и строгости, тот сваливал на Царя свои собственные обязанности и свидетельствовал о своей измене Царю, о непонимании своего служебного долга и о своей непригодности ни Царю, ни России.

А между тем, среди тех, кому Царь вверял охрану Закона, не было почти никого, кто бы не совершал этого преступления. Начиная от министров, кончая мелкими чиновниками, носителями ничтожных крупинок власти, все желали быть «добрыми», кто по трусости, кто по недомыслию, кто по стремлению к популярности, но мало кто отваживался осуществлять неумолимые требования закона, существующего не для добрых, а для злых людей; все распоряжались законом по собственному усмотрению, обезличивали его, приспособляя к своим вкусам и убеждениям и выгодам, точно его собственники, а не стражи его неприкосновенности, забывая, что таким Собственником мог и должен быть только Самодержавный Русский Царь.

И на фоне общего хаоса, царившего в области отношения к закону, чуть ли не единственным свидетельством подлинного уважения к закону явились только смертные приговоры военных судов, подносимые на Высочайшее утверждение. Суд честно выполнял свою задачу, склонялся перед неумолимыми требованиями закона, выносил суровый приговор, но в то же время взывал к милости Хозяина закона, сознавая, что совершил бы преступление, дерзнув самовольно осуществить это право Хозяина. Во всех же прочих областях действия закона царил неимоверный хаос, как результат погони за личной популярностью и непонимания того, что такое закон и каковым должно быть отношение к нему со стороны лиц, призванных охранять его. И такое отношение к закону сделалось до того обычным, что по степени популярности держателей власти можно было бы безошибочно судить об их ничтожестве, и наоборот. Преследовались лучшие, превозносились худшие.

Сколько же недомыслия нужно было иметь для того, чтобы отождествлять Царя с заурядными носителями власти, чтобы обвинять Царя в «доброте», т.е. в том, что составляло Его долг и сущность Его Царского служения? И кажется мне, что ни один русский Царь не понимал Своей Царской миссии столь глубоко, как понимал ее благодатный Государь Николай Александрович. Здесь - источник Его мистицизма, точнее, Его веры, Его общения с Божьими людьми, Его поисков духовной опоры, какой он не находил вовне, со стороны тех, кто не понимал, кем должен быть Русский Царь, и осуждал Его. Но здесь же и источник той злой травли, какой подвергался Государь, преследуемый жидо-масонами и их прислужниками именно за Свою доброту, в которой они видели не слабость и дряблость, а выражение самого яркого, самого верного и точного образа того, кем должен быть Русский Царь, понимающий сущность Своего Царского служения и Своей Божественной миссии Помазанника Божьего.

В этом непонимании русскими людьми природы Самодержавия и сущности Царского служения и выразилось главное преступление русской мысли, попавшей в жидо-масонские сети, и настолько глубоко проникшее в ее толщу, что не изжито даже до сих пор, спустя 10 лет, прошедших с момента гибели России. Еще и сейчас, по мнению одних, России нужен Диктатор, способный заливать Русскую Землю кровью своих подданных, по мнению других - конституционный монарх, т.е. Царь, связанный ответственностью не перед Богом, а перед теми незримыми единицами, которые творят волю пославшего их Незримого Правительства, выдавая ее за «волю народа».

Нет, не безответственные монархи, как послушные орудия в руках жидо-масонов, и не железные Диктаторы, облеченные Царской властью, нужны России, а нужны были ей и будут нужны железные исполнители закона, верные и честные слуги Царя, Которого нужно сперва вымолить у Бога. Русский же Православный Царь, осуществляя свою Божественную миссию Помазанника Божия, не может быть Диктатором, ибо его священная миссия выходит далеко за пределы прав и обязанностей заурядного носителя власти, хотя бы и облеченного ее наивысшими прерогативами.

Другое преступление русского народа выразилось в непонимании самой России и ее задач. Царь и Россия - не отделимы друг от друга. Нет Царя - нет и России. Не будет Царя - не будет и России, а русское государство неизбежно сойдет с пути, предуказанного Богом. И это понятно, ибо то, что Бог вручает Своему Помазаннику, того не может вручить толпе.

Задачи Русского Царя, Промыслом Божиим на Него возложенные, выходят далеко за пределы задач верховного носителя государственной власти. Это - не глава государства, избираемый народом и угождающий народу, которым назначен и от которого зависит. Русский Царь помазан на царство Богом и предназначается быть Образом Божиим на земле: Его дело - творить дело Божие, быть выразителем воли Божией, носителем и хранителем общехристианского идеала земной жизни.

Соответственно сему и задачи Русского Царя, выходя далеко за пределы России, обнимали собою весь мир. Русский Царь устанавливал мировое равновесие в отношениях между народами обоих полушарий. Он был защитником слабых и угнетенных, объединял Своим верховным авторитетом разноплеменные народы, стоял на страже христианской цивилизации и культуры, был тем «держащим», на которого указывал Апостол Павел в своем 2-м послании к Фессалоникийцам, говоря: «тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят из среды удерживающий теперь» (гл.2, 7-8).

Вот, в чем заключалась миссия Русского православного Самодержавного Царя! Сколько же недомыслия нужно было иметь для того, чтобы допускать, что эта миссия, заключающаяся в борьбе с коллективным антихристом и в охране христианского идеала за земле, могла быть выполнена с помощью слуг антихристовых, скрывающихся под маскою всякого рода коллективов, от парламентаризма до профессиональных союзов, преследующих как раз обратные цели?!

А между тем, какое недомыслие со стороны одних и преступность со стороны других лежали в основе всех тех нелепых требований, какие предъявлялись к Царю и Его правительству с единственной целью - низвести Царя с той высоты, на какую Он был поставлен Богом, урезать Его самодержавные права и вырвать из рук Царя то дело, какое Господь возложил на Своего Помазанника. Дело же это - не только благо России, но и мир всего мира. В этих посягательствах на самодержавие Русского Православного Царя и сказался тот великий грех русских людей, в результате которого Господь отнял от России Свою благодать, и Россия погибла.

И пока русские люди не уразумеют миссии Самодержавного Русского Царя, пока не сознают, в чем заключались и должны заключаться задачи Самодержавия и Богопомазанничества, и не дадут обета Богу помогать Царю в осуществлении этих задач, до тех пор благодать Божия не вернется в Россию, до тех пор не будет и мира на земле.

«Покаяние .Ру»

0

9

Иеросхимонах  Рафаил  (Берестов), Игорь  Смыков, Русская народная линия

400 лет Династии Романовых
Екатеринбургские останки / 17.09.2013

Беседа на Святой горе Афон …

От редакции. Как мы сообщали, делегация Войсковой Православной Миссии с мироточивой иконой Царя-Мученика Николая недавно посетила святую Гору Афон.  В ходе поездки начальник Миссии, представитель главы Русской Зарубежной Церкви митрополита Илариона (Капрала) в России, журналист Игорь Евгеньевич Смыков побывал у известного русского старца иеросхимонаха Рафаила (Берестова), беседу с которым он предложил нам опубликовать на «Русской народной линии». Текст публикуется в авторской редакции.

***

- Батюшка, как видится Россия-матушка на расстоянии?

- На расстоянии Россия - верующая и боримая, окруженная врагами - так мне видится. Порабощенная, но не сдавшаяся.

- В прошлом году Россия вступила в ВТО, полезно ли это нашей стране?

- ВТО -это иностранная организация рынка, а зачем? Россия сама бы могла справиться. А они постоянно разоряют, сами устраивают развал, и поэтому вступление России в ВТО усугубит влияние на Россию со стороны Запада и развал нашей русской экономики.

- Каково, на Ваш взгляд, должно быть устройство Государства Российского?

- Я думаю в России должно быть Православно-Самодержавное устройство, порядок будет и помощь Божия, это то, что необходимо русскому православному человеку. Свой Хозяин, православный, любящий Родину - Россию и созидающий ее во благо, а не то, что правители, которые слушаются и управляются из-за рубежа мировым правительством и угождают массовому потреблению. Русские Цари православные все были патриоты России и из них много было выдающихся, Иоанн Грозный, Петр - противоречивый тоже, но он был патриотом именно, все они созидали нашу страну, расширяли границы, защищали от нападающих врагов и побеждали. Они были истинные патриоты, радели о целостности и защите праведной жизни в России, духовной жизни.

- Считаете ли вы Монархию возможной в России или это недосягаемый для нас идеал?

- Именно Православно-Самодержавная монархия, она необходима в России и это может ее спасти. И, вообще, хочу сказать: мы спасемся только через Православие и защита наша только в Православии! В Православии и Самодержавии православном.

- Осталась ли Россия уделом Пресвятой Богородицы?

- Да, Россия остается уделом Пресвятой Богородицы несмотря ни на что. Ни на революцию, ни на что прочее. Когда нашего Царя убили, Царица Небесная взяла управление на Себя, жезл царского правления находится у Нее, поэтому постоянен Ее промысел о России. Россия - Дом Пресвятой Богородицы, так называют. Ее промысел и молитвы о России постоянны.

- Как правильно жить человеку в России - на земле, в деревнях или в мегаполисах?

- Надо переезжать в деревни, чтобы восстановить сельское хозяйство в России. Надо ехать в деревню и созидать ее.

- Как зажечь горячую веру в сердцах молодежи и народа в России?

- Это очень сложный вопрос, нужна проповедь, должны монахи, священники, талантливые священники говорить проповеди молодежи, чтобы они отошли от всяких утех страстных: наркотиков, пьянства. Через веру, чтобы они осознали эту необходимость веры и жили по вере. Были верны Христу.

- Что такое экуменизм и как он соотносится с Православием?

- Экуменизм создали шотландские масоны, их цель разрушить Православие. Экуменизм - это ересь!

- Одной из добродетелей считается смирение, но каков смиренный человек?

- Смиренный человек знает свои немощи и постоянно молится Богу, старается жить по Евангелию. И если его ударят, поругают, он примет это, как волю Божию, примет смиренно - не будет ни ругаться, ни драться. Но если ударят друга или жену или детей, он должен защищать свою семью и свою Родину!

- Как православному человеку относиться к средствам коммуникации, мобильным телефонам, компьютерам, телевизору?

- Это все бесовская технология, ведет она к нарушению духовному, особенно компьютер и телефон - это сети дьявольские. Простите, меня будут за это ругать, но это все сети сатанинские. Таково мое мнение.

- Батюшка, с первых веков христианства идет борьба между классическим и христианским мировоззрением, борьба плоти и духа, себялюбия и христианской любви, но как сегодня показать высоту Христова Учения?

- Высота Христова учения -это борьба со своими страстями, смирение,необходимо побеждать в себе ветхого человека. Через воцерковление, иметь духовника, советника духовного. Говорит Господь: «Научитесь от Меня яко кроток и смирен сердцем и обрящете покой душам вашим». Надо бороться с самим собой, обуздать в себе ветхого человека.

- Какова должна быть, по-Вашему, миграционная политика в России?

- Я думаю, что каждая нация должна жить в своей стране. И мы не должны их упрекать за неправильную веру, мы должны это терпеть и быть великодушными, но не на нашей территории. Вмешиваться в нашу религию, в наши дела, в наш быт христианский мы не должны допускать!

- Как Россия должна относиться к Европарламенту, имеющему постоянныеи часто не обоснованные претензии к нашей стране в части нарушения прав человека?

- Они защищают права человека и сами же нарушают эти права. Европа и Америка пытается смирять другие народы, бомбят, идут войной. Что сделала им Сербия? Они хотели ее смирить под себя, чтобы они были в их подчинении. Они бомбили - вот их лицемерная любовь! В России должны быть законы православные, и они должны действовать. Если преступник, его надо сажать в тюрьму. Упомяну я здесь и о ювенальной юстиции, что детей могут отобрать у родителей. Например, если ребенок не достаточно чисто одет, если ребенка стараются воспитывать в Православии и т.д. Это бесовский закон! Антихристианский! Потому что православные родители обязаны растить детей в вере православной, и любя и наказуя. А что делают ювеналы, они отбирают детей! Они их воспитывают? Они их губят, развращают, продают на органы, продают в блудные дома! Беззаконие. Они отбирают детей у христиан и отдают их в плохие руки. Мы должны выступать против этого закона, как бы его не назвали, убрать этот бесовский закон!

- Как Вы думаете, Россия моноконфессиональная страна, где есть некоторый процент представителей других конфессий или все же многоконфессиональная?

- Многонациональная и многоконфессиональная, и мы должны ужиться друг с другом. И не должны, как вот евреи, посылают другие национальности смешиваться в России. Или как сейчас говорят, что Германия, сильная страна, имеет национальное самосознание, а у них заполонена страна арабами, турками, и немцев там меньшинство. Это безумие, то, что делают! И в России делают именно такую ситуацию.

- Может ли Россия снова стать Святой Русью, способной противостоять силам ада?

- На это мы надеемся. Не надеемся ни на наших богатырей, ни на наши силы, только на Бога. Не я говорю - отцы говорят - в вере спасется Россия. Будем укреплять нашу веру, надо проповедовать, надо очищаться, жить благочестиво, воцерковляться, вступать в брак, не убивать детей абортами.

- Сейчас в России восстановлено много монастырей и храмов, строятся новые храмы, однако, воцерковление народа идет крайне медленно. Почему, как Вы думаете?

- Много обольщения богатством, домами, машинами, много совращают людей, развращают, через компьютер, через телевидение, мало проповеди духовной, говорят о пустом и порожнем, сознание людей заполняют пустыми вещами, нет проповеди христианской.

- Прогрессивное сообщество России разрабатывает стратегию преображения России. Батюшка, что главное должно быть в этой стратегии?

- Стратегия должна быть во Христе, в истине, в правде, в чистоте, в святости. Все должно быть во имя Иисуса Христа, а не во имя каких-то других целей. Практически, чтобы спасти Россию, надо избрать Православного Царя. Очень скверно, что для нас подготавливают «царей», чтобы послать нам Лжедимитриев, это очень опасно. Надо, чтобы православные следили за этим, чтоб именно был святой Царь.

- Ваше отношение к Российскому императорскому дому и государыне самодержавной Марии Владимировне, а также попрошу Вас прокомментировать, что многие лица принимают от нее дворянские титулы, ордена, медали, в том числе и некоторые представители духовенства.

- Простите, Игорь Евгеньевич, я о ней никогда не слышал. И кто ее поставил царицей или императрицей, я не знаю. Не знаю, стоит ли к ней обращаться...

- В последнее время некие силы пытаются выдать за останки Святой Царской Семьи те останки, которые были найдены в конце 80-х годов под Екатеринбургом и позже при Патриархе Алексии Втором были торжественно захоронены в Санкт-Петербурге, там присутствовал и Ельцин, но Патриарх наотрез отказался туда ехать. Сейчас это снова будоражит умы, многие верят, что это мощи Царственных Мучеников. Ваше отношение?

- Я не верю, это все лукавство и какая-то выдумка. Многим хочется менять самосознание русских людей, а мы знаем, что останки сжигали, рубили и сжигали огнем и кислотой. Я знаю, что голову Государя привезли в Кремль, показывали, и потом Его тоже сожгли. А это все выдумки, лукавство и какая-то масонская хитрость. Хорошо, что Патриарх не попался на эту удочку, обман и лукавство.

- Святейший Патриарх Кирилл в этом вопросе занимает твердую позицию своего предшественника. Но даже современное дело, которое ведет следователь Соловьев сейчас, имеет гриф - три шестерки. Когда спросили почему, тот ответил, таков порядок очередности.

- Это лукавство масонское.

- В последнее время стала активно выдвигаться идея захоронения трупа Ленина. Сравнять мавзолей с землей и поставить там храм Новомучеников и Исповедников Российских. Ваше к этому отношение.

- Мне кажется, если похоронить Ленина, то земля его не примет, его надо сжечь и тогда захоранивать в землю. И, конечно, мавзолей, этот символ безумия коммунистического, надо уничтожитьи хорошо бы там поставить храм. Красивый храм, чтобы подошел к Кремлю по стилю.

- За последние годы увеличился поток наших соотечественников к святым местам. Заметно ли для Вас, что они уезжают преображенными?

- Ну, на Афон приезжают они мрачные, уезжают преображенные, радостные, светлые. На них хорошо действует посещение Афона. Они мне говорят, мы отдыхали в Турции и в других местах, но здесь мы действительно душой отдыхаем, и уезжают счастливые. И постоянно желают вернуться на Афон. Так что по святым местам полезно ездить. Остается след духовный, стараются исправляться, жизнь свою менять.

- Возможно ли в современной России государственная система подготовки управленческих кадров страны?

- Это сложный вопрос для меня. Думаю надо готовить эти кадры. Я знаю, некоторые высокопоставленные лица глубоко верующие, вот они бы смогли быть поддержкой избрания Православного Царя. Я даже знаю некоторых людей таких.

- Сейчас некие структуры вкладывают средства в ремонт афонских монастырей, одновременно вынашивая планы сделать Афон более доступным и удобным для туризма. Как этому удается противостоять?

- Никакого противостояния, по-моему, нет. Афон наводнили туристы, это может быть полезно для людей, но монахам это наносит большой вред, потому что суета, деньги... Понастроили очень много дорог всяких.

- Отец Рафаил, как вы оцениваете происходящие в России политические, экономические и социальные процессы?

- Процессы вредные для России, ничего созидательного нет. Россию разоряют, опустошают, развращают. Мы скорбим и молимся за Россию, и переживаем.

- Отец Рафаил, известны слова старца Филофея «Два Рима в ересях пали, третий Рим - Москва, а четвертому не бывать». Сейчас, когда Россия порабощена, многие в унынии, не знают, что делать, ждут прихода Царя, и даже кажется это невозможным сейчас. Ч то для Вас означает идея «Третий Рим», и Ваше мнение о приходе Царя Православного в наше время? Что Вам открыто об этом?

- Очень много сейчас лжецарей, Лжедмитриев. Люди многие отчаиваются, что Россия восстановится в силе, в Православии, Самодержавии. Сейчас уже Россия не Третий Рим, страна завоевана, в оккупации. Но в духе, Россия является еще Третьим Римом, так как она имеет веру, имеет патриотов, имеет ревнителей. Хорошо, что монастыри в России дают возможность какой-то процент духовности возродить. Хоть малой духовности, бывают неудачные монастыри, нет духовных руководителей, бывает, пьянствуют, бандиты собираются, но есть среди всех избранники Божии, духовные лица. А сейчас, когда Россия уходит в леса, из-за глобализации, там будет рождаться много святых людей.

Но я скажу, как будет в России Царь. Я был у старца Иосифа Ватопедского (ученика Иосифа Исихаста) и он мне сказал, что будет война. НАТО готовит войну, в компьютере разыгрывает сражение, как побеждают Россию. И он сказал, что Россия разоруженная, нет национального правительства, мало заводов военных, институты сократились, и в военных институтах американские есть надсмотрщики. Я спросил, что Россия уже завоёвана совсем? Он пожал плечами. Действительно завоёвана, ведь как мы будем воевать против Европы, Америки, Турции, которая рядом, возможно тоже будет воевать? Он сказал: Небесное Воинство, Ангелы будут сбивать ракеты, самолеты и.т.д., и тогда все увидят, что с нами Бог. Что Православная Церковь - истинная Церковь! И многие из Европы, Америки Северной и Южной, Австралии, Азии, с других островов, уедут в Россию, как говорил св.Серафим Вырицкий, будут приезжать в Россию воцерковляться, принимать сан, учиться Православию, во все православные страны будут приезжать.

И как сказал один бельгийский архиерей, которого мы рукополагали когда-то, наш ученый был в Индии, он искал полезные ископаемые и он встретил верующих людей православных, спросил, откуда у вас православие? - Говорят, есть старец русский, который их крестит, он учит их молиться, и они иногда ходят к нему. Тот ученый взял проводников и две недели шел, все устали, кончались продукты, решил вернуться. Но на утро увидели, стоит старец, весь в лохмотьях, в шкурах, а около него гиена, около речки были, старец был с поднятыми руками, молился, гиена увидела людей и зарычала, старец оторвался от молитвы, посмотрел и велел гиене уйти. Гиена ушла и они подошли к нему, он с ними беседовал. Он сказал им, что русский офицер был, он убежал в Индию, здесь были русские эмигранты, духовные лица,они его рукоположили, и сейчас он здесь один в пустыне живет. И люди, когда они приходят к нему, то он их крестит в православие. Он вынес из своей хибарки большую икону Божией Матери и говорит, передайте в Бельгии такому-то, он будет архимандрит и епископ, его рукоположат в Лавре. И это рассказывал этот епископ, ему передали икону Божией Матери и с ней передали, что будет расцвет православия по всей Европе, и будут строить храмы, и пускай будет в храме подарок его, того старца из Индии, из России принесенная икона.

Так что, когда будет Победа, за Россию будет воевать Греция и Сербия. Маленькие союзники и очень слабые, но а Небесное Воинство, будет нас защищать и тогда победят, тогда изберут Царя Православного, сильной веры, духа и тогда будет духовный расцвет по всем странам, и русские пойдут проповедовать по всем странам. Вот так он сказал. Но не только русские, все православные пойдут проповедовать Православие по всему земному шару. Это будет последняя проповедь перед антихристом. Потом будет упадок, опять ереси воскреснут, и вновь начнется это искушение, тогда уж придет антихрист. Вот так.

- Батюшка, а многие знают о пророчествах святых, да и аналитики современные говорят также о столкновении с Китаем, о том, что приход Царя ожидается после войны с Китаем, что Россия настолько захвачена, что явно идет замена населения, исламизация, радикальные культы процветают, что бы Вы могли сказать о роли Китая?

- Американцы также подавятся Китаем, для них первый враг Россия, Православие. Но я слышал, что Китай будет воевать с Россией и дойдет до Урала, а дальше ему не дадут идти. Может, даже и Европа будет защищать Россию. У меня мало сведений про это, но я слышал, что православные люди будут проповедовать китайцам и многие китайцы примут Православие.

- И еще вопрос о симфонии властей, духовной и светской власти. Как было в Византии, как было в царское время. Какова, по-Вашему, должна быть эта симфония?

- Не вмешиваться в дела друг друга, но Церковь, допустим, дает некоторые советы, например, кого прославить и другие какие-то рекомендации. Но так как было при Петре, когда убрали патриаршество, ставили своих наблюдателей, я думаю, так не надо. Церковь должна быть полностью свободная, ей никто не должен диктовать, ни ФСБ, ни масоны. Церковь должна быть Христова, чистая и святая.

- Как Вы относитесь к переводу богослужений на современный русский язык, и переход на григорианский календарь?

- Это - апостасия. Хотят они уничтожить святой православный язык славянский с целью повредить Церкви. Тоже самое новый стиль, если еще Пасхалию перевести на новый стиль, как вот в Финляндии, это ересь. Поэтому мы православные должны ни шагу не сдаваться. Мы должны наступать, а не отступать. Господи помоги. Однажды вдохновенно мы прочитали молитву, отец Авель записал и распространил, и сейчас молятся люди и падают спутники (смеется).

- Может текст молитвы скажете. Вы сами ее по вдохновению придумали, через Вас она пришла?

- Через мое убожество...

- Отец Рафаил, что вы можете сказать о Новомученниках и Исповедниках Российских и особенно о Святой Царской Семье, т.к. либералы пытаются поставить Святого Царя Николая на одно место с Горбачевым,что он - де сдал государство, не создал своей команды и итогом Его деятельности стало крушение государства?

- Государь был очень кроткий, очень смиренный, достаточно образованный, мужественный. Он был святой жизни, он был хороший семьянин, Они любили друг друга, и всякая клевета, как чешуя отпадает от Него, это святой человек. Он был достаточно мудрый. Когда Он встал во главе армии, а там были предатели и подставляли лучшие войска под пулеметы, самые лучшие войска полегли под немецкими пулеметами, Он стал сам руководить, Он был по званию полковник, а командовал генералами, маршалами.

- Он же ведь еще был, я видел в Александровском дворце в Царском селе Его мундиры, фельдмаршалом британской армии, адмиралом германского флота, великобританского, датского.

- Да. Государь удержал войска от развала и смог сделать это своим авторитетом. Вредили - не поступало оружие, боеприпасы, снаряжение, питание. Он своим талантом заставил работать все четко. Мудрый правитель, талантливый. И Он удержал и контролировал, и русские стали побеждать. Немцы готовились вообще к своему краху, при Нем был прорыв, Брусилов и другие. При Нем готовилось полное наступление на немцев, и была бы победа, но враги, жидомасоны, которые проникли в Россию под видом коммунистов, они верили, что теряют свою силу и власть из-за Царя, устроили революцию, и предатели генералы заставили Его как бы отречься, хотя там, на самом деле нет никакого юридического отречения. Может быть, даже все это подтасовали. Это Святое Семейство. Григорий Распутин, - друг Царской Семьи - оболганный старец, вот что я скажу. Он был благочестив, молитвенник был. Масоны подготовили двоих артистов, которые гримировались под Григория и кутили и безобразничали, ходили к женщинам, устраивали дебоши, драки, пьянство, и тогда докладывали Царю, вот, Государь, вчера Григорий Ефимович вел себя ужасно, он в ресторане устроил дебош, драки, пьянство, приставал к женщинам. Государь спросил, когда это было, отвечают, в таком-то ресторане, вчера, в шесть вечера. - «Вчера в шесть часов вечера Григорий Ефимович был у меня в кабинете». А эти двойники продолжали кутить. Даже когда убили Григория Ефимовича, двойники продолжали кутить, им сказали: «Цыц, уходите, Григорий Ефимович убит». Они снимают грим и бороду и ушли. Вот, это оклеветанный старец, святой старец.

- Вот Вы ранее упомянули, что духовность мала, но все же она есть. Для борьбы за Святую Русь, какие духовные усилия, монашествующие и миряне должны применять на духовном поприще?

- Есть некоторые молитвы, которые людям давали, против антихриста, за Россию, за Православие, это хорошо совместно всем православным молиться в определенные часы. Когда назначают дни поста, усилить молитвы, всем христианам становиться на молитву. Молитва единственно сильная, мы обращаемся к Богу, Бог поругаем не бывает, Он нас слышит и Он заступится за нас, Он нас защитит, поэтому падают эти спутники информационные.

- А в личной духовной жизни православных христиан, как наладить ее?

- Надо воцерковляться, иметь духовного отца, надо читать Евангелие каждый день, и жить по Евангелию. Хранить в семье мир, не ссориться, относиться с любовью и нежностью, детей воспитывать с любовью, и наказывать за их погрешности, не по страсти: Ах, ты такой-сякой, бац-бац-бац! Это по страсти, это греховно, ребенок обижается и никакого воспитания нету, а его наказывают за погрешности, сказав, ты благодари папу, маму, что тебя воспитывают, и он должен благодарить папу и маму за воспитание. Вот так. Надо воцерковляться, создать в семье духовную атмосферу, чтобы в семье был монастырь. Папа игумен, мама благочинная, дети послушники, старшие братья или сестры монахи, вот так (смеется), чтобы было через игру духовное воспитание. Читайте Иисусову молитву, читайте Евангелие, утреннее и вечернее правило, псалтырь, каноны и другие молитвы.

- Вернусь к вопросу о Монархии, некоторые деятели говорят, что надо призвать на Российский Престол одного из британских принцев, пусть принимают Православие, раз законных наследников нет, соответствующих закону Императора Павла Первого о престолонаследниках, то согласно международному праву, вот их позвать. Ваше мнение и отношение к подобным притязаниям?

- Я думаю, если придет такой царь, принц, и станет российским императором, то он будет, как английская королева подписывать масонские решения, он не будет самодержцем, а надо, чтобы был Православный Самодержец в России. А сами масоны почитают свое самодержавие и хотят создать всемирного правителя - антихриста. К этому готовят они, весь мир объединить, и готовят религию антихриста на весь земной шар, новый мировой порядок - антихристов. Самодержавие -это правильно, люди должны его поддерживать, епископы, священники быть нравственной жизни, духовник, патриарх и митрополиты, и епископы должны говорить Царю, учить Его, наставлять.

- Каково значение явления мироточивой иконы царя Николая, Вы были одним из первых, кто благословил крестный ход с иконой, ее движение по Святой Руси. И история ее написания в США по заказу основательницы общества почитателей дворянства Ии Дмитриевны Шмидт, первообраз должен был попасть в Россию, но он не попал, попала копия с копии, она замироточила в 1998 г.и очень много чудес явила. Скажите, пожалуйста, о ее духовном значении.

- Мы подходили к иконе сегодня ночью, она вся ароматная, вся благоухающая. Это знамение Божие, знамение времени и знамение, что необходимо все сделать для Царского Самодержавия, и оно должно быть, и оно будет, наверное. Это как Царь Николай Россию причащает и ходит, и даже лечит, и оказывает воздействие на духовное исправление, так что великое значение имеет, что у нас есть такая икона. Слава Богу! Он как апостол, благоухает, и все страсти умертвляет, всех просвещает, исцеляет, научает. С этой иконой Благодать Духа Святаго. Она действует на души. Наш послушник всю ночь там стоял и молился около иконы. Прекрасная икона. Духовное удовлетворение и смирение. Царь Николай Александрович часто бывает в России, часто покидает Рай и ходит по России с иконой.

- Благодарим вас отец Рафаил, скажите напутственное слово в нашем интервью для наших читателей, пожалуйста.

- Дорогие отцы, братья и сестры, от всего сердца благодарю вас. Спаси вас Господи! От всего сердца желаю, чтобы вы воцерковлялись, жили во Христе, искали Господа Иисуса Христа, а цель христианства - это достижение Духа Святаго. Иисус Христос искупил нас, и Он хочет вселиться в наши сердца. Пустите Господа Иисуса Христа в свое сердце, любите Его от всего сердца, от всей души, от всего помышления, любите так, как любит юноша девушку - чисто, нежно, свято. Любите Господа от всего сердца, больше, чем жену, чем детей. Это не то что бросить, жену, детей, мать, отца, а то что быть на своем месте и любить Бога. Станем молиться Ему, постоянно просить и каяться во грехах, просить у Господа прощения, и просить, чтобы немножко смириться - Господи Иисусе Христе прости меня, даруй мне Твое смиренномудрие, так Ефрем старец советует своим ученикам, когда они исповедовались, что у них тщеславие, блудные помыслы, он говорил, просите так - Господи Иисусе Христе, прости меня, даруй мне Твое смиренномудрие. Смирение в здравой душе. И все наши грехи - потеря невинности, разрушение семьи, вражда, злоба, пьянство, блуд, наркомания, убийства - все от гордости. Надо понемножку себя смирять, самоукоряться - я хуже всех! Грешнее всех! Я прах и пепел! Я мразь и ненависть! Я знаю давно, что я ничтожество. Надо ходить в церковь, исповедоваться и причащаться, я думаю, что надо чаще причащаться, каждую неделю можно причаститься. Такой мой совет.

Будет Царь в России!

Беседовал заместитель шеф-редактора общероссийской газеты «КГБ-информ» Игорь Смыков

Святая гора Афон, 23 августа 2013 год

0

10

Ложь о Кровавом воскресении.
Демонстрация рабочих в Санкт-Петербурге 9 января 1905 года до сих пор в некоторых учебных пособиях ложно излагается как расстрел мирного шествия (или даже - Крестного хода!) к Царю Николаю II. Указывая на мирный характер демонстрации, некоторые историки говорят, что в петиции, которые демонстранты несли для предъявления Государю, были требования только экономического порядка.

Однако, достоверно известно, что в последнем пункте предлагалось ввести политические свободы и созвать Учредительное Собрание, которое должно было решать вопросы государственного устройства. По сути, этот пункт был призывом к упразднению самодержавия.

Справедливости ради надо сказать, что для большинства рабочих требования этого пункта были туманны, неопределенны, и они не видели в них угрозы царской власти, против которой даже и не собирались выступать. Главными для них были в общем вполне разумные экономические требования.
 
Однако в то самое время, когда рабочие готовились к демонстрации, от их имени составлялась иная петиция. Более радикальная, содержащая экстремистские требования общегосударственных реформ, созыва Учредительного собрания, политического изменения государственного строя. Все пункты, известные рабочим и реально поддерживаемые ими, становятся как бы дополнением политических требований. Это была в чистом виде политическая провокация революционеров, пытавшихся от имени народа в тяжелых военных условиях предъявить требования неугодному им русскому правительству.
 
Конечно же, организаторы демонстрации знали, что требования, составленные в их петиции, заведомо невыполнимы и даже не соответствуют требованиям рабочих. Главное, чего хотели достичь революционеры - это дескридитировать Царя Николая II в глазах народа, морально унизить его в глазах своих подданных. Организаторы хотели унизить его уже тем, что от имени народа предъявляли ультиматум Божьему Помазаннику, который согласно положению Законов Российской Империи должен руководствоваться «ТОКМО ВОЛЕЙ БОЖИЕЮ, А НЕ МНОГОМЯТЕЖНОЙ ВОЛЕЙ НАРОДНОЮ».

Много позже событий 9 января, когда одного из устроителей демонстрации священника Гапона спросили: «Ну, как Вы полагаете, о. Георгий, что было бы, если бы Государь вышел навстречу народу?» Он ответил: «Убили бы в полминут, полсекунд!»

Однако, с каким цинизмом тот же Гапон 8 января направил министру внутренних дел Святополк- Мирскому, провокационное письмо: «Ваше превосходительство, - говорится в нем, - рабочие и жители Петербурга разных сословий желают и должны видеть Царя 9-го сего января, в воскресенье, в 2 часа дня на Дворцовой площади, чтобы ему выразить непосредственно свои нужды и нужды всего русского народа. Царю нечего бояться. Я, как представитель «Собрания русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга», мои сотрудники товарищи рабочие, даже все так называемые революционные группы разных направлений гарантируем неприкосновенность его личности».
 
По сути, это был вызов Царю, оскорбление его личного достоинства и уничижение его власти. Подумать только, священник ведет за собой «революционные группы разных направлений» и, как бы похлопывая по плечу русского Самодержца, говорит: «Не бойся, я гарантирую тебе неприкосновенность!» Воистину, кого хочет Господь наказать, у того отнимает разум.
 
Государь же Император Николай II, ознакомившись с петицией рабочих, тактично уехал в Царское Село, этим давая понять, что разговаривать на языке требований и ультиматумов не намерен. Он надеялся, что, узнав о его отсутствии, рабочие на демонстрацию не выйдут.

Однако, организаторы шествия, зная, что встречи с Государем не будет, не донесли этого до рабочих, обманули их и повели к Зимнему дворцу, чтобы устроить столкновение с силами правопорядка. Тщательно спланированная акция удалась. Примерно 300 тыс. человек приняли участие в демонстрации. Петербургские власти, поняв, что остановить рабочих уже невозможно, приняли решение хотя бы воспрепятствовать их скоплению в центре города.

Как пишет историк О. А. Платонов: «Главная задача состояла даже не в том, чтобы защитить Царя (его в городе не было), а в том, чтобы предотвратить беспорядки, неизбежную давку и гибель людей в результате стекания огромных масс с четырех сторон на узком пространстве Невского проспекта и Дворцовой площади среди набережных и каналов. Царские министры помнили трагедию Ходынки, когда в результате преступной халатности московских властей в давке погибло 1389 человек и около 1300 получили ранения. Поэтому в центр стягивались войска, казаки с приказом не пропускать людей, оружие применять при крайней необходимости».

Но демонстрация с самого начала имела не мирный характер. Когда ее участники двинулись к Зимнему дворцу, помимо хоругвей над толпами появились красные знамена и транспаранты с лозунгами «Долой самодержавие», «Да здравствует революция», «К оружию, товарищи». От призывов перешли к действиям. Начались погромы оружейных магазинов, сооружались баррикады. Революционеры начали нападать на городовых и избивать их, спровоцировав столкновения с силами правопорядка, с армией. Они вынуждены были защищаться и применить оружие. Специально расстреливать демонстрантов никто не планировал. Тем более НЕ ОТДАВАЛ ТАКОГО ПРИКАЗА И ЦАРЬ НИКОЛАЙ II, НАХОДИВШИЙСЯ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ.

altДемонстрантов не загоняли в тупик. У них был выбор: встретив на своем пути стражей порядка, армейские подразделения, повернуть назад и разойтись. Они не сделали этого. Несмотря на словесные предупреждения и предупредительные выстрелы, демонстранты пошли на цепи солдат, которые вынуждены были открыть огонь. Было убито 130 человек, несколько сот ранено. Сообщения о «тысячах жертв», распространявшиеся либеральной печатью, являются агитационной выдумкой.
 
Как тогда, так и сегодня возникает вопрос, не было ли ошибочным решение о применении оружия. Может быть, власть должна была пойти на уступки рабочим?

С. С. Ольденбург на этот вопрос отвечает достаточно точно и исчерпывающе: «Поскольку власть не считала возможным капитулировать и согласиться на Учредительное собрание под давлением толпы, руководимой революционными агитаторами, никакого другого выхода не оставалось.

Уступчивость в отношении наступающей толпы либо ведет к крушению власти, либо к еще худшему кровопролитию».
 
Сегодня известно, что так называемая «мирная демонстрация» носила не только внутриполитический характер. Она, и последовавшие за ней революционные выступления, явились следствием работы японских агентов и были организованы в самый разгар русско-японской войны.
 
В эти дни из Парижа от латино-славянского агентства генерала Череп-Спиридовича пришло в Россию сообщение о том, что японцы открыто гордятся волнениями, вызванными на их деньги.
 
Английский журналист Диллон в книге «Закат России» засвидетельствовал: «Японцы раздавали деньги русским революционерам..., были затрачены огромные суммы. Я должен сказать, что это бесспорный факт».

А вот как оценивает трагедию 9 января и последующие за ней забастовки и революционные выступления О. А. Платонов: «Если давать юридическую оценку деятельности граждан Российской Империи, в условиях военного положения готовящих на иностранные деньги ее поражение, то по законам любого государства она может рассматриваться только как ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИЗМЕНА, ДОСТОЙНАЯ ВЫСШЕЙ МЕРЫ НАКАЗАНИЯ. Предательская деятельность кучки так называемых «революционеров» вследствие остановки работы оборонных предприятий и перебоев в снабжении армии, привела к гибели тысяч солдат на фронте, ухудшению экономического положения в стране».

19 января в обращении к рабочим Царь Николай II совершенно справедливо отмечал: «Прискорбные события, с печальными, но неизбежными последствиями смуты произошли оттого, что вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей страны.

Приглашая вас идти подавать Мне прошение о нуждах ваших, они поднимали вас на бунт против Меня и Моего правительства, насильно отрывая вас от честного труда в такое время, когда все истинно русские люди должны дружно и не покладая рук работать на одоление нашего упорного внешнего врага».
 
Конечно же, Государь заметил и преступную непредусмотрительность и неумение предотвращать беспорядки со стороны руководителей органов правопорядка.

Они понесли достойное наказание. По повелению Государя были уволены со своих должностей все чиновники непосредственно виновные в том, что не сумели предотвратить демонстрацию. Кроме того, своих постов лишились министр внутренних дел Святополк-Мирский и петербургский градоначальник Фуллон.

По отношению же к семьям погибших демонстрантов Государь проявил истинно христианское милосердие. Его указом на каждую семью погибшего или пострадавшего было выделено по 50 тыс. руб. Это по тем временам вылилось во внушительную сумму. История не знает другого подобного случая, чтобы во время тяжелой войны выделялись средства на благотворительную помощь семьям пострадавших участников антигосударственной демонстрации.

Источник: «Русский монархист»

+1

11

Документы по истории убийства царской семьи.

ОТРЕЧЕНИЕ
АРЕСТ И ПРЕБЫВАНИЕ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ
ПЕРЕВОД В ТОБОЛЬСК
ПОДГОТОВКА СУДА
ПЕРЕВОД В ЕКАТЕРИНБУРГ
ПРЕБЫВАНИЕ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ
ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ ТРАГЕДИЯ
СЛЕДСТВИЕ Н.А. СОКОЛОВА
РАЗНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
ВОСПОМИНАНИЯ
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
ЗДЕСЬhttp://statearchive.ru/docs.html

Указатель основных изданий по теме  «Убийство царской семьи» (на русском языке)
ЗДЕСЬ: http://statearchive.ru/subject.html

От Государственного архива Российской Федерации
О проекте  «Документы по истории убийства царской семьи»
http://statearchive.ru/aboutpr.html

0

12


Петр Мультатули - начальник сектора исторического анализа и оценкок РИСИ - о документах, выложенных в сети Госархивом РФ, связанных с "отречением" Государя Николая II.

0

13

Все жульем поросло.

Уже через три года после захвата власти — к 1920 году — большевики превратились в партию жуликов и воров. Кумовство, откаты, махинации с ценами и обычные взятки стали массовым явлением, так что РСДРП(б) была вынуждена приступить к масштабным чисткам. Впрочем, довольно мягким — террора и репрессий в отношении классово близких товарищей большевики до поры избегали.

Как большевики превратились в партию жуликов и воров.

Таможенники и железнодорожники, чиновники, директора заводов и простые рабочие — на заре советской власти тащили все. Чтобы хоть как-то противостоять взяточничеству и хищениям, советским чиновникам законодательно запретили работать в одной конторе с родственниками, была создана профильная комиссия во главе с Феликсом Дзержинским, которая раскрутила ряд крупных дел. Впрочем, справиться с этой проблемой, как всегда, не удалось.

"Невеста — в тресте, кум — в ГУМ, брат — в наркомат..."
"Взятка — все же дело щекотливое и, главное, опасное,— отмечал в книге "Частный капитал перед советским судом" прокурор Иван Кондрушкин.— И вот, чтобы уменьшить эту опасность, опытные взяткополучатели окружают себя своими людьми, даже близкими родственниками. Всем им находятся нужные места. Как говорит Маяковский: "Каждый на месте: невеста — в тресте, кум — в ГУМ, брат — в наркомат". Вокруг себя — хвост своих, "сработавшихся", в нужных учреждениях — родственники до седьмого колена,— тогда все хорошо и надолго хорошо".

Невзирая на существующий с 1918 года законодательный принцип, указывавший на недопустимость "совместной службы родственников, связанных подчиненностью или подконтрольностью по службе", кумовство широко практиковалось в советских учреждениях до конца 1920-х годов. Например, в Северо-Западном торговом представительстве, по итогам обследования Рабоче-крестьянской инспекции в 1924 году, было обнаружено 100 родственников в пределах СССР и 130 родственников в заграничных отделениях Севзапторга. Похожая картина наблюдалась и в других учреждениях. Если же руководителю не удавалось пристроить родственников в свое учреждение, на их имя открывались частные фирмы, через которые проводились все поставки и подряды.

Железнодорожная статистика в 1922 году сообщала, что на 380 верст пробега подвижного состава приходится один пуд похищенного багажа и груза

Кроме набора родственников в окружение, был распространен "порядок" приема на службу по запискам от знакомых, по телефонному звонку — часто людей случайных, совершенно непригодных к той работе, которая им поручалась. "До сих пор еще часть наших администраторов не исчерпала до дна вкус власти, возможности назначать, увольнять, росчерком пера создавать из вчерашней кондитерской продавщицы, девицы, приятной "во всех отношениях", управделами, секретаря",— заключал Иван Кондрушкин.

На этой почве появлялись целые коррупционные системы. Уже в 1921 году Владимир Ленин обозначил трех врагов коммунистов: "На мой взгляд, есть три главных врага, которые стоят сейчас перед человеком, независимо от его ведомственной роли... Первый враг — коммунистическое чванство, второй — безграмотность и третий — взятка".

В том же году состоялась большая партийная чистка — более 17 тыс. человек были исключены из партии за взяточничество. Однако коррупция прогрессировала стремительно, и уже в 1922 году обнаружилась тенденция своего рода легализации взятки. В появившейся в "Известиях" заметке говорилось, что Госбанк принимает к оплате счета о расходовании средств на ставшую привычной мзду железнодорожникам. "До такой откровенности мы все-таки еще не доходили,— вздыхал автор заметки.— ...Это явление уже таит в себе опасность большую, чем само взяточничество".

"Берут взятки со всех сторон..."
Если бы не ранняя смерть, Феликс Дзержинский мог бы и сам оказаться в расстрельных списках
Железная дорога с ее "привычной мздой" оставалась лакомым куском для взяточников и "расхитителей социалистической собственности" всех мастей. Как сообщал "Еженедельник советской юстиции", на железной дороге в 1922 году было похищено "4,9 млн пудов разного рода багажа и грузов приблизительной стоимостью 23,5 млн золотых рублей". Недостача багажа и грузов составляла "18,9 млн пудов, иначе говоря, 18 903 полногрузных вагона, или 400 поездов с грузом". В среднем один пуд похищенного приходился на 380 верст пробега.

Впрочем, на железной дороге воровали не только багаж и грузы — тащили буквально все, вплоть до гаек. Первый прокурор РСФСР Дмитрий Курский в феврале 1924 года подписал циркуляр N34 "Об усилении борьбы с хищениями снеговых щитов": "Непрекращающиеся частые случаи хищения снеговых щитов на железных дорогах вновь ставят вопрос о необходимости усиления борьбы с этим явлением, нарушающим правильную работу транспорта". Народным судам рекомендовалось рассматривать дела о краже снеговых железнодорожных щитов немедленно по завершении дознания или следствия, вне всякой очереди, а прокурорам — установить систематическое наблюдение за приговорами нарсудов по преступлениям такого рода.

Воровали также новый ресурс — электричество, как напрямую из сети, так и путем установки нелегальных телефонных аппаратов. "Устраивая у себя тайно, без ведома управления сети, телефон и пользуясь им бесплатно, "абонент" совершает хищение электрической энергии телефонной сети,— писал инженер московской телефонной станции Митрофанов в "Еженедельник советской юстиции".— Наносится материальный ущерб этой сети, а так как такое хищение мыслимо лишь при применении орудий и инструментов, то, если телефонное предприятие является государственным, пользование нелегальным телефоном является преступлением".

В середине 1920-х большую тревогу вызывала ситуация с хищениями в лесном хозяйстве. Особенно плохо дело обстояло с лесами местного значения, переданными "в пользование трудовому населению", где сами же пользователи вырубали крупные участки. Здесь тоже не обходилось без взяток контролирующим органам. "Причина неуспешности борьбы с лесохищениями заключается не в мягкости репрессий, а в отсутствии системы по борьбе как в лесничествах, так равно и в народных судах, а самое главное — в халатном отношении лесников и объездчиков лесной стражи к своим прямым служебным обязанностям",— сообщал запасной судья Пензенского губсуда Кондратьев.

Но главные коррупционные операции проворачивались в многочисленных учреждениях со сложносокращенными названиями вроде "Главтоп", "Балтмортран" или "Трансмосторг". Взяткоемкость организации определялась востребованностью продукции, находившейся в его ведении. "Лаборанты Ленинграда в 1922 и 1923 гг. за взятки получали из Рауспирта денатурированный спирт, который затем частные торговцы употребляли на парфюмерию,— писал советский экономист Юрий Ларин.— Имея, таким образом, материал дешевле ТЭЖЭ (треста "Жиркость"), они били его на рынке, продавая свою парфюмерию на 15-20% дешевле".

По некоторым данным, в 1922 году милиция была коррумпирована на 95%. Например, милиционеры в добровольно-принудительном порядке продавали гражданам портреты Дзержинского по завышенной цене. В городах блюстители закона и порядка бесплатно закусывали и обедали в столовых (иногда с водкой), а в деревне — бесплатно снабжались продуктами.

Страдал от милицейских поборов "малый бизнес". Один начальник милиции для обеспечения "пышных вечеринок с широкой выпивкой" штамповал по "сорок-пятьдесят антисанитарных актов", и лавочники без конца перекрашивали не только вывески, но и трубы на своих заведениях. Всякая неточность в исполнении распоряжений облагалась штрафами. "Помимо этого,— писали жалобщики во ВЦИК,— берутся взятки со всех сторон и делают себе такие наряды, гораздо более красивые, чем наряды бывших помещиков".

Руководящие кадры в крупных городах находились в еще более выигрышном положении. Оказалось, что деньги можно делать буквально на всем. Хочешь, минуя очередь, получить на бирже труда направление на работу — плати. За взятку можно было улучшить жилищное положение, ускорить карьеру, всевозможные частные посредники за хорошую мзду помогали "открывать двери" в различные ведомства. Служащие госорганов опутывали паутиной поборов фабрики и заводы.

Известный историк Степан Веселовский в тот период отмечал в своем дневнике: "В провинции мелкие советские служащие, "работники", получающие жалованье и паек, едва достаточные для того, чтобы не умереть с голода, пропивают и проигрывают в ночь по 2-3 "лимона". А в Москве только и рассказов, что про многомиллионные взятки".
"Взятка царского времени разумелась прежде всего как "барашек в бумажке", которую давали как более удобную к передаче,— писал о взяточничестве экономист Юрий Ларин.— До революции у чиновников взятка была узаконенным видом добавочной зарплаты. Такова была царская система: наживались таможенники на контрабандистах, городовые на торговцах, приставы на евреях, инженеры на подрядчиках и т. д. Ко взятке привыкли и дающие, и берущие. В случаях денежных получений, таковые всегда во что-нибудь принаряжались. Прежде всего, и на суде взяточник никогда сразу и прямо не скажет: "Я дал взятку", а получивший: "Я получил взятку". Назовут "комиссионные, компенсация, заем, куртаж", но не взятка. Взятка — дама благовоспитанная и стыдливая и нагишом не ходит, хоть вуаль да накинута".

Никуда эта дама не делась и после революции. Подрядчик Лошинский, проходивший в 1924 году по делу "Мосмета", говорил на суде: "Я давал всем, кому нужно, это — моя система завязывать знакомство". А настоящий идеолог взятки, ленинградский спекулянт Пляцкий, на суде так классифицировал взяточников: "Существует три категории взяточников: получающие по условию комиссию, просто требующие взятку и добрые знакомые, обобранные революцией, которым помогаешь по неприязни к революции".

"Таким людям, как Лошинский, Пляцкий, не надо напоминать о том, что "мало данных", что "надо ж дать",— писал прокурор Иван Кондрушкин.— Они прекрасно помнят искони русские пословицы: "Сухая ложка рот дерет", "Не подмажешь — не поедешь". Пляцкому в кабинете у какого-нибудь зава не надо было начинать с Адама: понимали друг друга с первого взгляда".
Взяточничеству и другим злоупотреблениям также способствовало занятие одним лицом нескольких должностных позиций. Так, служащий Русевич совмещал следующие должности: замуполнаркомпути Северо-Западной железной дороги, председатель ревизионной комиссии той же дороги, председатель ликвидационной комиссии "Балтмортрана", начальник Ленинградского отделения "Трансмосторга", помощник уполнаркомпути Ленинградского округа путей сообщения. То есть Русевич сам у себя проводил ревизию, сам с собой торговал и осуществлял поставки материалов.

Крупные начальники получали взятку по чину в виде определенных процентов с суммы подряда и поставки (до 15%), в виде пая в предприятии частника, куда чиновник вкладывал только свое служебное положение. "Чиновная мелочь получала помельче: на папиросы, на марки, на извозчика,— анализировал уголовные дела Юрий Ларин.— Деньги передаются очень деликатно: кладутся "незаметно" в карман, передаются письмом, кладутся под бумаги, под пресс или в раскрытый начальнический ящик стола или оставляются "на хранение". Причем обычно в деле передачи взятки создается цепочка посредников".

Самый распространенный вид сокрытия взятки — с помощью покупок и продаж. Например, подрядчик покупает и привозит нужную вещь начальнику, а расчет идет за полцены: "столько заплатил, ни копейки больше". Или покупает у нужного начальника те или иные вещи — и сам назначает цену, поскольку начальник "не знает, сколько теперь это стоит". Или так: продает кому-то вещи начальника и приносят ему сумму в два-три раза больше вырученной. Или торговец продает нужному человеку свой товар за полцены, а еще проще — в долг без отдачи, как, например, это делали московские торговцы при контакте с фининспектором.

Был еще один своеобразный и довольно распространенный вид взяточничества — взятка от женщины натурой. Так оплачивались поступление на службу, сохранение за собой должности, освобождение мужа из-под ареста, прекращение дела, нередко устройство торговой сделки.
"И наконец, за последнее время усилился особый вид взятки — "за знакомство",— рассказывал Иван Кондрушкин.— Положим, отец арестованного Н. хочет освободить своего сына и надо пройти к прокурору. Но прокурор может его не принять. Он просит Марью Абрамовну, та Ивана Петровича, а Иван Петрович знаком с Михаилом Евсеевичем, который — хороший знакомый прокурора. Но Михаил Евсеевич хочет иметь свой кусочек хлеба с маслом и за знакомство "как своего приятеля" — отца арестованного с прокурором просит 500 рублей. Ну, что ж, хорошему человеку почему не дать? И Михаил Евсеевич очень хорошо зарабатывает на своем хорошем знакомстве с ничего не подозревающим прокурором. Конечно, от такой заочной эксплуатации не ограждены и самые ответственные работники, так как нас окружает тина мещанской обыденщины".

Историк Владимир Булдаков в книге "Утопия. Агрессия. Власть. Психосоциальная динамика послереволюционного времени" пересказывает популярный анекдот 1920-х годов: "Еврейчик попался за спекуляцию в чрезвычайку. За выкуп в несколько десятков миллионов его освободили... Был пойман вторично и после непродолжительного ареста освобожден за взятку в несколько сот миллионов... Был схвачен в третий раз — выкуп был назначен столь большой, что он принес в чрезвычайку целый мешок денег, бросил его на стол и сказал: "Вот вам деньги, а вот заодно и машинка, шабаш, печатайте сами, а я на вас не работник"". Не обходилось, конечно, и без прямого шантажа тех, с кого можно было урвать взятку, со ссылкой на вышестоящих силовиков, которым "тоже надо дать". Напуганный революцией обыватель легко шел на взятку.

За что же давали взятку? Фининспектору — за снижение налога, милиции и угрозыску — за свободную работу притона, беспрепятственное производство самогона, за уничтожение протоколов, тюремной администрации — за всякие послабления в режиме, судебным работникам — за прекращение дел, легкий или оправдательный приговор, освобождение из заключения, за членение дела на мелкие дела с целью их передачи в нарсуды, за изменение квалификации и проч. В материалах того времени отмечается, что в Чечне и Ингушетии процветает "прямое взяточничество" — это когда сельский сход решает, "сколько и кому дать".

В начальный период нэпа подрядчики и поставщики давали взятки на каждом шагу — соответствующим образом оплачивались участие в торгах без залога, ускорение расчетов, завышение стоимости работ, оплата подложных счетов подрядчика-поставщика, послабления при приемке, выдача всяких мандатов, удостоверений, сокрытие доходов подрядчика от обложения, фиктивная покупка у подрядчика материалов, в действительности принадлежащих тому или иному предприятию и перед тем фиктивно списанных.

На что расходовалась взятка? К середине 1920-х пошли первые процессы над взяточниками, были дела, где фигурировали коррупционные схемы, действовавшие годами.

"Сначала взяточник берет, сколько дадут, стесняется, затем смелеет, затем наглеет, начинается вымогательство взятки,— рассказывал прокурор Николай Крыленко.— Но вымогательство есть прямой показатель, что перед нами уже "профессор взяточничества". Даже и те размеры взяток, кои устанавливаются на суде, говорят о том, что тут было больше, чем "детишкам на молочишко"".

"Как в хищениях, так и в растратах деньги идут на содержание "милок", на кутежи, азартные игры в казино, на бега и т. д.,— указывал Иван Кондрушкин.— Так на суде и заявляют: "пропил, прокутил, проиграл, не виноваты мы, что есть игорные дома". Смешно, конечно, говорить о нужде, голоде, когда растрачиваются тысячи, десятки тысяч. Казино, бега — обычная и первая ступень для растратчика и взяточника. Здесь не только жажда развлечения для утомленного организма, здесь жажда свирепой наживы: выиграть, разбогатеть".

Система своих не сдает
Кутежи, пьянство, азартные игры, содержанки — за последнее столетие структура расходов коррупционеров изменилась не слишком значительно 
Кутежи, пьянство, азартные игры, содержанки — за последнее столетие структура расходов коррупционеров изменилась не слишком значительно
Фото: Heritage Images/DIOMEDIA
Начало борьбе государства с коррупцией было положено осенью 1922 года, когда при Совете труда и обороны (СТО) была образована комиссия по борьбе с взяточничеством во главе с Феликсом Дзержинским и утверждено "Положение о ведомственных комиссиях по борьбе с взяточничеством". Была выстроена иерархическая антикоррупционная система: специальная комиссия при СТО — ведомственные центральные комиссии по наркоматам — ведомственные комиссии по губернским центрам — уполномоченный (он же секретный осведомитель) в каждом отделе уездного исполкома.

"Необходимо ударно обратить внимание на вопрос борьбы с хищениями,— писал Дзержинский в декабре 1922 года начальнику транспортного отдела ГПУ РСФСР Георгию Благонравову.— До сих пор мы к нему подходили односторонне и неправильно — увеличением чинов охраны. В результате попадали в заколдованный круг, надо было охранять груз от нашей охраны".

Впрочем, официальные документы, посвященные борьбе со взяточничеством, нередко носили откровенно пропагандистский и декларативный характер. Например, в приказе начальника Красноярской губернской милиции Фридмана, датированном декабрем 1922 года, отмечалось появление после Гражданской войны нового врага, "нападающего из-за угла и почти неуловимого", грозящего "расстройством с таким величайшим трудом налаживаемому государственному аппарату Республики". Борьба с коррупционерами осуществлялась на словах, а не на деле.

"Осенью 1922 г. на скамье подсудимых оказалось 133 мелких служащих железной дороги,— приводит данные Владимир Булдаков.— Учитывая классовый состав подсудимых, службу в Красной армии, в зале суда было освобождено 125 человек, остальные получили условное наказание. Приговор был встречен возгласами: "Да здравствует пролетарский суд!""

Коррупционные нити вели на самый верх. В подобных связях был заподозрен и сам Дзержинский, который лично ходатайствовал об освобождении нескольких проворовавшихся чиновников. От проверки его избавила смерть в июле 1926 года

В 1923 году комиссия по контролю за партийной дисциплиной во главе с Ароном Сольцем сделала такой вывод: "Даже в тюрьмах взяточники, нэпманы имеют все привилегии... они отпускаются на работы в учреждения, заходят к себе на квартиру повидать семью, хорошо питаются".

"Не проходит несколько месяцев, как высланный, то есть социально опасный для нас человек, заводит на месте служебные знакомства и оказывается на ответственной работе,— подтверждал слова Сольца Иван Кондрушкин.— Ленинградские подрядчики Овсяник и Ландер, осужденные за дачу взятки на 5 лет концлагеря, тотчас по прибытии в Вологду устраиваются на советскую ответственную работу. Осужденный по делу Наццентра инженер Орлов в Вологде занимает ряд ответственных должностей".

В судах отдельные взяточники проходили по три-четыре раза, получая мягкие приговоры лишь потому, что кто-то за них просил, ходатайствовал по чьей-то просьбе, даже лично их не зная. Коррупционные нити вели на самый верх — к руководству страны. В подобных связях был заподозрен и сам Дзержинский, который лично ходатайствовал об освобождении нескольких проворовавшихся чиновников. Смерть в июле 1926 года избавила его от проверки.

Первый председатель Промбанка видный большевик Александр Краснощеков на средства банка содержал штат любовниц, которым оплачивал путешествия в Крым в отдельном купе, кредитовал на льготных условиях фирму своего брата и не брезговал "мелкими позаимствованиями из средств банка". Суммы растрат были колоссальными. Ему дали шесть лет тюрьмы, однако просидел он всего год, да и этот срок провел в больнице, после чего был амнистирован. Система своих не сдавала. А подконтрольная ей пресса описывала процессы мелких коррупционеров, крича о беспощадной борьбе со взяточничеством.

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/3064823?ut … paign=spec

0

14

maxcom110 написал(а):

Уже через три года после захвата власти — к 1920 году — большевики превратились в партию жуликов и воров. Кумовство, откаты, махинации с ценами и обычные взятки стали массовым явлением, так что РСДРП(б) была вынуждена приступить к масштабным чисткам. Впрочем, довольно мягким — террора и репрессий в отношении классово близких товарищей большевики до поры избегали.

А что в 1917 они были чем-то лучше?
  Люди жившие на  жидовские подачки, масоны пролившие кровь неповинную, устроившие террор и покусившиеся не только на чужое имущество, но и на власть, в том числе власть духовную.
Сущие антихристы с самого начала.

0

15

Год 1913. Россия, которой мы лишились...
Взяться за эти заметки меня подтолкнул один молодой человек, заявивший на этих страницах: – И чего все так носятся с этим 1913 годом, ведь всем известно, что Россия была темной отсталой страной… и т. п. Я знаю, что, к сожалению, многие думают так же, не утруждая себя даже простым знакомством с общеизвестными фактами, доверчиво полагаясь на громкие призывы и яркие лозунги.

altДля особенно «продвинутых» в истории своей страны напомню для справки, что Первая Мировая война началась в 1914 г., Русско-Японская война и «первая русская революция» случились в 1905 г., 23 февраля 1917 г. (не путать с Днем Советской армии и Днем Защитника Отечества) произошла Буржуазно-Демократическая революция, а в октябре того же года – Государственный переворот, в дальнейшем именуемый Октябрьской революцией. СССР же был образован несколько позже, в 1922 г.

Я не затрагиваю причин, повлекших за собой цепь событий, в результате чего развалилась Великая страна, это большая и совершенно отдельная тема, а только на скорую руку постараюсь показать, что же собой представляла Россия в последний предвоенный год мирной жизни. В целом, не вдаваясь в детали, по основным пунктам, потому что все Советские, да и некоторые западные историографы склонны объяснять события 1917 года «вековой отсталостью» России и «тяжким гнетом царизма», который довел «бесправный и голодный» народ до свержения «ненавистного режима» и т.п.

1. Промышленность. «Нищая, отсталая лапотная Россия»

В 1913 году основной отраслью российской экономики было сельское хозяйство, дававшее 55,7 % дохода. Несмотря на это, шел бурный рост промышленного производства, по которому Россия занимала пятое место в мире (США – 35,8 %, Германия – 15,7 %, Великобритания – 14 % и Франция – 6,4 %, Россия – 5,3 %). В то же время, Россия постоянно увеличивала эту долю благодаря опережающим темпам развития, а по концентрации производства (доле крупных современных предприятий) вышла даже на первое место в мире. (БCЭ. 3-е изд. 1975. Т. 22. С. 226.)

И это соотношение постоянно менялось. По темпам роста промышленного производства Россия твердо удерживала первенство. Если бы так продолжалось и дальше, то менее, чем за 10-12 лет она была бы уже мировым лидером.

Россия представляла собой образец многоукладной экономики. Частный сектор сочетался с кооперативным (в 1914 году было 30 тысяч кооперативов с числом членов свыше 10 млн. человек) и с мощным государственным сектором хозяйства, который задавал тон (ему принадлежали две трети железных дорог, рудники, паровозостроение, военные заводы). Это значит, что национальный продукт в меньшей степени, чем на Западе, присваивался верхушечным частным капиталом, а служил всему государству. Прогрессивно-подоходный налог, в отличие от западных стран, отсутствовал вовсе.

С 1891 г. действовали таможенные тарифы, ограничивающие товарный импорт и благоприятствующие импорту капитала, направленного на развитие отечественного производителя.

«В России иностранный капитал функционировал принципиально иначе, чем в странах колониального и полуколониального типа. Основанные с участием иностранных капиталовладельцев крупные промышленные предприятия являлись неразрывной частью российской экономики, а не противостояли ей». (БCЭ. 3-е изд. 1977. Т. 24-II. С. 116.)

В 1897 г. введен золотой рубль, равный 2,16 дойчмаркам или 0,51 $. В 1913 году золотой запас России более чем на 100 % покрывал бумажные деньги (тогда как у главных военных противников, Германии и Австро-Венгрии, золотое покрытие составляло лишь около 50 %). Покупательная способность конвертируемого рубля оставалась незыблемой и в военное время, превратив его в одну из основных мировых валют.

Среднегодовые темпы роста российской экономики на протяжении четверти века превышали развитие всех других развитых стран: 8 % в 1889–1899 годах и 6,25 % в 1900–1913 годах (снижение объясняется войной с Японией и попыткой "первой революции”). Причем, успешно развивались не только сельское хозяйство, металлургия, нефтяная, лесная отрасли, но и самые передовые: химия, электротехника, машиностроение (с 1909 по 1913 годы производство двигателей внутреннего сгорания выросло на 283,5 %), авиастроение (достаточно назвать самые мощные в мире самолеты "Витязь” и "Илья Муромец” И.И. Сикорского).

С 1900 по 1913 год экспорт русских товаров вырос в два раза, значительно превышая ввоз. В 1913 году вывоз составил 1,52 млрд. рублей при ввозе на 1,37 млрд. рублей (в предыдущие годы разница была больше). Вследствие положительного торгового баланса происходило постоянное увеличение золотого запаса (накануне Мировой войны он составил 1,7 млрд. рублей и стал третьим в мире).

С 1880 по 1917 год было построено 58 251 км железных дорог, ежегодный прирост составил 1575 км. В том числе и Транссибирская магистраль, успешно действующая до сих пор, в отличии от сегодняшнего БАМа. Количество перевозимых грузов ежегодно увеличивалось на 7 %. Пароходный торговый флот за десять довоенных лет увеличился на 32,1 %, его грузоподъемность – на 41 %. За такое же время при советской власти, с окончания гражданской войны до 1956 года, железных дорог было построено вдвое меньше – 36 250 км с ежегодным приростом 955 км.

Доходы промышленных рабочих на основании их зарплаты в 1913 году составляли в среднем 2 рубля за 9-часовой рабочий день в европейской части России. У наемных сельскохозяйственных рабочих официальные заработки были на 30–50 % ниже, однако у них были неучитываемые натуральные доходы, включая питание. Доходы самих крестьян трудно подсчитать, однако в денежном эквиваленте они, судя по всему, должны были превышать зарплату западных сельскохозяйственных рабочих.

Часто в доказательство "низкого уровня жизни” дореволюционной России сравнивают с Западными показателями официальной статистики на душу населения (зарплату, потребление и т.п.). Но ведь уровень жизни зависел и от неучитываемого статистикой натурального хозяйства, распространенного в России, то есть действительное потребление было гораздо выше.

Согласно официальной статистике (Руccкий календарь 1914 и 1915 гг. А. Cуворина. CПб.-Пг), средние доходы населения в западных странах были в два-три раза выше, чем в России, затушевывая однако тот факт, что и средние цены на продовольствие, основные необходимые товары, жилье, (потребительскую корзину, как мы бы сейчас сказали) – в два-три раза выше.

В частности, приводят "безнадежное отставание” России от Запада по потреблению мяса (29 кг на душу населения в 1913 году). Но, во-первых, у православных половина дней в году постные, даже продавать мясо считалось неприличным во время поста. И, во-вторых, из-за неучитываемого натурального (личного, приусадебного) хозяйства согласно официальной российской статистике сельские жители (даже в скотоводческих местностях) потребляли мяса в 10 раз меньше (6,2 кг), чем горожане (68,6 кг), – чего быть никак не могло (кур, уток и гусей в сельской местности вообще не никто не считал, не говоря уж о рыбе и дичи)! Однако общая средняя цифра получалась 29 кг.

Более реальной к истине представляется другая цифра - предписанная норма потребления мяса в армии: в день «? фунта [307 г] или деньги на его покупку», то есть 112 кг в год – а это уже совсем другая картина. («Россия. 1913 год». СПб., 1995. С. 305, 293).

Уровень жизни включает в себя и отдых: число нерабочих (воскресных и праздничных) дней в году в России составляло 100–110 у рабочих, 140 у крестьян (в западных странах – 65, в Англии – только 55). Социальное страхование рабочих в России было введено к 1912 году (раньше Запада), были и другие законы по охране труда, о которых президент США Тафт публично заявил: «Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может».

С другой стороны, уровень жизни определялся в России не только материальными показателями, но и русской нестяжательной культурой труда, довольствующейся необходимым для жизни достатком (тогда как на Западе важнее максимальная денежная прибыль); и тем, как народ распоряжался своим достоянием (русский центр всегда оказывал помощь окраинным народам, а западные империи лишь извлекали прибыль из колоний). Разные народы могут считать для себя первоочередными разные потребности (биржу или церковь). Но можно ли, например, монахов многочисленных монастырей считать отсталыми потому, что у них "нулевое душевое потребление” мяса и некоторых других товаров?

«Дайте нам 20 мирных лет и вы не узнаете России», – говорил тогдашний премьер-министр П.А. Столыпин, начавший в 1906 г. крупномасштабные реформы. Потому он и был в 1911 году убит теми силами, чьи антирусские планы перечеркнула бы окрепшая Россия.

Ленин признавал, что при успехе Столыпинских реформ революция будет невозможна (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 12. C. 193.); и Троцкий позже констатировал: если бы реформа была завершена, «русский пролетариат ни в каком случае не смог бы прийти к власти в 1917 году» (Троцкий Л. История русской революции. Берлин, 1931. Т. I. С. 72.) Увы, достойной замены Столыпину не нашлось.

Подъем России в начале ХХ века подтверждали и многие западные ученые. Так, профессор Эдинбургского университета Ч. Саролеа писал в работе "Правда о царизме”: «Одним из наиболее частых выпадов против Русской Монархии было утверждение, что она реакционна и обскурантна, что она враг просвещения и прогресса. На самом деле она была, по всей вероятности, самым прогрессивным правительством в Европе… Легко опровергнуть мнение, что русский народ отвергал царизм и что революция застала Россию в состоянии упадка, развала и истощения…

2. «Отсталое» сельское хозяйство.

За 1908–1912 годы в сравнении с предыдущим пятилетием производство пшеницы выросло на 37,5 %, ячменя – на 62,2 %, овса – на 20,9 %, кукурузы – на 44,8 %. Именно Россия, а не США, Канада или Аргентина была главным мировым экспортером зерновых: в годы хорошего урожая (например, в 1909–1910 годы) их вывоз составлял 40 % мирового экспорта, в годы плохого урожая (1908 и 1912 годы) уменьшался до 11,5 %; в 1913 году – 30 % (8,1 млн. тонн).

Мировые цены на пшеницу нового урожая формировались после проведения ежегодной Нижегородской сельскохозяйственной ярмарки, на которой и определялся ее уровень в текущем году. Не буду вдаваться в детали производства другой сельскохозяйственной продукции, так - как по многим актуальным сегодня продуктам учет вообще отсутствовал. Тогда никому бы и в голову не пришло подсчитывать количество фруктов-овощей, птицы, рыбы, яиц или молокопродуктов. Мелочевка, не заслуживающая серьезного внимания.

3. Национальная политика. «Россия – тюрьма народов».

Нерусские народы в Империи имели обширные права соответственно их способностям местного самоуправления. Так, финны имели свой парламент, конституцию и множество привилегий. Сначала все это имели и поляки, лишь их восстания 1831 и 1863 годов стали причиной ограничений. (Эти восстания, захватившие часть Малороссии и Белоруссии, имели родственный масонскому декабризму революционный характер; в них проявилось и иностранное, и еврейское вмешательство Россия была вынуждена на это решительно реагировать. (Attali Jacques. Les Juifs, le monde et l’argent. Paris, 2002. P. 404)

Среднеазиатские Хива и Бухара входили в состав Империи как самостоятельные во внутреннем управлении. Прочие азиатские, северокавказские и даже малые кочевые народы также имели самоуправление с сохранением своих обычаев. Например, на Кавказе оно основывалось на положениях "О кавказском горском управлении” (1856) и "О кавказском военно-народном управлении” (1880); у казахов-киргизов оно регулировалось "Степным уложением” (1891), у бурятов, якутов и других сибирских народностей с 1822 года существовали степные думы.

Что же касается прибалтийских народов, то они были слишком малочисленны и неоднородны для самостоятельной государственности (немецкое влияние долгое время преобладало там в администрации и системе образования). Уместно поставить вопрос: смогли бы эти народности сформироваться как нации при власти Тевтонского ордена (вспомним судьбу племени пруссов, от которых осталось лишь название…) так же, как позже в составе Российской Империи, остановившей тевтонский "дранг нах остен”?..

Подобный вопрос можно поставить и относительно армян, грузин и других народов, искавших в Российской Империи защиты от своих смертельных врагов. Приняв их под свое покровительство, Россия внесла умиротворение в вековые конфликты и обеспечила спокойное развитие малых народов при неблагоприятном соседстве. (Поэтому, сохранившись и развившись, они теперь, в отличие от американских индейцев, провозгласили свои суверенитеты.)

Национальное происхождение не было препятствием для занятия самых высоких государственных постов в Империи. В числе российских министров мы постоянно видим немцев, татар, армян; в составе Государственной Думы – представителей всех народностей. Поляки, грузины, финны командовали армейскими штабами и корпусами. В этом отношении Россия была уникальной Империей, и даже мусульманские и кавказские народы, когда-то покоренные силой (в ходе геополитического соперничества России с Турцией и Англией), проявили свою верность в годы первой Мировой войны (знаменитые туркмены-”текинцы”, кавказская "Дикая дивизия”, состоявшая из Дагестанского, Татарско-азербайджанского, Чеченского, Ингушского полков).

Таким образом, отличительным признаком Российской Империи была не колониальная эксплуатация (как тогда у западноевропейцев), не тоталитарный интернационализм (как позже в СССР), не космополитический "плавильный котел” (как в США), а взаимовыгодное сосуществование равноправных народов на уважении общих нравственных ценностей.

4. Образование. «Темная Россия».

В начале ХХ века грамотными были лишь 25 % населения – но это опять-таки в среднем по Империи; в городах европейской России число грамотных достигало 50 %; а среди молодежи их было еще больше; причем тогда грамота для женщин нижних сословий считалась не обязательной – и это ухудшало средние цифры; мужское же население имело более высокий процент.

В 1908 году было введено всеобщее бесплатное начальное обучение и ежегодно открывалось 10 000 школ (уже в 1911 году их насчитывалось более 100 000, из них 38 000 церковно-приходских), в результате чего к 1922 году неграмотность молодого поколения должна была исчезнуть. (В 1920 году, по советским данным, 86% молодежи от 12 до 16 лет умели читать и писать, и научились они этому до революции, а не в годы гражданской войны). Гимназии имелись во всех уездных городах, чем не могли похвастаться многие европейские страны. В отношении же среднего и высшего образования женщин Россия шла впереди Западной Европы: в 1914 году имелось 965 женских гимназий и Высшие женские курсы (фактически университеты) во всех крупных городах.

Накануне войны в России действовало более ста вузов с 150 000 студентов (во Франции – около 40 000 студентов). Многие вузы в России создавались министерствами или ведомствами (военным, промышленно-торговым, духовным и т.п.). Обучение было недорогим, например: на престижных юридических факультетах в России оно стоило в 20 раз меньше, чем в США или Англии, а неимущие студенты освобождались от платы и получали стипендии.

5. Наука.

Достаточно назвать такие всемирно известные имена, как Менделеев, Лобачевский, Павлов, Сеченов, Мечников, Тимирязев, Пирогов, изобретатель радио Попов… Впоследствии попавшие в эмиграцию русские ученые и инженеры высоко ценились во всех странах и прославились там множеством достижений мирового значения, например, В.К. Зворыкин (телевидение), И.И. Сикорский (вертолет), В.Н. Ипатьев (высокооктановый бензин), П.А. Сорокин (социология). «Для дальнейшего развития науки в стране огромное значение имело то, что за последнее десятилетие перед Великой Октябрьской социалистической революцией уровень науки был очень высок…» (БCЭ. 2-е изд. 1957. Т. 50. C. 434).

6. Культура.

Одним из "чудес света” назвал французский поэт Поль Валери русскую культуру конца ХIХ – начала ХХ века.

Классики русской прозы (Достоевский, Толстой, Чехов, Бунин) и поэзии (Блок и символисты) не нуждаются в представлении. Во всем мире славилась русская музыка (Чайковский, Мусоргский, Римский-Корсаков, Рахманинов, Гречанинов, Стравинский) и связанные с нею сценические искусства (Шаляпин, Собинов, Павлова, Кшесинская, труппа Дягилева); русские художники (Нестеров, Васнецов, Кустодиев). Жанр русского "толстого журнала” был уникальным в Европе и по объему, и по разнообразию тематики (в 1914 году выходило 916 газет и 1351 журнал на 35 языках народов Империи)…

7. «Полицейское государство».

В 1872 году царская цензура разрешила издать перевод "Капитала” К. Маркса.

Число российских чиновников в "бюрократическом” XIX веке было «пропорционально раза в три-четыре меньше, чем в странах Западной Европы». (Пайпс Р. Россия при старом режиме. Кембридж, 1981. С. 419, 419, 392)

Менделеев, пораженный посещением Лондона, приводит данные на 1906 год: полицейских в Лондоне на душу населения в 10 раз больше, чем в Петербурге; тогда же во Франции на государственном бюджете было 500 000 чиновников (не считая выборных), тогда как в гораздо большей России – только 340 000 (с выборными) (Менделеев Д. К познанию Роccии. Мюнхен, 1924. С. 67)

Накануне первой Мировой войны в России было в семь раз меньше полицейских на душу населения, чем в Англии, в пять раз меньше, чем во Франции. Впрочем, и преступность в России была значительно меньшей, чем в Западной Европе (по данным Британской энциклопедии за 1911 год) (См.: Поcев. 1983. № 6. С. 54)

Можно продолжать и далее…

+1

16

В.М.Лавров “Русское самодержавие и революция. Отстранение Императора Николая II от престола”
Лекция доктора исторических наук Владимира Михайловича Лаврова на тему “Русское самодержавие и революция. Отстранение Императора Николая II от престола”. Лекция состоялась в  Духовно-просветительском центре Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

0

17

МИССИЯ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ

(Речь, произнесенная в Париже 16 февраля 1924 года)

Соотечественники.

Наш вечер посвящен беседе о миссии русской эмиграции.

Мы эмигранты,- слово "emigrer" к нам подходит, как нельзя более. Мы в огромном большинстве своем не изгнанники, а именно эмигранты, то есть люди, добровольно покинувшие родину. Миссия же наша связана с причинами, в силу которых мы покинули ее. Эти причины на первый взгляд разнообразны, но в сущности сводятся к одному; к тому, что мы так или иначе не приняли жизни, воцарившейся с некоторых пор в России, были в том или ином несогласии, в той или иной борьбе с этой жизнью и, убедившись, что дальнейшее сопротивление наше грозит нам лишь бесплодной, бессмысленной гибелью, ушли на чужбину.

Миссия - это звучит возвышенно. Но мы взяли и это слово вполне сознательно, памятуя его точный смысл. Во французских толковых словарях сказано: "миссия есть власть (pouvoir), данная делегату идти делать что-нибудь". А делегат означает лицо, на котором лежит поручение действовать от чьего-нибудь имени. Можно ли употреблять такие почти торжественные слова в применении к нам? Можно ли говорить, что мы чьи-то делегаты, на которых возложено некое поручение, что мы предстательствуем за кого-то? Цель нашего вечера - напомнить, что не только можно, но и должно. Некоторые из нас глубоко устали и, быть может, готовы, под разными злостными влияниями, разочароваться в том деле, которому они так или иначе служили, готовы назвать свое пребывание на чужбине никчемным и даже зазорным. Наша цель - твердо сказать: подымите голову! Миссия, именно миссия, тяжкая, но и высокая, возложена судьбой на нас.

Нас, рассеянных по миру, около трех миллионов. Исключите из этого громадного числа десятки и даже сотни тысяч попавших в эмигрантский поток уже совсем несознательно, совсем случайно; исключите тех, которые, будучи противниками (вернее, соперниками) нынешних владык России, суть, однако, их кровные братья; исключите их пособников, в нашей среде пребывающих с целью позорить нас перед лицом чужеземцев и разлагать нас: останется все-таки нечто такое, что даже одной своей численностью говорит о страшной важности событий, русскую эмиграцию создавших, и дает полное право пользоваться высоким языком. Но численность наша еще далеко не все. Есть еще нечто, что присваивает нам некое назначение. Ибо это нечто заключается в том, что поистине мы некий грозный знак миру и посильные борцы за вечные, божественные основы человеческого существования, ныне не только в России, но и всюду пошатнувшиеся.

Если бы даже наш исход из России был только инстинктивным протестом против душегубства и разрушительства, воцарившегося там, то и тогда нужно было бы сказать, что легла на нас миссия некоего указания: "Взгляни, мир, на этот великий исход и осмысли его значение. Вот перед тобой миллион из числа лучших русских душ, свидетельствующих, что далеко не вся Россия приемлет власть, низость и злодеяния ее захватчиков; перед тобой миллион душ, облаченных в глубочайший траур, душ, коим было дано видеть гибель и срам одного из самых могущественных земных царств и знать, что это царство есть плоть и кровь их, дано было оставить домы и гробы отчие, часто поруганные, оплакать горчайшими слезами тысячи и тысячи безвинно убиенных и замученных, лишиться всякого человеческого благополучия, испытать врага столь подлого и свирепого, что нет имени его подлости и свирепству, мучиться всеми казнями египетскими в своем отступлении перед ним, воспринять все мыслимые унижения и заушения на путях чужеземного скитальчества: взгляни, мир, и знай, что пишется в твоих летописях одна из самых черных и, быть может, роковых для тебя страниц!"

Так было бы, говорю я, если бы мы были просто огромной массой беженцев, только одним своим наличием вопиющих против содеянного в России,- были, по прекрасному выражению одного русского писателя, ивиковыми журавлями, разлетевшимися по всему поднебесью, чтобы свидетельствовать против московских убийц. Однако это не все: русская эмиграция имеет право сказать о себе гораздо больше. Сотни тысяч из нашей среды восстали вполне сознательно и действенно против врага, ныне столицу свою имеющего в России, но притязающего на мировое владычество, сотни тысяч противоборствовали ему всячески, в полную меру своих сил, многими смертями запечатлели свое противоборство - и еще неизвестно, что было бы в Европе, если бы не было этого противоборства. В чем наша миссия, чьи мы делегаты? От чьего имени дано нам действовать и предстательствовать? Поистине действовали мы, несмотря на все наши человеческие падения и слабости, от имени нашего Божеского образа и подобия. И еще - от имени России: не той, что предала Христа за тридцать сребреников, за разрешение на грабеж и убийство и погрязла в мерзости всяческих злодеяний и всяческой нравственной проказы, а России другой, подъяремной, страждущей, но все же до конца не покоренной. Мир отвернулся от этой страждущей России, он только порою уподоблялся тому римскому солдату, который поднес к устам Распятого губку с уксусом. Европа мгновенно задавила большевизм в Венгрии, не пускает Габсбургов в Австрию, Вильгельма в Германию. Но когда дело идет о России, она тотчас вспоминает правило о невмешательстве во внутренние дела соседа и спокойно смотрит на русские "внутренние дела", то есть на шестилетний погром, длящийся в России, и вот дошла даже до того, что узаконяет этот погром. И вновь, и вновь исполнилось таким образом слово Писания: "Вот выйдут семь коров тощих и пожрут семь коров тучных, сами же от того не станут тучнее... Вот темнота покроет землю и мрак - народы... И лицо поколения будет собачье..." Но тем важнее миссия русской эмиграции.

Что произошло? Произошло великое падение России, а вместе с тем и вообще падение человека. Падение России ничем не оправдывается. Неизбежна была русская революция или нет? Никакой неизбежности, конечно, не было, ибо, несмотря на все эти недостатки, Россия цвела, росла, со сказочной быстротой развивалась и видоизменялась во всех отношениях. Революция, говорят, была неизбежна, ибо народ жаждал земли и таил ненависть к своему бывшему господину и вообще к господам. Но почему же эта будто бы неизбежная революция не коснулась, например, Польши, Литвы? Или там не было барина, нет недостатка в земле и вообще всяческого неравенства? И по какой причине участвовала в революции и во всех ее зверствах Сибирь с ее допотопным обилием крепостных уз? Нет, неизбежности не было, а дело было все-таки сделано, и как и под каким знаменем? Сделано оно было ужасающе и знамя их было и есть интернациональное, то есть претендующее быть знаменем всех наций и дать миру, взамен синайских скрижалей и Нагорной проповеди, взамен древних божеских уставов, нечто новое и дьявольское. Была Россия, был великий, ломившийся от всякого скарба дом, населенный огромным и во всех смыслах могучим семейством, созданный благословенными трудами многих и многих поколений, освященный богопочитанием, памятью о прошлом и всем тем, что называется культом и культурою. Что же с ним сделали? Заплатили за свержение домоправителя полным разгромом буквально всего дома и неслыханным братоубийством, всем тем кошмарно-кровавым балаганом, чудовищные последствия которого неисчислимы и, быть может, вовеки непоправимы. И кошмар этот, повторяю, тем ужаснее, что он даже всячески прославляется, возводится в перл создания и годами длится при полном попустительстве всего мира, который уж давно должен был бы крестовым походом идти на Москву.

Что произошло? Как не безумна была революция во время великой войны, огромное число будущих белых ратников и эмигрантов приняло ее. Новый домоправитель оказался ужасным по своей всяческой негодности, однако чуть не все мы грудью защищали его. Но Россия, поджигаемая "планетарным" злодеем, возводящим разнузданную власть черни и все самые низкие свойства ее истинно в религию, Россия уже сошла с ума,- сам министр-президент на московском совещании в августе 17 года заявил, что уже зарегистрировано,- только зарегистрировано! - десять тысяч зверских и бессмысленных народных "самосудов". А что было затем? Было величайшее в мире попрание и бесчестие всех основ человеческого существования, начавшегося с убийства Духонина и "похабного мира" в Бресте и докатившееся до людоедства. Планетарный же злодей, осененный знаменем с издевательским призывом к свободе, братству и равенству, высоко сидел на шее русского дикаря и весь мир призывал в грязь топтать совесть, стыд, любовь, милосердие, в прах дробить скрижали Моисея и Христа, ставить памятники Иуде и Каину, учить "Семь заповедей Ленина". И дикарь все дробил, все топтал и даже дерзнул на то, чего ужаснулся бы сам дьявол: он вторгся в самые Святая святых своей родины, в место страшного и благословенного таинства, где века почивал величайший Зиждитель и Заступник ее, коснулся раки Преподобного Сергия, гроба, перед коим веками повергались целые сонмы русских душ в самые высокие мгновения их земного существования. Боже, и это вот к этому самому дикарю должен я идти на поклон и служение? Это он будет державным хозяином всея новой Руси, осуществившим свои "заветные чаяния" за счет соседа, зарезанного им из-за полдесятины лишней "земельки"? В прошлом году, читая лекцию в Сорбонне, я приводил слова великого русского историка, Ключевского: "Конец русскому государству будет тогда, когда разрушатся наши нравственные основы, когда погаснут лампады над гробницей Сергия Преподобного и закроются врата Его Лавры". Великие слова, ныне ставшие ужасными! Основы разрушены, врата закрыты и лампады погашены. Но без этих лампад не бывать русской земле - и нельзя, преступно служить ее тьме.

Да, колеблются устои всего мира, и уже представляется возможным, что мир не двинулся бы с места, если бы развернулось красное знамя даже и над Иерусалимом и был бы выкинут самый Гроб Господень: ведь московский Антихрист уже мечтает о своем узаконении даже самим римским наместником Христа. Мир одержим еще небывалой жаждой корысти и равнением на толпу, снова уподобляется Тиру и Сидону, Содому и Гоморе. Тир и Сидон ради торгашества ничем не побрезгуют. Содом и Гомора ради похоти ни в чем не постесняются. Все растущая в числе и все выше поднимающая голову толпа сгорает от страсти к наслаждению, от зависти ко всякому наслаждающемуся. И одни (жаждущие покупателя) ослепляют ее блеском мирового базара, другие (жаждущие власти) разжиганием ее зависти. Как приобресть власть над толпой, как прославиться на весь Тир, на всю Гомору, как войти в бывший царский дворец или хотя бы увенчаться венцом борца якобы за благо народа? Надо дурачить толпу, а иногда даже и самого себя, свою совесть, надо покупать расположение толпы угодничеством ей. И вот образовалось в мире уже целое полчище провозвестников "новой" жизни, взявших мировую привилегию, концессию на предмет устроения человеческого блага, будто бы всеобщего и будто бы равного. Образовалась целая армия профессионалов по этому делу - тысячи членов всяческих социальных партий, тысячи трибунов, из коих и выходят все те, что в конце концов так или иначе прославляются и возвышаются. Но, чтобы достигнуть всего этого, надобна, повторяю, великая ложь, великое угодничество, устройство волнений, революций, надо от времени до времени по колено ходить в крови. Главное же надо лишить толпу "опиума религии", дать вместо Бога идола в виде тельца, то есть, проще говоря, скота. Пугачев! Что мог сделать Пугачев? Вот "планетарный" скот-другое дело. Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в самый разгар своей деятельности нечто чудовищное, потрясающее; он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек - и все-таки мир уже настолько сошел с ума, что среди бела дня спорят, благодетель он человечества или нет? На своем кровавом престоле он стоял уже на четвереньках; когда английские фотографы снимали его, он поминутно высовывал язык: ничего не значит, спорят! Сам Семашко брякнул сдуру во всеуслышание, что в черепе этого нового Навуходоносора нашли зеленую жижу вместо мозга; на смертном столе, в своем красном гробу, он лежал, как пишут в газетах, с ужаснейшей гримасой на серо-желтом лице: ничего не значит, спорят! А соратники его, так те прямо пишут: "Умер новый бог, создатель Нового Мира, Демиург!" Московские поэты, эти содержанцы московской красной блудницы, будто бы родящие новую русскую поэзию, уже давно пели:

Иисуса на крест, а Варраву -
Под руки и по Тверскому...
Кометой по миру вытяну язык,
До Египта раскорячу ноги...
Богу выщиплю бороду,
Молюсь ему матерщиной...
И если все это соединить в одно - и эту матерщину и шестилетнюю державу бешеного и хитрого маньяка и его высовывающийся язык и его красный гроб и то, что Эйфелева башня принимает радио о похоронах уже не просто Ленина, а нового Демиурга и о том, что Град Святого Петра переименовывается в Ленинград, то охватывает поистине библейский страх не только за Россию, но и за Европу: ведь ноги-то раскорячиваются действительно очень далеко и очень смело. В свое время непременно падет на все это Божий гнев,- так всегда бывало. "Се Аз востану на тя, Тир и Сидон, и низведу тя в пучину моря..." И на Содом и Гомору, на все эти Ленинграды падает огнь и сера, а Сион, Божий Град Мира, пребудет вовеки. Но что же делать сейчас, что делать человеку вот этого дня и часа, русскому эмигранту?

Миссия русской эмиграции, доказавшей своим исходом из России и своей борьбой, своими ледяными походами, что она не только за страх, но и за совесть не приемлет Ленинских градов, Ленинских заповедей, миссия эта заключается ныне в продолжении этого неприятия. "Они хотят, чтобы реки текли вспять, не хотят признать совершившегося!" Нет, не так, мы хотим не обратного, а только иного течения. Мы не отрицаем факта, а расцениваем его,- это наше право и даже наш долг,- и расцениваем с точки зрения не партийной, не политической, а человеческой, религиозной. "Они не хотят ради России претерпеть большевика!" Да, не хотим - можно было претерпеть ставку Батыя, но Ленинград нельзя претерпеть. "Они не прислушиваются к голосу России!" Опять не так: мы очень прислушиваемся и - ясно слышим все еще тот же и все еще преобладающий голос хама, хищника и комсомольца да глухие вздохи. Знаю, многие уже сдались, многие пали, а сдадутся и падут еще тысячи и тысячи. Но все равно: останутся и такие, что не сдадутся никогда. И пребудут в верности заповедям Синайским и Галилейским, а не планетарной матерщине, хотя бы и одобренной самим Макдональдом. Пребудут в любви к России Сергия Преподобного, а не той, что распевала: "Ах, ах, тра-та-та, без креста!" и будто бы мистически пылала во имя какого-то будущего, вящего воссияния. Пылала! Не пора ли оставить эту бессердечную и жульническую игру словами, эту политическую риторику, эти литературные пошлости? Не велика радость пылать в сыпном тифу или под пощечинами чекиста! Целые города рыдали и целовали землю, когда их освобождали от этого пылания. "Народ не принял белых..." Что же, если это так, то это только лишнее доказательство глубокого падения народа. Но, слава Богу, это не совсем так: не принимали хулиган, да жадная гадина, боявшаяся, что у нее отнимут назад ворованное и грабленное.

Россия! Кто смеет учить меня любви к ней? Один из недавних русских беженцев рассказывает, между прочим, в своих записках о тех забавах, которым предавались в одном местечке красноармейцы, как они убили однажды какого-то нищего старика (по их подозрениям, богатого), жившего в своей хибарке совсем одиноко, с одной худой собачонкой. Ах, говорится в записках, как ужасно металась и выла эта собачонка вокруг трупа и какую лютую ненависть приобрела она после этого ко всем красноармейцам: лишь только завидит вдали красноармейскую шинель, тотчас же вихрем несется, захлебывается от яростного лая! Я прочел это с ужасом и восторгом, и вот молю Бога, чтобы Он до моего последнего издыхания продлил во мне подобную же собачью святую ненависть к русскому Каину. А моя любовь к русскому Авелю не нуждается даже в молитвах о поддержании ее. Пусть не всегда были подобны горнему снегу одежды белого ратника,- да святится вовеки его память! Под триумфальными вратами галльской доблести неугасимо пылает жаркое пламя над гробом безвестного солдата. В дикой и ныне мертвой русской степи, где почиет белый ратник, тьма и пустота. Но знает Господь, что творит. Где те врата, где то пламя, что были бы достойны этой могилы. Ибо там гроб Христовой России. И только ей одной поклонюсь я, в день, когда Ангел отвалит камень от гроба ее.

Будем же ждать этого дня. А до того, да будет нашей миссией не сдаваться ни соблазнам, ни окрикам. Это глубоко важно и вообще для неправедного времени сего, и для будущих праведных путей самой же России.

А кроме того, есть еще нечто, что гораздо больше даже и России и особенно ее материальных интересов. Это - мой Бог и моя душа. "Ради самого Иерусалима не отрекусь от Господа!" Верный еврей ни для каких благ не отступится от веры отцов. Святой Князь Михаил Черниговский шел в Орду для России; но и для нее не согласился он поклониться идолам в ханской ставке, а избрал мученическую смерть.

Говорили - скорбно и трогательно - говорили на древней Руси: "Подождем, православные, когда Бог переменит орду".

Давайте подождем и мы. Подождем соглашаться на новый "похабный" мир с нынешней ордой.

Париж, 29 марта 1924 г. Ив. БУНИН

Источник: http://bunin.niv.ru/bunin/bio/missiya-emigracii.htm

0

18

Документальный цикл фильмов: История России XX век

7. Первая русская революция. Миф о кровавом воскресении.
Авторы детально показывают механизм провокации, организованной на западные деньги террористами, известными у нас под именем "борцов за народное счастье". Часть фильма посвящена фигуре попа Гапона - революционного экстремиста, члена партии эсеров, сознательно ведшего ничего не подозревающих людей под пули.

+2

19

«ЦАРЬ – ФИГУРА МИСТИЧЕСКАЯ»

 
Держава императорская — одна из главных регалий
русских Царей, символ богоданной власти

События 1917 года не только сбросили, обрушили нашу страну в культурную и экономическую пропасть. В сакральном смысле Россия, лишившись Помазанника Божия, осталась духовной сиротой. Даже более: с утратой самодержавия ее история как бы прекратилась, и она воистину уподобилась человеку с отрезанной головой, по слову преподобного Анатолия Оптинского, став «трупом смердящим»…
Какие же выводы мы сделали за истекший век, что еще препятствует покаянию и возвращению русского народа на спасительный исторический путь, какие опасности нас на нем подстерегают? Об этом мы побеседовали с давним читателем и автором «ПК» протоиереем Владиславом Озеровым.

– Отец Владислав, приближается скорбная дата – столетие захвата власти в России большевиками, положившими конец еще существовавшим тогда надеждам на восстановление монархии, казнившими Царскую Семью. Насколько, на Ваш взгляд, наш народ осознал случившееся и, может быть, не просто увидел преимущества самодержавия, а пришел к насущной потребности его воссоздания?
– Начну с того, что сам я – убежденный сторонник возрождения царской власти. Причем это мое убеждение – не просто личностное, но основано на пророчествах наших старцев, блаженных, которые говорили о том, что Господь нам дарует в последние времена Царя, избранника Божия, такого особого человека. И мне хотелось бы подкрепить свои слова, обратившись к нашим духовным авторитетам.
Попытки осмысления этого вопроса в Церкви в последнее время предпринимались, но, к сожалению, не получили должного развития. Духовенство либерального, модернистского, экуменического духа воспрепятствовало глубокому пониманию царской темы, не пошло этим путем само и не повело за собой народ, хотя предпосылки имелись.
Вот, приведу цитату из речи Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В 1993 году он произнес: «Грех цареубийства, произошедший при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением Божеского и человеческого закона, этот грех лежит тягчайшим грузом на душе народа, на его нравственном самосознании. И сегодня мы от лица всей Церкви, от лица всех ее чад, усопших и ныне живущих, приносим перед Богом и людьми покаяние за этот грех. Прости нас, Господи!»
Можно вспомнить слова и всеми любимого старца Николая Гурьянова, который много говорил, просвещал людей о монархии в проповедях и личных беседах. У него есть такое пророчество: «Россия не поднимется, пока не осознает, кто был наш русский Царь Николай. Без истинного покаяния нет истинного прославления Царя. Господь не дарует России нового Царя, пока не покаемся искренне за то, что допустили иноверцам очернить и ритуально умучить Царскую Семью. Должно быть духовное осознание. Господь дарует России Царя».
Также процитирую Оптинского старца Анатолия (Потапова) младшего, причисленного к лику святых, который говорил о том, что нет греха большего, чем убиение Помазанника Божия. Он утверждал: «Судьба Царя – судьба России: радоваться будет Царь – радоваться будет и Россия, заплачет Царь – заплачет и Россия».
Из приведенных слов рождаются вполне конкретные выводы.
Во-первых, нам надо осознать реальную вину русского народа в том, что случилось, общую вину. Покаяться в этих событиях. И молить Бога о Царе. Ибо что происходит сейчас? Посмотрите, сколь великое множество людей в наши дни преисполнено гордыней, тщеславием, самомнением, самолюбием. Причем даже люди единомысленные, единодушные постоянно вступают в какие-то разногласия, у них возникают противоречия, разделения, противостояния... И в этой ситуации фигурой, которая объединит и консолидирует здоровые, живые силы русского народа, может стать только Царь. Потому что православный Царь – Божий Помазанник.

 
Коронационный мундир Царя Николая II
с откидным клапаном для Миропомазания

На этом нужно сделать акцент – что во главе угла стоит не самодержавная власть как таковая, которая дается Царю, а тот факт, что Царь – фигура мистическая, сакральная. Это – Божий избранник, который Самим Богом благословляется на Царство и Его властью и силой будет править. Поэтому лишь православный Царь сумеет по-настоящему объединить русский народ. И сплотить именно через личный духовный авторитет, через осознание народом того, что монарх есть проводник воли Божией, что через него Господь Сам будет управлять Русской землей. И потому все его поступки, действия будут иметь духовный, мистический смысл. Только объединившись под властью Царя, мы сможем противостоять силам зла. А иначе – нас ждет окончательный развал страны и погибель, полное уничтожение духовное и физическое.

– Но, к сожалению, даже в православной среде многие до сих не видят необходимости возвращаться к монархии, считают этот вопрос «спорным», «несущественным», «нецерковным»…
– Да, иногда приходится сталкиваться с верующими, не понимающими эту тему. Они говорят: «А почему я должен каяться? Я же не убивал Царя, и мои родственники в этом не участвовали». Но нужно осознать целостность, единство русского народа. Ощутить себя его частью, т. е. что я – по духу и крови наследник своих предков. Что их добрые дела или их преступления напрямую имеют отношение и ко мне, и я – в этой общности русского народа – тоже несу за них свою долю ответственности. Так же в случае греха цареубийства – речь идет не о личном беззаконии отдельного человека, а о признании себя частью единого целого под названием «русский народ», который на самом деле допустил этот грех на своей собственной земле. И этот грех действительно лег тяжким грузом на самосознание нашего народа. В этом смысле после убийства Царя святейший Патриарх Тихон и говорил: «Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его». Такое понимание должно побудить людей к уразумению произошедшего и к осознанию необходимости покаяния в тех событиях, в том числе – попустительстве русским народом убийства своего Царя и пролития крови всей Царской Семьи.
Во-вторых, говорят: «Зачем – лично тебе – Царь, ты что, без Царя не можешь спастись?» Но здесь нужно четко разделять понятия. Индивидуальное спасение человека верующего действительно зависит только от усвоения им искупительной жертвы Христа. Человек может последовать за Христом, быть Ему верным, исполнять Его заповеди – и в этом заключается его спасение. Но когда мы имеем в виду заботу о ближних, народ в целом – то разве может быть вопрос о Царе безразличным для меня как части русского народа?! Как человека, который болезнует о нем, о том духовном состоянии, в котором он сейчас пребывает, намеренно ослабляемый врагами с целью довести его до полной деградации?! Как можно быть безразличным к тому, какая у нас власть?! Неужели у кого-то повернется язык сказать, что мне разницы нет – или православный русский Царь, Богом данный, или «демократическая» власть какой-то олигархии непонятной, ведущей к погибели русский народ?! Разве может быть все равно, кто встанет во главе страны – или православный Царь, который все силы свои приложит для спасения русского народа в целом, для создания соответствующих условий жизни и развития, в том числе и духовного, – или будет некто, вводящий ювенальную юстицию, поддерживающий глобализацию, поголовное присвоение людям электронных номеров с целью загнать нас в электронное рабство и духовное подчинение?! Меня, если честно, удивляет такая постановка вопроса, подобные недоразумения. Здесь речь не о моем личном спасении, а о спасении русского народа. Если будет у нас православный Царь – то станет реальным и возрождение Святой Руси и русского народа, и сама возможность личного спасения русских людей многократно увеличится. В противном случае наш народ и народы всего мира будут загнаны в электронное рабство, под этот тотальный электронный контроль, и в конце концов нас, потерявших все берега и ориентиры, заставят поклониться антихристу – вот и все, чем все это закончится.
Поэтому нам необходимо вымаливать православного Царя. А надежда на дарование России Помазанника Божия есть, ибо многие старцы, преподобные, Христа ради юродивые, современные духовные светочи говорили и говорят о возможности восстановления у нас монархии. И я лично в это твердо верю и не сомневаюсь, что Царь на Руси будет. Но и мы со своей стороны должны, конечно, приложить для этого усилия – духовные, молитвенные, приближать его возвращение делами и помыслами, явить деятельное покаяние.

– Батюшка, а Вы знаете, что недавно вопрос о чине всенародного покаяния поднял известный священник-модернист Георгий Кочетков? В частности, в комментарии к статье-исповеди некоего Владимира Яковлева, внука чекиста-убийцы, он написал: «Нужно говорить о покаянии. Даже о некотором Акте Национального Покаяния! Нужно к этому призывать и к этому идти». Что Вы думаете о таком неожиданном с его стороны высказывании?

+1

20

– Когда подобные призывы исходят от модернистски и либерально мыслящих деятелей, то, возможно, цель этого – дискредитировать тему как таковую. И акцент у либералов делается на осуждение коммунизма, осуждение Сталина. А у нас задача – в первую очередь осознать, что силы, совершившие т. н. революцию, – антихристианские; что убийство Царя было ритуальным преступлением и остается безнаказанным; что это силы духовные, противостоящие Христу, Его Церкви и Его Помазаннику, православному Самодержцу, на протяжении веков.

– И еще одно событие вызывает недоумение – в конце октября Патриарх Кирилл подарил музейно-выставочному комплексу «Новый Иерусалим» икону «Императорский Дом Романовых – 400 лет служения России». Особое место на ней занимают портреты «Кирилла I, Императора в изгнании» – Великого Князя Кирилла Владимировича, двоюродного брата Царя-Мученика Николая II, и т. н. Кирилловичей – его современных потомков. Но, как известно, Князь Кирилл, поддержавший февральскую революцию, имеет недобрую славу либерала-предателя. «Всероссийским Императором» он объявил себя сам в 1924 году, в эмиграции – несмотря на то, что из-за аморального кровосмесительного брака с двоюродной сестрой ранее был лишен Николаем II права престолонаследия (лишение распространялось и на его потомство). Как Вы полагаете, отец Владислав, в связи с таким неоднозначным подарком Святейшего, насколько серьезна опасность навязывания России «государей»-самозванцев?
– Действительно, существует угроза, что темные силы могут подсунуть нам своего «царя». Чтобы этого не произошло, нужно, еще раз подчеркну, понять суть явления того Царя последнего, которого мы чаем. Она – не в абсолютизации власти, а именно в духовном ее содержании – в том, что это будет Богом данный правитель, обещанный Помазанник Божий, фигура мистическая, которую Сам Господь наделит духовными дарами, духовными полномочиями через Таинство Миропомазания.
А сейчас многие, к сожалению, акцентируют внимание только на необходимости сильной единоличной власти. И это, конечно, важный момент в царском правлении, но он второстепенный. В понимании же тех, кто ставит его во главу угла, Царь не отличается от любого диктатора, от того же Сталина или Гитлера, – и еще можно привести примеры личностей в мировой истории, которые обладали абсолютными властными правами. Но как земля отстоит от неба, так разнится власть, допустим, генерального секретаря, вождя от власти русского православного Царя. В одном случае это власть узурпированная, в другом – данная Богом. И поэтому «царь», которого силы зла будут покушается нам навязать, не получит духовных полномочий от Бога, он может стать лишь очередным неким узурпатором, которого просто назовут «царем». Поэтому я все-таки надеюсь, что Господь сего не попустит. Но если такие попытки начнутся, мы эту подмену должны четко уловить.
И знаете, в чем, на мой взгляд, она сразу проявится? Наш православный истинный Царь будет человеком глубокой веры, а значит – исполнителем канонов и правил церковных, он не будет экуменистом. А их «царь» никогда не сможет действовать в подобном ключе, он так или иначе окажется вынужденным и кипу надевать у стены плача, и присутствовать на каких-то экуменических собраниях. Он все равно не сможет духа антихристова скрыть, свой хвост, образно говоря…

– А Вы слышали о высказываниях депутата Госдумы Наталии Поклонской против кощунственного фильма «Матильда» и «извергов ХХ столетия (Ленина, Троцкого, Гитлера…)» – как раз таких вот властителей-тиранов?
– Вы знаете, позиция Натальи Поклонской вызывает только уважение. Мы молимся за нее, конечно, понимая, что в обществе, в котором она находится, эти идеи непопулярны. Как человеку православному, искреннему почитателю нашего русского Царя-Мученика Николая II, думаю, ей очень трудно там придется. И можно сказать, что через ее уста прозвучал крик души народной, причем именно православной части русского народа. Повторюсь, что она вызывает глубокое уважение и некоторое удивление: как вообще там мог появиться такой человек?! За нее даже немного страшно: дай Бог ей сил, крепости и милости Божией, покрова Божией Матери, чтобы устоять, потому что убрать ее сейчас однозначно попытаются. Такой человек там не нужен, я так понимаю.

– А нам, наверное, напротив, желательно, чтобы таких людей было как можно больше в России? Как же самим к этому прийти, как научиться безбоязненно исповедовать Христа, говорить и отстаивать правду Божию в своей личной и общественной жизни?

– Господь от нас не требует прямо великих подвигов, но каждый в своей ситуации, на своем месте должен делать то, что может. Повторюсь, это: покаяние во грехах, молитва о даровании Царя и какие-то поступки личные – например, можно направить обращение против ювенальной юстиции, цифровой идентификации и т. п., поговорить с близкими людьми, объяснить им суть происходящего, баннерный щит или растяжку с изображением Царских Мучеников, цитатами, раскрывающими суть событий, разместить у себя в городе. Вот у нас повесили такой баннер со словами Патриарха Алексия о покаянии перед Царем и с изречением самого Государя: «Быть может, для спасения России нужна искупительная жертва. Я буду этой жертвой».

– А главное все-таки – глубокое воцерковление народа, верно?
– Да, мы просим, чтобы Господь даровал Царя, но для этого нужны будут и соответствующие условия. Очень важный момент, кстати. Когда я говорю: «Нужно молиться о Царе», – то такая молитва подразумевает прошение, чтобы Господь создал предпосылки для его пришествия. Я же, извините, не о том молюсь, чтобы с неба плюхнулся посреди Красной площади человек, которого через пару дней уберут, убьют, – не об этом же речь. А о том, чтобы Господь вразумил и направил русский народ к осмыслению, осознанию происходящего, к принятию этого грядущего, Богом данного Государя. То, что он даруется от Бога – это несомненно. Это не будет какой-то избранный или присланный кем-то правитель. И явится он в таких обстоятельствах и при таких условиях, что его богоданность для всех станет очевидной.
С другой стороны, это будут условия, к которым мы должны уже сейчас готовиться. Потому что, по слову всех старцев, блаженных и людей духовных, которые говорили о Царе, он придет в результате войны и страданий народа. Господь опять поведет нас через испытания – голодом, лишениями, катаклизмами. Вот, посредством этих потрясений тяжелейших Господь, очевидно, и направит русских людей к искреннему покаянию и пониманию того, что нам нужен Богом дарованный православный Царь.

– Т. е. вот еще что нам надо иметь в виду и к чему готовиться?
– Однозначно, надо быть готовыми. Другого пути просто нет.

– И этот грядущий 2017-й год, столетняя веха, как раз и напоминает нам о приближающихся искушениях...
– Да, именно. Мы должны сейчас укрепляться в вере, в доверии Богу, в терпении и готовиться к событиям, которые, безусловно, Господь попустит для вразумления русского народа. Лично я абсолютно четко это осознаю и понимаю, что мы стоим буквально на их пороге. 17-й или 18-й год, может быть, станут уже активной фазой потрясений, которые ожидают нашу Россию и весь мир...

Беседовала
Анастасия ДЕРЖАВИНА

http://www.pkrest.ru/167/167-5.html

+1

21

1 февраля (19 января) 1905 г. — Государь Император Николай II принял депутацию, вызванную от рабочих.

Царь сказал: «Я вызвал вас для того, чтобы вы могли лично от Меня услышать слово Мое и непосредственно передать его вашим товарищам.

Прискорбные события, с печальными, но неизбежными последствиями смуты, произошли от того, что вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей родины.

Приглашая вас идти подавать Мне прошение о нуждах ваших, они поднимали вас на бунте против Меня и Моего правительства, насильно отрывая вас от честного труда в такое время, когда все истиннорусские люди должны дружно и не покладая руке работать на одоление нашего упорного внешнего врага.

Стачки и мятежные сборища только возбуждают безработную толпу к таким беспорядкам, которые всегда заставляли и будут заставлять власти прибегать к военной силе, а это неизбежно вызывает и неповинные жертвы.

Знаю, что не легка жизнь рабочего. Многое надо улучшить и упорядочить, но имейте терпение. Вы сами по совести понимаете, что следует быть справедливым и к вашим хозяевам, и считаться с условиями нашей промышленности. Но мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах - преступно.

В попечениях Моих о рабочих людях озабочусь, чтобы все возможное к улучшению быта их было сделано и чтобы обеспечить им впредь законные пути для выяснения назревших их нужд.

Я верю в честные чувства рабочих людей и в непоколебимую преданность их Мне, а потому прощаю им вину их.

Теперь возвращайтесь к мирному труду вашему, благословясь принимайтесь за дело вместе с вашими товарищами и да будете Бог вам в помощь».

+1

22

Спусковым крючком Революции стало обрушение тыла из-за ошибки военных
Ровно сто лет назад в России началась Февральская революция, а с чего она началась, известно каждому – с дефицита хлеба в Петрограде и с бунтов рабочих по этому поводу. Между тем многие историки настаивают на том, что это была «революция сытых» и хлеба в стране было даже больше, чем нужно. Чем же объяснить это противоречие, если отложить в сторону «теории заговоров»?
6 марта 1917 года (21 февраля по старому стилю) петроградские газеты сообщили: обыватели громят булочные. Слухи о введении карточек породили очереди за хлебом (их называли «хвосты»), а массовый спрос обеспечил дефицит, покрыть который оказалось нечем. Так началась Февральская революция – c камней, брошенных в окна хлебных лавок.
Всего шесть дней спустя Временный комитет Госдумы провозгласил себя новой властью. В этот короткий отрезок времени уместились массовые демонстрации с требованием «Хлеба!», столкновения с казаками, вооруженное восстание и собственно Революция.
Советская историография (по крайней мере, популярная, но этого более чем достаточно) делала акцент на марксистском «естественном ходе вещей», а потому не заостряла на конкретных событиях конца февраля – начала марта должного внимания: мол, революция должна была случиться, она зрела многие годы – и она случилась. В свою очередь, альтернативная историография, получившая развитие в эмиграции, либо вообще отрицала перебои с хлебом в Петрограде, либо сосредотачивалась на поисках виновных во временных (это нужно подчеркнуть) перебоях со снабжением столицы. При этом ни та, ни другая стороны не давали объяснения главному: чем было вызвано настолько стремительное и масштабное развитие событий в течение всего одной неполной недели.
Красные пекари и «марш пустых кастрюль»
Искать причины хлебного дефицита начали сразу после Революции. Так, игумен Серафим (Кузнецов) в книге «Православный Царь-Мученик» (издана в 20-е годы в Пекине) утверждал: «В середине февраля сильные снежные заносы замедлили движение поездов, что создало некоторую угрозу снабжению столицы». Аналогичной версии придерживался историк Сергей Ольденбург в работе «Царствование императора Николая II» (Белград, 1939 год).
Иначе подходил к проблеме начальник Петроградского охранного отделения генерал Константин Глобачев. Он вспоминал, что муки меньше не стало, а вот население Петрограда резко выросло из-за мобилизации и беженцев, к тому же случился призыв в армию «очередного возраста хлебопеков», из-за чего «не хватало очагов для выпечки достаточного количества хлеба». В свою очередь Александр Солженицын возлагал вину за случившееся как раз на хлебопеков. «Установлено, что часть петроградских пекарей продавала муку в уезд, где она дороже, а немало петроградских пекарей вскоре станет большевиками», – писал он в «Размышлениях над Февральской революцией».
Наконец, ряд авторов упоминали об организации хлебной блокады Петрограда силами пробольшевистски настроенных железнодорожников.
Все эти версии в той или иной степени актуальны по сей день и активно используются современными историками. Так, заместитель исполнительного директора «Ельцин-центра» по научной работе Никита Соколов в интервью 2017 года утверждал: «Никакого реального голода в стране, разумеется, не было, с провизией был полный порядок – во всяком случае, дело обстояло гораздо лучше, чем в других воюющих державах, где давно уже было введено всяческое нормирование. В России нормировался только сахар, и то исключительно из соображений, чтобы самогон не гнали».
Что же касается конкретно Петрограда, по словам Соколова, там был запас продовольствия по крайней мере на две недели. «Стояли сильные морозы, приключились снежные заносы, и поэтому с подвозом продовольствия начались перебои. Отнюдь не катастрофические, но слухи, что хлеб кончается, породили панику. Люди начали делать запасы, сушить сухари, в результате хлеб в лавках стал быстро заканчиваться. Паника усилилась. И городская администрация не сумела эту панику остановить. Собственно, революция началась с марша, как сказали бы сейчас, «пустых кастрюль», – утверждает он.
Однако простым дефицитом (пусть даже организованным умышленно) за неполную неделю невозможно подвигнуть огромный благополучный город на вооруженное восстание. Следовательно, молниеносной динамике процессов требовались дополнительные объяснения. Игумен Серафим находил их в том, что горожане, «сочувственно относясь к лозунгу «Все для войны», все же «не понимали ясно, что тылу он сулит суровые ограничения». И когда возникли перебои со снабжением столицы, «на улицах стали появляться толпы недовольных». В этих-то толпах, в очередях за хлебом, и велась активная революционная пропаганда.
На распространение панических слухов напирал и Сергей Ольденбург: «По городу ходили слухи, что скоро хлеба не будет». Генерал Глобачев также упоминал о слухах, а еще о политических агитаторах: «В рабочие массы были брошены политические лозунги».
Солженицын же, размышляя над этой проблемой, вопрошал: «Хлеб? Но теперь-то мы понимаем, что сама по себе хлебная петля не была так туга, чтоб задушить Петроград, ни тем более Россию. Не только голод, а даже подлинный недостаток хлеба в Петрограде в те дни еще не начинался... По нынешним представлениям, какой же это был голод, если достоялся в очереди и бери этого хлеба, сколько в руки возьмешь? Такие ли перебои в хлебе еще узнает вся Россия и тот же Петроград... Тогда были другие представления о сытости и голоде».
И действительно, как мы уже убедились, утверждения о том, что революция явилась своего рода «сытым бунтом», не столь уж редки.
Призрак голода
Принципиально иную картину рисует государственная статистика Российской империи. 1 октября 1915 года Особое совещание по продовольствию (государственный орган военного времени) провело анкетирование 659 городов страны для выяснения истинной ситуации со снабжением. Вот его результаты: в 500 обследованных городах выявлен недостаток продовольственных продуктов вообще, в 348 – недостаток ржи и ржаной муки, в 334 – пшеницы и пшеничной муки, а в 332 – дефицит круп. Аналогичное исследование 435 уездов страны показало, что дефицит пшеницы и пшеничной муки ощущается в 361 уезде, а ржи или ржаной муки не хватало в 209 уездах.
Вообще, статистики честно пытались исследовать происходящие процессы. Еще в одном анкетировании вопрос задавался о времени возникновения нужды. Охвачено было всего 200 городов, из них о нехватке ржаной муки с начала войны заявляли 45 городов, а 14 городов заявляли о возникновении нужды в конце 1914 года. На возникновение перебоев с ржаной мукой в начале 1915 года указывали 20 городов, а вот к весне 1915 года нехватку ржи ощущали в 41 городе, к лету того же года – в 34 городах, к осени – в 46. Похожие результаты показали опросы по пшенице, пшеничной муке, крупам, овсу, ячменю.
Цены на хлеб (данные для Нечерноземья) менялись следующим образом: рожь в 1914 году подорожала на 13% к уровню 13 года, в 1915 году – на 82%, в 1916 году – на 182%, а в 1917 году цена составила 1661% к уровню 1913 года. Сходным образом росла в цене и пшеница.
В 1915 году Союз городов провел очередное анкетирование. Согласно его результатам, в 49 из 94 участвовавших в исследовании городах к этому моменту уже существовали продовольственные комитеты – органы местной власти и общества, которые пытались бороться с дороговизной и влиять на продовольственную ситуацию. Среди их методов – запреты на отпуск больших объемов товаров в одни руки, запреты на отпуск ряда товаров приезжим и введение карточной системы распределения. Местные уполномоченные Особого совещания по продовольствию докладывали, что в июле 1916 года карточная система распределения продуктов существовала в 99 районах империи. В наиболее нуждающихся губерниях она охватывала весь район (таких было 8), в 32 случаях страдали уездные города вместе с уездами, в 59 случаях – отдельные города.
Но историки, утверждающие, что с провизией в империи накануне революции был полный порядок и что даже карточки царская власть не вводила, отчасти все-таки правы. Царская власть карточек действительно не вводила, так как нормированием и снабжением не озаботилась. Этим по собственному почину занимались власти на местах.
Предоставим слово известному российскому историку, доктору наук Сергею Нефедову: «В Воронеже населению продавали только по 5 фунтов муки в месяц, в Пензе продажу сначала ограничили 10 фунтами, а затем вовсе прекратили. В Одессе, Киеве, Чернигове, Подольске тысячные толпы стояли в очередях за хлебом без уверенности что-либо достать. В декабре 1916 года карточки на хлеб были введены в Москве, Харькове, Одессе, Воронеже, Иваново-Вознесенске и других городах. В некоторых городах, в том числе в Витебске, Полоцке, Костроме, население голодало».
Куда пропал хлеб?
Тут необходимо пояснить, что акцент именно на хлебе сделан неслучайно, хотя сохранилось немало воспоминаний о том, что в лавках Петрограда в революционном 1917-м спокойно продавались сыры и колбасы.
Приведем данные по структуре питания петербургских текстильных рабочих в 1908 году: на одного едока в год в семьях с доходом около 200 рублей на взрослого масла приходилось 21 фунт в год, мяса – 107 фунтов, а хлеба – 927 фунтов в год. А вот аналогичные данные о структуре питания тульских рабочих в 1916-м: молоко и масло – 196,7 фунта в год, мясо – 76,4 фунта, хлеба – 709 фунтов, из которого белого, пшеничного всего 297,1 фунта.
Таким образом, хлеб был основным продуктом питания даже высокооплачиваемых рабочих в крупных промышленных центрах Российской империи.
Современник событий, российский экономист с мировым именем Николай Кондратьев, ставший после Революции помощником министра продовольствия Временного правительства, провел в свое время исследование рынка хлеба в России, уникальное по массивам собранных материалов, объему статистических данных и глубине проработки темы. Он утверждал: хлеба в России в 1914–1916 годах не только хватало, наблюдался избыток зерна. Чему немало способствовало фактическое прекращение хлебного экспорта с началом войны.
Вот его выводы о запасах хлеба в стране, исходя из баланса производства и потребления: сезон 1914–1915 годов дает прирост в 444,9 тысячи пудов, сезон 1915–1916 годов – прирост в 723,7 тысячи пудов и лишь сезон 1916–1917 годов характеризуется убылью в 30,3 тысячи пудов зерна. Эти данные никак не согласуются с информацией о голодающих городах, карточках и лавинообразном росте цен, что позволяет ряду историков эти противоречия просто отбросить, напирая на избыток зерна в стране. Уместнее поставить вопрос иначе: если хлеб в стране был, то куда он делся? Кондратьев дает ответ и на этот вопрос.
В силу климатических и почвенных факторов продуктивность сельского хозяйства страны неравномерна, значительная часть земель находится в зоне рискованного земледелия. Юго-западные губернии традиционно относились к производящим (регионы избытков), а северо-восточные – к потребляющим (регионы недостатков). Воедино хлебный рынок страны связывала транспортная инфраструктура, в которой главенствующую роль играли железные дороги (водных путей, связывающих восток и запад России, попросту не существовало).
С началом Первой мировой войны железные дороги подверглись не полной, а лишь частичной мобилизации. Западный район (33% всей железнодорожной сети) был выделен в ведение Военно-полевого управления, остальная сеть осталась под управлением гражданских. Возникло двоевластие, которое привело к тому, что военные, руководствуясь интересами фронта, просто перестали возвращать локомотивы и подвижной состав в гражданскую сеть. К лету 1915 года задолженность западного района перед восточным достигла впечатляющей цифры в 34 900 вагонов.
Уже к концу 1914 года объем хлебных перевозок по железной дороге упал на 60% по сравнению с 1913 годом. «Столь значительные требования войны к железным дорогам привели к тому, что основные железнодорожные артерии страны, связывающие главнейшие районы избытков... с потребляющими центрами внутри страны, оказались уже к концу первого года войны или совершенно недоступными для частных коммерческих грузов, или доступ этот был крайне затруднен», – констатировал Кондратьев.
Таким образом, хлебный рынок рухнул из-за непродуманной мобилизации транспорта. В «регионах избытков» амбары ломились от зерна, а в потребляющих губерниях нарастал дефицит. Как следствие, уже в 1915 году частновладельческие хозяйства в производящих губерниях вдвое снизили посевные площади – зачем выращивать хлеб на продажу, если его невозможно продать?
В дальнейшем проблемы нарастали как снежный ком. Пытаясь компенсировать недостачу подвижного состава, гражданские железнодорожные власти шли по пути все более интенсивной, сверх всяческих нормативов эксплуатации вагонов и локомотивов. Достигнув определенного порога возможностей, транспортная система империи перешла в пике. В июне–декабре 1916 года, писал Кондратьев, наступил «перелом к ухудшению». Перелом в данном случае означал в том числе массовый выход из строя вагонов и локомотивов.
В сухом остатке
Перебои с хлебом в столице империи в феврале–марте 1917 года не были случайным явлением на фоне в общем благополучной ситуации. Не были они и вновь возникшим обстоятельством. Перед нами не начало, а финал кризиса, зародившегося еще в 1914-м.
Жители Петрограда столь бурно отреагировали на дефицит хлеба в том числе потому, что читали в газетах о происходящем в других городах. И потому, что хлеб был для них основным продуктом питания. А цена на него в 1914 году выросла на 13%, в 1915-м – почти вдвое, а в 1916 году – втрое от довоенного уровня.
Необдуманными частичными мерами военной мобилизации правительство империи обрушило транспортное сообщение и рынок, в том числе рынок продовольствия. То есть во время войны в стране произошло крушение тыла. При этом никаких действий по нормированию потребления и распределительной системы получения продовольствия центральные власти не предпринимали.
Таким образом, отсутствие попыток выстроить систему нормирования потребления и распределения продуктов по карточкам (а они действительно существовали в то время во всех воюющих странах) вовсе не предмет для гордости, а яркий пример бессилия власти в хозяйственной сфере в военное время.
Да, Первая мировая война вызвала в стране патриотический подъем. Но дальнейшее развитие ситуации на фронте обескуражило даже самых горячих патриотов, а действия властей в тылу создавали впечатление, что о населении, о людях государство заботиться не намерено.
Революция вызревала долго, в 1905 году страну уже сотрясали массовые волнения. Хлебный кризис в Петрограде начала 1917 года не был ни случайным, ни обособленным событием. Но именно он стал спусковым крючком для масштабного выплеска накопившегося недовольства.
http://vz.ru/politics/2017/3/6/860620.html

0

23

«Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил, и за всех молится. И чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет ещё сильнее. Но что не зло победит зло, а только любовь!

Великая княжна Ольга (Романова).

http://s4.uploads.ru/t/aPkU5.jpg

Шла первая мировая война. Росло недовольство народа. Императорская Ставка была по сути вторым правительством. Но и в Ставке, по свидетельству профессора Ю.В. Ломоносова, бывшего во время войны высоким железнодорожным чиновником, зрело недовольство:
«Удивительно то, что, насколько я слышал, это недовольство было направлено почти исключительно против царя и особенно царицы. В штабах и в Ставке царицу ругали нещадно, поговаривали не только о ее заточении, но даже о низложении Николая. Говорили об этом даже за генеральскими столами. Но всегда, при всех разговорах этого рода, наиболее вероятным исходом казалась революция чисто дворцовая, вроде убийства Павла»
Убийства Павла.

Временному правительству Ставка присягнула уже 9 марта, но расскажем о событиях, этому предшествовавших.

Как писал в дневнике генерал Д.Н. Дубенский, состоявший во время февральских событий в свите Императора, о начальнике штаба Верховного главнокомандующего ген. М.В. Алексееве, за несколько дней до переворота:
«Могилев. Пятница, 24 го февраля.<…>
Генерал адъютант Алексеев был так близок к царю и его величество так верил Михаилу Васильевичу, они так сроднились в совместной напряженной работе за полтора года, что, казалось, при этих условиях какие могут быть осложнения в царской Ставке. Генерал Алексеев был: деятелен, по целым часам сидел у себя в кабинете, всем распоряжался самостоятельно, встречая всегда полную поддержку со стороны верховного главнокомандующего.»

Через два дня, 1 марта, по приезде царского и свитского поездов в Псков, «свитские» встретились с командующим Северным фронтом ген. Рузским, и тот же Дубенский пишет:
Прошло менее двух суток, т. – е. 28 февраля и день 1 марта, как государь выехал из Ставки и там остался его генерал адъютант начальник штаба Алексеев и он знал, зачем едет царь в столицу, и оказывается, что все уже сейчас предрешено и другой генерал адъютант Рузский признает «победителей» и советует сдаваться на их милость.»

Всего два дня назад Царь выехал из Ставки, о цели отъезда и адресе знал нач.ГенШтаба Алексеев. «Более быстрой, более сознательной предательской измены своему государю представить себе трудно.»

Генерал Рузский после переговоров со Ставкой и Петроградом в настойчивой, резкой форме доказывал, что Николай II должен передать престол наследнику.

Генерал Алексеев к этому времени уже получил согласие всех остальных главнокомандующих фронтами с этим мнением, и Рузский, главком Северным фронтом, огласил это царю.
Николай II практически не перебивал, но, сообщив о том, перед отъездом обо всём договаривался с Алексеевым, спросил «Когда же мог произойти весь этот переворот?». Рузский ответил, что это готовилось давно, но осуществилось после 27 февраля т. – е. после отъезда государя из Ставки.»

У Николая II пропала всякая уверенность в помощи от армии. Поскольку все начальники фронтов высказались за его смещение. Куда ему было деваться, на кого надеяться? Это и предрешило отречение.

Начальники фронтов на тот момент:
Главнокомандующие:
Северным фронтом – генерал адъютант Николай Владимирович Рузский.
Западным – генерал адъютант Алексей Ермолаевич Эвер
Юго Западным – генерал адъютант Алексей Алексеевич Брусилов.
Румынским – генерал Владимир Викторович Сахаров.
Кавказским фронтом - великий князь Николай Николаевич.

В ночь на 2 марта генералы Рузский и нач.генштаба Алексеев с председателем ГосДумы Родзянко уже составляли манифест отречения. Автором его являлся церемониймейстер высочайшего двора директор политической канцелярии при верховном главнокомандующем Базили и генерал квартирмейстером Ставки Лукомский, а редактировал этот акт генерал адъютант Алексеев. Базили утром сообщил, что делал это по поручению Алексеева.

Всего двое суток после последней встречи Николая II с генерал-адьютантом Алексеевым, которому очень доверял...

Вечером 2 марта за отречением, с манифестом в руках прибыли член исполнительного комитета Думы монархист В. В. Шульгин и военный и морской министр временного правительства А. И. Гучков.
Генерал Дубенский пишет, что ему было удивительно видеть Шульгина, слывшего крайне правым членом ГосДумы, друга В. М. Пуришкевича.
(Шульгин - член монархической организации Союз русского народа, почётный председатель отделения Острожского уезда, потом вступил и в Русский народный союз имени Михаила Архангела, так как посчитал его лидера В. М. Пуришкевича более энергичным, чем лидера СРН А. И. Дубровина)

Встреча была недолгой, Николай подписал отречение, сделали второй экземпляр на всякий случай.
Верховным главнокомандующим сразу был назначен вел.князь Николай Николаевич. (11 марта, удовлетворяя требованию Временного правительства, переданным ему за подписью князя Львова, он сложил с себя эти полномочия в пользу ген. Алексеева. О чём Временное правительство объявило только 27 мая)

Вот как видел эту ситуацию, бусловно, трагическую для него, сам Николай II:
- вечером 2 марта 1917 г. в своём дневнике он записал:

«Утром пришёл Рузский и прочёл свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется социал-демократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно моё отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2 ½ ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из Ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил, и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман!»

Позже, в Екатеринбурге, Николай II сказал следующие слова: «Бог не оставляет меня, он даст мне силы простить всех моих врагов, но я не могу победить себя еще в одном: генерала Рузского я простить не могу».

Неизвестно, простил ли он Алексеева. Перед отъездом Николая II из Ставки, генерал-адъютант Алексеев объявил государю о его аресте: «ваше величество должны себя считать как бы арестованным».

О Корнилове

Пишет ген. Мордвинов, тоже бывший в императорской свите
«В это же время (2 марта) принесли телеграмму от Алексеева из Ставки, испрашивавшего у государя разрешение на назначение, по просьбе Родзянко, генерала Корнилова командующим петроградским военным округом, и его величество выразил на это свое согласие. Это была первая и последняя телеграмма, которую государь подписал, как император и как верховный главнокомандующий уже после своего отречения.» (Манифест по просьбе Родзянки - так склонялась тогда эта фамилия - пока решили не публиковать.)
Николай II на этой телеграмме положил резолюцию: «Исполнить».

Арест царицы и всей царской семьи был произведен свеженазначенным Корниловым в один день с арестом Николая II.

Вот что гласит об этом аресте запись в камер-фурьерском журнале:
«8 марта 1917 г. По решению Временного Правительства Главнокомандующий войсками Петроградского военного округа в 8 часов 45 минут отбыл в Царское Село для приведения в исполнение указа об аресте бывшей императрицы Александры Феодоровны.
В 11 часов утра Главнокомандующий генерал-лейтенант Корнилов, в сопровождении начальника Царскосельского гарнизона полковника Кобылинского, Царскосельского коменданта подполковника Мацнева и некоторых чинов штаба прибыл в Александровский Царско-Сельский дворец и прочел бывшей государыне Александре Феодоровне, которая приняла его в присутствии графа Бенкендорфа и графа Апраксина, постановление Временного Правительства об ее аресте».
Арест был произведён в присутствии полковника Кобылинского, нового начальника царскосельского караула.

Генерал Л.Г. Корнилов собственноручно наградил Георгиевским крестом унтер-офицера Волынского полка Кирпичникова за то, что тот 27 февраля 1917 выстрелом в спину убил начальника учебной команды Волынского полка штабс-капитана Лашкевича. А ведь этот инцидент стал началом солдатского бунта в Волынском полку.

Л. Г. Корнилов в августе 1917-го о своих политических взглядах и об отношению к Николаю II сказал вполне откровенно:
«Я заявлял, что всегда буду стоять за то, что судьбу России должно решать Учредительное собрание, которое лишь одно может выразить державную волю русского народа. Я заявлял, что никогда не буду поддерживать ни одной политической комбинации, которая имеет целью восстановление дома Романовых, считал, что эта династия в лице её последних представителей сыграла роковую роль в жизни страны.»

Как писал Деникин в «Очерках русской смуты», когда в июне 1917 г. ввиду катастрофического развала Армии к Корнилову обратились с предложением осуществить переворот и восстановить Монархию, он категорически заявил, что «ни на какую авантюру с Романовыми он не пойдет».
***
Снова к М.В. Алексееву. Решение об измене Алексеев принял не после отъезда Царя из Ставки в Псков, а много раньше.

П. Н. Милюков свидетельствовал, что еще осенью 1916 года генерал Алексеев разрабатывал "план ареста царицы в ставке и заточения".
Один из самых выдающихся представителей царской семьи в период Революции, сын младшего сына Николая I, - великий князь Александр Михайлович (1866-1933), которого, между прочим, вполне заслуженно называли "отцом русской военной авиации", писал в своих изданных (в год его кончины) в Париже мемуарах: "Генерал Алексеев связал себя заговорами с врагами существовавшего строя".

В конце 1916 года князь А.В. Оболенский спросил Гучкова о справедливости слухов о предстоящем перевороте. «Гучков вдруг начал меня посвящать во все детали заговора и называть главных его участников... Я понял, что попал в самое гнездо заговора. Председатель Думы Родзянко, Гучков и Алексеев были во главе его. Принимали участие в нем и другие лица, как генерал Рузский, и даже знал о нем А.А. Столыпин (брат Петра Аркадьевича). Англия была вместе с заговорщиками. Английский посол Бьюкенен принимал участие в этом движении, многие совещания проходили у него».

Напомним, что Алексеев и Корнилов – основатели Добровольческого движения, Белой Армии, которые сражались против большевиков. Кто-то может сделать из этого вывод, что большевики были монархистами.

Доверенное лицо Алексеева, генерал Крымов, в январе 1917 года выступал перед думцами, подталкивая их к перевороту, как бы давая гарантии от армии. Он закончил свою речь словами:

«Настроение в армии такое, что все с радостью будут приветствовать известие о перевороте. Переворот неизбежен и на фронте это чувствуют. Если вы решитесь на эту крайнюю меру, то мы вас поддержим. Очевидно, иных средств нет. Все было испробовано как вами, так и многими другими, но вредное влияние жены сильнее честных слов, сказанных Царю. Времени терять нельзя».
военный цензор в ставке верховного главнокомандующего М.К. Лемке так же говорил об участии в заговоре генерала Крымова.

***
Отметим, что прозвучало на Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ 2000 г. в докладе митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых:

«… В качестве внешних факторов, которые имели место в политической жизни России и привели к подписанию Акта об отречении, следует выделить прежде всего … настоятельное требование Председателя Государственной Думы М.В. Родзянко отречения Императора Николая II от власти во имя предотвращения внутриполитического хаоса в условиях ведения Россией широкомасштабной войны, почти единодушную поддержку, оказанную высшими представителями российского генералитета, требованию Председателя Государственной Думы.»
То есть, Церковь знает виновников свержения Царя.

О связях Гучкова с офицерами писал Милюков:
Говорилось в частном порядке, что судьба Императора и императрицы остается при этом нерешенной — вплоть до вмешательства «лейб-гвардейцев», как это было в 18 в.; что у Гучкова есть связи с офицерами гвардейских полков, расквартированных в столице и т.д. Мы ушли, в полной уверенности, что переворот состоится».

Генерал М.К. Дитерикс, будущий начальник штаба чехословацкого корпуса, в своей книге «Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале» подтверждает роль высшего офицерства Русской императорской Армии в перевороте:
«Участие высшего генералитета армии, руководителей и авторитетов офицерства почти в первых рядах Февральской революции, в отречении Царя от престола, в политическом развале армии и страны керенщиной сильно расшатало единство мыслей, чувств и мировоззрений этой сильной и относительно единодушной в былое время организованной корпорации.»
Дитерихс, дойдя с чехословаками до Владивостока, поддержал Колчака, «Верховного правителя России», офицера британской короны.

Послушаем и Колчака.
Писатель-монархист П.Мультатули пишет о том, что, по воспоминаниям генерала Спиридовича, известного убийством Григория Распутина графа Юсупова и других, Колчак поддерживал заговор против Царя Николая II, обещая лояльность Черноморского Флота в случае переворота.

Первый визит по прибытии в Петроград сразу после Февральской революции он нанёс Плеханову, которому слово:
«Сегодня... был у меня Колчак. Он мне очень понравился. Видно, что в своей области молодец. Храбр, энергичен, не глуп. В первые же дни революции стал на ее сторону и сумел сохранить порядок в Черноморском флоте и поладить с матросами. Но в политике он, видимо, совсем неповинен. Прямо в смущение привел меня своей развязной беззаботностью. Вошел бодро, по-военному, и вдруг говорит: – Счел долгом представиться Вам, как старейшему представителю партии социалистов-революционеров.»
Он ошибся, Плеханов был социал-демократ, но и эсеры не были монархистами.

Его высказывание, по которому очевидно его отношению к Самодержавию:
«Я принял присягу первому нашему Временному Правительству. Присягу я принял по совести, считая это Правительство как единственное Правительство, которое необходимо было при тех обстоятельствах признать, и первый эту присягу принял. Я считал себя совершенно свободным от всяких обязательств по отношению к монархии, и после совершившегося переворота стал на точку зрения, на которой я стоял всегда, – что я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу родине своей, которую ставлю выше всего, и считаю необходимым признать то Правительство, которое объявило себя тогда во главе российской власти». А до этого присягал Царю.

Последний военный министр Временного правительства генерал А. И. Верховский писал в своих мемуарах:

"Колчак еще со времени японской войны был в постоянном столкновении с царским правительством и, наоборот, в тесном общении с представителями буржуазии в Государственной думе."И когда в июне 1916 года Колчак стал командующим Черноморским флотом, "это назначение молодого адмирала потрясло всех: он был выдвинута нарушение всяких прав старшинства, в обход целого ряда лично известных царю адмиралов и несмотря на то, что его близость с думскими кругами была известна императору... Выдвижение Колчака было первой крупной победой этих (думских) кругов". А в Феврале и"партия эсеров мобилизовала сотни своих членов - матросов, частично старых подпольщиков, на поддержку адмирала Колчака... Живые и энергичные агитаторы сновали по кораблям, превознося и военные таланты адмирала, и его преданность революции".

И, наконец, еще один родственник Николая II.

Великий князь Кирилл Владимирович (потомки которого недавно с визитом были в Крыму-с) с красным бантом на груди привёл Гвардейский экипаж в распоряжение Государственной Думы еще до отречения Государя.

Свидетельств еще очень много, рамки статьи не позволяют предоставить их все. Но и этих достаточно, чтобы знать – Российская императорская армия отреклась от царя-императора. Через год разделившись на Красную и Белую.

+1

24

Какое отношение к похоронам жертв Февральской революции имеют Максим Горький и Марк Шагал? Правда ли, что на этих похоронах не было ни одного священника? И зачем Александр Керенский «занемог» в день церемонии?
На все эти вопросы мы отвечает в новом выпуске спецпроекта ТАСС «1917. Столкновение с бездной»: http://go.tass.ru/tTdM

0

25

Грешная Матильда.
История любви в доме Романовых, которую пытаются переписать потомки.

Матильде Кшесинской досталась удивительная судьба – слава, всеобщее признание, любовь сильных мира сего, эмиграция, жизнь под немецкой оккупацией, нужда и умерла в возрасте 100 лет.
Итак, коротко как оно было: http://www.aif.ru/society/history/gresh … _romanovyh

0

26

В чем заключался ритуальный характер убийства Царской Семьи?.. Сатанисты, в лице иудео-большевиков, знали, что делали.

В лице государя Николая Второго, как Помазанника Божьего,
РИТУАЛЬНО УБИВАЛАСЬ НЕРАЗРЫВНАЯ СВЯЗЬ РОССИЙСКОГО САМОДЕРЖАВИЯ С БОГОМ.

В лице Цесаревича Алексея, как наследника царского престола,
УБИВАЛАСЬ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ПЕРЕДАЧИ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ В РОССИИ.

Есть четкая тенденция за последние несколько сот лет.
Когда-то власть принадлежала царям-королям по наследству. Владея государственной машиной через властью над теми, кто делал деньги, Глава государства был независим от предпринимателей-финансистов. Капитал подчинялся власти. То есть механизм власти исторически был разделен с механизмом делания денег. Власть передавалась внутри династи и, как и делание денег, передавалось также внутри династий. И та и другая передачи были изолированны, не пересекались.

20-ый век положил этому конец - объективно, как результат развития противоестественной  системы. Цари-короли, в целом, отодвинуты на обочину. И власть, и делание денег сосредоточились в одном месте - династиях-кланах делателей денег, что совершенно логично! Тем самым система достигла своего крайнего предела в этой части своей "эволюции".
Именно для этого и разрушались империи и низвергались монархии в 20-м веке! Остались лишь декоративные монархии и те, что каким-то образом приобрели черты (?) делателей денег и встроились в систему делателей денег.

В лице русского Самодержавия
УБИВАЛАСЬ НЕЗАВИСМОСТЬ ВЛАСТИ ОТ ЗОЛОТОГО ТЕЛЬЦА,

Это виртуальный престол Золотого тельца, никакого пафоса, никакой публичности… (с) Потому что изначально он стоит на лжи. Когда морозовы и путилины помогали большевикам, то делали это под лозунгами "равенства и братства".
А ныне, когда деньги теряют форму бумажек и монет, власть Золтого тельца (которая построена на деньгах) становится такой же невидимой.

В лице императрицы Александры Фёдоровны
РИТУАЛЬНО УБИВАЛАСЬ СУПРУЖЕСКАЯ ВЕРНОСТЬ, ГОТОВНОСТЬ СЛЕДОВАТЬ ЗА МУЖЕМ И ДЕТЬМИ ДО КОНЦА, ВЕРНОСТЬ СВЯТОМУ ПРАВОСЛАВИЮ И МНОГОДЕТНОСТЬ СЕМЬИ.
УБИВАЛОСЬ САМО ПОНЯТИЕ СЕМЬИ.

В лице царевен Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии
РИТУАЛЬНО УБИВАЛАСЬ БУДУЩЕЕ МАТЕРИНСТВА В РОССИИ.

В лице слуг, убитых вместе с Царской Семьей,
РИТУАЛЬНО УБИВАЛАСЬ ВЕРНОСТЬ РУССКОГО НАРОДА САМОДЕРЖАВИЮ И СВЯТОМУ ПРАВОСЛАВИЮ.

…Надпись, выполненная каббалистическими знаками и обнаруженная в подвале Ипатьевского дома, в Екатеринбурге царским следователем по особо важным делам Н.Соколовм после того, как город был занят восками белых, гласила:
«ЗДЕСЬ, ПО ПРИКАЗУ ТАЙНЫХ СИЛ, ЦАРЬ БЫЛ ПРИНЕСЁН В ЖЕРТВУ ДЛЯ РАЗРУШЕНИЯ ГОСУДАРСТВА. О СЕМ ИЗВЕЩАЮТСЯ ВСЕ НАРОДЫ».

ВМЕСТЕ С РУССКИМ ЦАРЕМ ИЗ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ ИСЧЕЗЛО ПОНЯТИЕ СОВЕСТИ,

Руссих людей среди палачей-изуверов, ритуально убивавших Царскую Семью, не замечено ни одного.

…ТЕ, КТО СОМНЕВАЮТСЯ В РИТУАЛЬНОМ, САТАНИНСКОМ ХАРАКТЕРЕ УБИЙСТВА ЦАРСКОЙ СЕМЬИ, ПУСТЬ ВНИМАТЕЛЬНО ВСМОТРЯТСЯ В ТО, ЧТО СЕГОДНЯ ПРОИСХОДИТ В РОССИИ С ТАК НАЗЫВАЕМОЙ ВЛАСТЬЮ, ПОНЯТИЕМ «СЛУЖЕНИЕ ОТЕЧЕСТВУ», ВЕРНОСТЬЮ СВЯТОМУ ПРАВОСЛАВИЮ, МАТЕРИНСТВОМ, МНОГОДЕТНОСТЬЮ, СУПРУЖЕСКОЙ ВЕРНОСТЬЮ И МНОГИМ ДРУГИМ, УКЛАДЫВАЮЩИМСЯ В ОДНУ, ПРОСТУЮ ФОРМУЛУ:
«РАЗРУШЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ РУССКОГО НАРОДА».
http://irina-fadeewa.livejournal.com/1387675.html

0

27

Очередная (99-я) годовщина расстрела Царской семьи.
Жуткое и безчеловечное преступление с любой точки зрения.
Не вызванное ни политической, ни какой-либо иной необходимостью.
Именно убийство - произведенное без обвинения, без суда и даже без малейшего намёка на любую (пусть даже "революционную") законность.
Надеюсь, что никто из читающих нас - каких бы взглядов и убеждений они ни придерживались - не оскорбит память убитых.
http://www.diveevo.ru/objects/news_img_file_1592_b.jpg

+3

28

maxcom110 написал(а):

Очередная (99-я) годовщина расстрела Царской семьи.
Жуткое и безчеловечное преступление с любой точки зрения.
Не вызванное ни политической, ни какой-либо иной необходимостью.
Именно убийство - произведенное без обвинения, без суда и даже без малейшего намёка на любую (пусть даже "революционную") законность.
Надеюсь, что никто из читающих нас - каких бы взглядов и убеждений они ни придерживались - не оскорбит память убитых.


великая княгиня Елизавета ( завтра празднуется её память ---  прмцц. вел. кн. Елисаветы и инокини Варвары  )

http://s3.uploads.ru/t/rQXER.jpg

тоже была убита не менее жестоко  и как я понимаю, тоже фактически без суда и следствия.

Отказалась покинуть Россию после прихода к власти большевиков, продолжая заниматься подвижнической работой в своей обители.
7 мая 1918 года, на третий день после Пасхи, в день празднования Иверской иконы Божьей Матери, патриарх Тихон посетил
Марфо-Мариинскую обитель милосердия и отслужил молебен. Через полчаса после отбытия патриарха Елизавета Фёдоровна
была арестована чекистами и латышскими стрелками по личному распоряжению Ф. Э. Дзержинского.
Патриарх Тихон пытался добиться её освобождения, но тщетно — она была заключена под стражу и выслана из Москвы в Пермь.
Одна из петроградских газет того времени — «Новый вечерний час» — в заметке от 9 мая 1918 года так откликнулась на это событие:
«…мы не знаем, чем вызвана её высылка… Трудно думать, чтобы Елизавета Фёдоровна могла представлять опасность для Советской власти,
и её арест и высылка могут рассматриваться скорее как… гордый жест по адресу Вильгельма, брат которого женат на родной сестре Елизаветы Фёдоровны…».
Историк В. М. Хрусталёв полагал, что высылка на Урал Елизаветы Фёдоровны являлась одним из звеньев общего плана большевиков по концентрации
на Урале всех представителей династии Романовых, где, как писал историк, собранных можно было бы уничтожить, лишь найдя для этого подходящий повод.

План этот осуществлялся в весенние месяцы 1918 года.

В мае 1918 года её вместе с другими представителями дома Романовых перевезли в Екатеринбург и разместили в гостинице «Атамановские номера»
(в настоящее время в здании расположено управление ФСБ и ГУВД по Свердловской области, современный адрес — перекрёсток улиц Ленина и Вайнера),
а затем, через два месяца, отправили в город Алапаевск. Не теряла присутствие духа, в письмах наставляла оставшихся сестёр, завещая им хранить любовь
к Богу и ближним. Вместе с ней находилась сестра из Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева. В Алапаевске Елизавета Фёдоровна находилась
в заточении в здании Напольной школы. До сих пор возле этой школы растёт яблоня, по преданию, посаженная Великой княгиней.

В ночь на 18 июля 1918 года великая княгиня Елизавета Фёдоровна была убита большевиками: сброшена в шахту Новая Селимская в 18 км от Алапаевска.
Вместе с ней погибли:

великий князь Сергей Михайлович;
князь Иоанн Константинович;
князь Константин Константинович (младший);
князь Игорь Константинович;
князь Владимир Павлович Палей;
Фёдор Семёнович Ремез, управляющий делами великого князя Сергея Михайловича;
сестра Марфо-Мариинской обители Варвара (Яковлева).

Все они, кроме застреленного великого князя Сергея Михайловича, были сброшены в шахту живыми.
Когда тела были извлечены из шахты, то было обнаружено, что некоторые жертвы жили и после падения, умирая от голода и ран.
При этом рана князя Иоанна, упавшего на уступ шахты возле великой княгини Елизаветы Фёдоровны, была перевязана частью её апостольника.
Окрестные крестьяне рассказывали, что несколько дней из шахты доносилось пение молитв.

В ночь на 4/17 июля Царь Николай, его супруга и дети, и их верные слуги были зверски убиты в подвале ипатьевского дома,
и погребены в тайной могиле в лесах под Екатеринбургом. Уральский совет решил также убить и всех алапаевских узников.

Не зная ничего о зверском злодеянии в Екатеринбурге, алапаевские узники провели утро 4/17 июля – свое последнее – в своем обычном заточении.
В полдень явился к ним чекист по имени Старцев с группой рабочих – большевиков, отослал всю стражу, отобрал от изгнанников их последнее имущество
и объявил им, что ночью они будут перевезены в другое место, находящееся в десяти верстах от Алапаевска. На самом же деле большевики намеревались
отвезти их к заброшенной и полузатопленной рудной шахте близ деревни Синячиха, которая уже была выбрана как место убийства. На дне шахты была яма,
называемая Нижнеселимская, глубиной метров в одиннадцать, в которой тела не скоро были бы обнаружены.

Поздней ночью они завязали за спиной руки Великой Княгине Елизавете и инокине Варваре, завязали им глаза и вывели их из здания на двор,
где стояло несколько повозок. Затем их заставили сесть в одну из повозок и отправили их по назначению, т.к. заранее было решено,
что повозки не должны выезжать из города все вместе.

После отбытия Великой Княгини и ее верной спутницы, большевики сделали то же самое и с мужчинами. Князья Владимир и Константиновичи
были выведены в коридор, им были завязаны глаза и руки за спиной, после чего их посадили в другие повозки. Лишь Великий Князь Сергий понял,
что должно произойти, и старался сопротивляться, говоря, что они все будут убиты. Большевики наконец выстрелили в него и ранили его в руку,
а затем посадили в последнюю повозку и отправились.

Выехав из Алапаевска, все повозки вскоре объединились. В темноте, идущая в город группа крестьян в последний раз увидела князей и их убийц
по дороге в Синячиху. Они встретили жутко молчаливую колонну из десяти или одиннадцати повозок, и в каждой из них по два человека.
Князья были одеты в простую гражданскую одежду. Один из крестьян засвидетельствовал, что колонна продвигалась тихо и спокойно;
из повозок не доносилось ни одного звука. Около часа ночи колонна добралась до шахты. Уже наступило 5/18 июля – день Ангела Вел. Князя Сергия.         

По прибытии к шахте, узников вывели из повозок и заставили пройти несколько сот метров к избранному месту. Вел. Княгиня Елизавета по дороге пела песнопения.

О том, что случилось после этого, один из участников преступления – большевик Василий Рябов – дал следующие показания относительно совершенного убийства:
"Сначала мы подвели Вел. Княгиню Елизавету к шах. Сбросив ее в шахту, мы в течение некоторого времени слышали как она барахталась в воде.
Затем мы сбросили и инокиню Варвару за ней. Опять мы услышали плеск воды и затем голоса двух женщин.
Стало очевидно, что вытащив себя из воды, Вел. Княгиня также вытащила и свою спутницу.
Тогда, не имея другого выхода, мы сбросили туда и всех мужчин”.

Очень маловероятно, что с завязанными глазами и завязанными за спиной руками, узники могли защищаться от побоев или стараться бежать.
Однако, Вел. Князь Сергий возможно сделал последнюю попытку к сопротивлению, т.к. ему выстрелили в голову.

Спустя много месяцев после убийства, вскрытие тел показало, что несмотря на побои, жертвы были еще живы когда их сбросили в шахту.
По свидетельству Рябова, большевики ожидали, что их жертвы – раненные, с завязанными глазами и руками, без сознания
– очень скоро потонут в яме, а потому не видели нужды стрелять в них по одиночке.

Вскрытие также показало, что у всех жертв были сильно травмированы череп и мозг. Князь Владимир и князь Игорь по всей вероятности
были без сознания после своих ранений, которые были особо тяжелыми. Вел. Княгиня Елизавета, князь Иоанн и князь Константин
возможно оставались в сознании еще некоторое время. Ранения описанные в случае трех братьев Константиновичей должны были быть
крайне болезненными, делая невозможной любую попытку заполучить помощь.   

Свидетельство убийцы Рябова подтверждает предположение, что жертвы оставались живыми после того, как были сброшены в шахту,
и дает нам представление о жестокости палачей:

"Никто из них, по-видимому, не утонул и не захлебнулся в воде, и через некоторое время мы снова могли слышать почти все их голоса.
 
Тогда я бросил туда гранату. Она взорвалась и все было тихо... Мы решили немного подождать, проверить если все они погибли.
Вскоре мы услышали разговор и едва слышный стон. Я бросил туда еще одну гранату.
И что же вы думаете – из под земли мы услышали пение!
Я был объят ужасом. Они пели молитву «Спаси, Господи, люди Твоя!»
 
У нас больше не было гранат, однако невозможно было оставить дело незаконченным.
Мы решили завалить шахту сухим хворостом и зажечь его.
Сквозь густой дым еще долгое время продолжало доноситься до нас их пение...”

По свидетельству Рябова, некоторые из убийц остались сторожить шахту, а другие вернулись в Алапаевск, где они затрезвонили в соборные колокола
и забили тревогу, говоря людям, что князей увезли какие-то неизвестные лица. По-видимому некоторые люди стали намекать на то, что произошло на самом деле,
но охраняющие шахту большевики препятствовали им оказать помощь князьям.   Есть и другие свидетельства о том, что жертвы оставались живыми на мрачном дне ямы:
некоторые крестьяне, подкравшиеся к краю ямы, слышали доносящиеся снизу звуки пения; другие рассказали, что Вел. Княгиня Елизавета обвязала своим платком
рану на разбитой голове князя Иоанна.

Хотя мученики умерли преимущественно от своих тяжелых ранений, также возможно, что голод и жажда усилили их страдания после многих часов,
или даже дней, проведенных на дне шахты. 

Некий белогвардеец писал, что хотя обстоятельства убийства Царя Николая Второго и его семьи были ужасны,
но они бледнеют перед лицом алапаевского преступления. Из некоторых источников известно, что двое из алапаевских палачей
сошли с ума из-за своего участия в гнусном злодеянии.

Совершив убийство, большевики цинично объявили, что князья были похищены из Алапаевска группой неизвестных лиц.
Весть о «побеге» была напечатана в большевицкой прессе Петрограда, и в течение еще целого года семьи жертв верили,
что князья живы и находятся где-то в Сибири, и усердно ждали вестей от них.

какое после этого может быть "примирение и согласие" ( с коммунистами, большевиками и прочими продолжателями их дел ) ?

И видите как всё было спланировано у убийц.
17 июля убили царя, 18 июля, то есть на следующий день после этого были сброшены в шахту великая княгиня Елизавета и прочие.

Пусть после этого хоть кто-то осмелится сказать, что это было какой-то случайностью или недоразумением.

+1

29

…ОТКУДА РОССИЯ ШАГНУЛА В ПРОПАСТЬ…

Эксклюзивное интервью с историком, исследователем личности Императора Николая II,
главным редактором сайта «Академия Российской истории» Петром Мультатули.

– Петр Валентинович, после прочтения Вашего документального труда «Николай II: отречение, которого не было»,
возникает ощущение, что предательство Государя в начале 1917 года было тотальным. Как стало возможным, когда предают все?
– Конечно, тотального, всеобщего предательства не было, потому что в России всегда были люди, которые остались верны Царю даже до смерти.
Но, то, что отступничество от Царя, измена Царю, равнодушное отношение к Царю – стали весьма распространённым явлением в начале ХХ века
– это факт.   Об этом ещё Фёдор Иванович Тютчев предупреждал:

И отповедью – да не грянет
Тот страшный клич, что в старину:
«Везде измена – Царь в плену!» –
И Русь спасать его не встанет.

…Царя перестали любить. Свержение монархии и чудовищное убийство Царской Семьи стали возможными в первую очередь
из-за духовного оскудения русского народа, от духовной деградации его элиты. Идеалы Православного Царства, Самодержавия
– перестали восприниматься большей частью русского народа, как естественные и органичные свойства души самого народа.
Государь Император Николай Александрович верный Христу, долгу царского служения, самозабвенно любящий Россию,
благородный, чистый и милостивый – стал чужд и не понятен для большей части народа.

Что же касается элиты, генералов, которые предали Государя, то их измена тоже была следствием этого духовного оскудения.
Они решили, что могут делать за Царя то, в чём они совершенно не разбирались. Генералы Алексеев, Брусилов, Рузский думали,
что они играют с политическими заговорщиками наравне, а оказалось, что их использовали «в тёмную», оказалось, что они были лишь
пешками в руках Гучкова, Керенского и их зарубежных союзников.

Что касается великих князей, то действия, например, Кирилла Владимировича и Павла Александровича в февральские дни трудно назвать
прямой изменой, даже не смотря на приход Кирилла Владимировича 1-го марта 1917 года в Думу. Этим великим князьям казалось,
что так они помогают спасти монархию. При этом, будучи профессиональным военным, Кирилл Владимирович был совершенно не искушён
в вопросах политики. Зато в ней были весьма искушены руководители Думы и в частности Родзянко.

28-го февраля Родзянко предложил великим князьям Павлу Александровичу и Кириллу Владимировичу поставить свои подписи
под составленным проектом манифеста, в котором Императору Николаю II рекомендовалось ввести в России конституционный строй.
Родзянко заявил, что этот манифест будет предложено подписать Государю 1-го марта на вокзале Царского Села сразу же после его возвращения.
28-го февраля поздно вечером текст «великокняжеского манифеста» был подписан великими князьями Павлом Александровичем,
Кириллом Владимировичем и Дмитрием Константиновичем. А вот Государыня Императрица подписывать этот проект категорически
отказалась. «Я не правитель, – отметила Императрица, – и не имею никаких прав брать на себя инициативу в отсутствии Императора.
К тому же подобная бумага может оказаться не только незаконной, но и бесполезной».

То, что понимала и чего не могла себе позволить Императрица Всероссийская, не понимали и охотно позволяли себе великие князья.
Они не понимали, что как только они стали узурпировать самодержавные прерогативы Императора, после того, как вступили на путь
соглашательства с одним из руководителей мятежа Родзянко, стали участвовать в его сомнительных проектах, то они обрекли себя
стать орудием в руках врагов Царя и монархии.

При этом нельзя ни поразиться прозорливости Императрицы Александры Феодоровны. «Великокняжеский манифест» действительно был
«незаконной и бесполезной бумагой», немедленно забытой за ненадобностью в конце того же дня 1-го марта, когда политическая конъюнктура
стала меняться. «Любопытная бумаженция», – только и сказал П. Н. Милюков, пробежав глазами текст планируемого манифеста.

Что же касается таких великих князей как Александр Михайлович, Николай Михайлович, Сергей Михайлович и Николай Николаевич,
то в их действиях мы видим тесное сотрудничество с заговорщиками, сочувствие в их стремлении свергнуть Императора Николая II.
Поэтому их действия нельзя назвать иначе, как прямая измена.

1917-й год стал логическим завершением отступничества русского общества от Христа. Отсюда начался отcчет в пропасть.
Русское общество начала XX века – страшное общество. Нынешнее общество, если его так можно назвать, при всем его варварстве
намного лучше того предреволюционного общества. Потому что сегодня есть православные интеллигенты, православные учёные,
православные военные. А ведь в начале XX века это было исключением! Даже духовенство той поры в своей массе было далеко
от сегодняшнего в степени благочестия и следования канонам. До революции в семинариях, например, на преподавателя,
который верил в Бога, смотрели, как на чудо!   По воспоминаниям многих иерархов начала ХХ века, в семинариях готовили скорее
безбожников, чем служителей Божиих.   Лишь единицы после окончания семинарии рукополагались. Весь ужас заключался в том,
что люди сгнили внутри, о чем предупреждали нас Святитель Игнатий Брянчанинов, Праведный Святой Иоанн Кронштадтский
и другие отцы Церкви.

Отступничество от Царя было проявлено и частью православным духовенством, частью Святейшего Синода. 19-е марта 1917 года
было днем Торжества Православия, когда во всех церквах провозглашали анафему врагам Царской власти.  19-го ее провозгласили,
а 23-го марта начались демонстрации этих врагов Царской власти, и Синод молчал!   А 6-го числа началось признание «благоверного»
Временного правительства. И никто из Синода, из тех, кто остался на свободе, не пошел к Александровскому дворцу и не спросил:
«Где Государь? Было ли отречение? Мы требуем, хотим идти к Государю!». Если бы Синод сделал это, никакое Временное правительство
не смогло бы ему помешать.

Конечно, неправильно говорить, как сейчас делают некоторые, что будто вся Церковь предала Царя. Это неправда. В самом Святейшем Синоде,
все, кто был убеждённым монархистом, были сразу же в первые дни переворота подвергнуты изоляции и изгнанию. Святителя Макария Невского
изгнала из Синода, владыку Питирима (Окнова) арестовали вместе с министрами императорского правительства. Другое дело, что верх в Синоде
и среди духовенства взяли антицарские, и как потом выяснилось и антицерковные силы. Ведь большая часть тех иерархов, кто отказался хулить Царя
и петь дифирамбы временщикам, стали потом Новомученниками, а те, кто выражал восторги по поводу «начала новой жизни» и «свободы» впали
в обновленчество.

– В чем корни проявленных тогда трусости, слепоты, малодушия общества и духовенства, как его части?

– Это было отражением состояния того общества, в котором такие люди как Иоанн Кронштадтский и Государь Император Николай Александрович – исключение.
Возьмем, к примеру, вопрос канонизации, прославления святых в начале XX века. Мы увидим, что по каждому святому решение принималось
волей Государя вопреки воле Святейшего Синода, по крайней мере, его большинства. Члены Синода были против прославления Преподобного Серафима Саровского,
против восстановления прославления святой Благоверной Княгини Анны Кашинской, прославления Святителя Иоанна Тобольского (Максимовича).
Настолько против, что епископ Варнава, который пропел величание Иоанну Тобольскому, был подвергнут церковному суду, и только воля Государя
отменила решение суда.

Моральная деградация стремительно захватывала всю верхушку русского общества, тех, кого почитали за «совесть нации».

О чём говорить, если революционный террор 1905 года вызывал восторг у таких людей, как Лев Толстой, который про убийство Плеве говорил: «Это целесообразно»?
А Иван Алексеевич Бунин в эмиграции признался: «Да, неправы были мы, когда аплодировали убийству Столыпина». Понимаете, люди, писатели, «гуманисты»
аплодировали убийству, во-первых, человека, а во-вторых, главы правительства России!   Моральная деградация общества достигла апогея.
И если не понимать степень этой деградации, считая, что все в 1917 году произошло случайно, то тогда нельзя понять ничего.

Бесперспективно заниматься выискиванием персонально ответственных. Дескать, всё было хорошо, все были такие хорошие, как у нас сейчас говорят
«белые и пушистые», а потом пришли злые большевики и они во всём виноваты. Большевики – это чума, холера ХХ века. Но чума не появляется там,
где соблюдаются все меры гигиены, где больных помещают в карантин, где вводят античумную сыворотку. Не меньшую ответственность, чем большевики,
несут ответственность те, кто заразил большевистской чумной палочкой русский государственный организм.

– Как открыть глаза тем, кто воспринимает лишь вражеские штампы о «слабости», «бездействии», «неудаче» Царя-Мученика?

– Сейчас Бог дает хорошую возможность задуматься. Это не время советской власти, когда ту или иную книжку можно было добыть только из-под полы.
Сейчас все есть, нужно лишь желание. На мой взгляд, тех людей, которые ненавидят Государя, находятся во власти клише, переубеждать бесполезно,
потому что вопрос с Николаем II – мистический, духовный.   Определенное число людей, на мой взгляд, ненавидящих Царя, находятся в образном или
прямом бесновании.

Помню, как вышел фильм «Николай II. Сорванный триумф».  В Интернете у многих просто пена шла изо рта. Они не могли объяснить, почему ненавидят
Государя, просто извергали хулу.

Людям, которые хотят думать, можно задать вопросы: «Хорошо, если Царь был слабым, как он мог 22 года царствовать, и за это время народ увеличился
на 50 млн. человек? Как при «слабом» Царе Россия почти выиграла Первую мировую войну, а потом в 1917 году пришли такие сильные и умные люди,
что за шесть месяцев России просто не стало?».

Страна была ввергнута в Гражданскую войну, разодрана на разные клочки, в которых правили разные правительства: белые, красные, зелёные,
серо-буро-малиновые. Исчезнуть окончательно России Господь не попустил, и земли собрались. Но что собралось? Мистический Китеж-град, Святая Русь,
ушли под спуд.   Можно ли было назвать совдепию особенно 20-х годов Россией? Конечно, нет. Это была оккупированная страна, то, что говорил Троцкий
– быдло для мировой революции.   Другое дело, не получилось у них этого.

Но все равно, сталинский, брежневский СССР – это не Россия. И нынешняя Российская Федерация – это тоже не вся Россия, хотя и ее значительная часть.
Мы ее еще не обрели, ее нам обратно Бог не отдал. Кто мне, как русскому человеку, сможет объяснить, что РФ – это Россия, а Киев, матерь город русских,
– это не Россия, не Русь, не моя страна? Почему Чернигов – не мой город, город, где складывалась моя история? Почему город русской славы Севастополь
– не моя страна?

Россия, как и монархия, – понятия не только и не столько материальные, земные, но и духовные. К тому же они друг от друга не отделимы. Вопрос в том,
что монархия – это не только политическое устройство, но и мировоззрение нации. Возродить лже-монархию сейчас – убить подлинную Монархию,
посадить карикатурного царька, который будет особенно уродлив после Святого Царя-Мученика.   А настоящий Царь сегодня не удержится и дня,
потому что блудники скажут, что он мешает им блудить, пьяницам – пить, убийцам – убивать, делать все то, что происходит в так называемом
демократическом обществе.

Но самое удивительное, что русская монархия проявляется, причем, не только на территории Российской Федерации, но и на Украине, где, кстати,
сохранилась русскость, где чтут Царя.   В Белоруссии в любой церкви вы увидите икону Царственных Мучеников.

Глава буддийской традиционной Сангхи Хамбо-лама Дамба Аюшеев заявил, что для буддистов России Царь и Царевич – святые! Он привел потрясающий пример.
В 1937 году было расстреляно 16 тысяч буддийских лам. Остались свидетельства последних слов: «Если ушел Белый Царь, то и мы умираем спокойно».
Для подлинных мусульман России понятие Белого Царя (Ак-Падишаха) также свято.

Но пока в основной массе народа еще нет понимания, что такое наша православная монархия, ее вселенского значения.
Это была действительно Вселенская Христианская Монархия.

– Неожиданно звучит тезис о том, что у России украли победу в Первой мировой войне…

– Это именно так – Царь почти выиграл самую страшную и опасную войну, которую вела Россия до Великой Отечественной войны.
Речь шла о том, будет ли существовать Россия как самостоятельная держава, или она станет сырьевым придатком Запада.
Потому что целью и союзников, и германского блока было уничтожить ее как ведущего игрока.  Россию боялись, видя, что с ее темпами роста,
к 40-м годам никому будет делать нечего.   Оставалось только сокрушить ее.   Но союзники гарантировали нам присоединение важнейших территорий
– Константинополя и проливов, а выполнять обещаний очень не хотели. Главное заключалось в том, что мировая закулиса стремилась установить
новый мировой порядок.   Это была одна из целей Первой мировой войны.   Но там понимали, что пока есть православная самодержавная монархия,
нового порядка не будет.   Россия никогда бы не дала так унижать Германию, свергать монархии по Европе, так обдирать и грабить себя, как этим занялись
союзники при кровавом большевистском режиме.   Большевики, как агентура Запада, этому полностью потворствовали.

Создание СССР – план полковника Хауса. Я читал рекомендации, которые были присланы Ленину о создании государства из независимых республик,
но подчиненных Москве.   Ведь если бы были созданы полностью независимые клочки территории, их труднее было бы контролировать.
Опорой в планах создания нового мирового порядка должна была стать Красная армия. Причем, мировая закулиса контролировала советский режим очень долго.
Попытки Сталина вырваться из-под этого контроля закончились для него плачевно.   Присутствие закулисы здесь было всегда. И не могло быть иначе,
поскольку свободной Россия могла быть только при православной монархии.

Война бы закончилась в 1917-18 году.   И кто мог бы сравниться с Россией после этого? Никто. Она становилась сверхдержавой №1, потому что кроме Германии
воевать с Россией не мог никто.   Даже Штаты того времени со своей сильной экономикой и флотом.

– Возвращаясь к трагедии предательства Николая II, как военные, дававшие присягу Государю, отвернулись от Него?

– Измена части генералитета в феврале 1917 года является классическим примером того, что значит, когда военный человек перестаёт считать Присягу,
как нечто священное и незыблемое.   Присяга гласила: «Я, нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, пред Святым Его Евангелием,
в том, что хочу и должен Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю Императору Николаю Александровичу,
Самодержцу Всероссийскому, и Его Императорского Величества Всероссийского Престола Наследнику Цесаревичу Алексею Николаевичу, верно и нелицемерно служить,
не щадя живота своего, до последней капли крови…».

Алексеев, Рузский, Брусилов – изменяли Царю не потому, что были германскими шпионами, и не потому, что они были масонами (что вовсе не означает
их не принадлежность к членству в Военной Ложе), или тайными революционерами – а потому, что понятие Царь и Отечество у них были «разняты на два понятия».
Они не могли ни оценить, ни понять ни благородство Царя, ни его подвиг с принятием командования, ни его жертвенности, ни того, что только Царское имя держало Россию
и фронт от развала. Этих людей Царь, воспринимая их личные таланты, заслуги и способности, поставил руководить войсками. И они должны были войти в Берлин
в свите Императора Николая II как победители. Алексеев стал бы князем, они получили бы дворянские титулы, величайшую славу своим потомков.
Для Багратиона, Барклая Де Толли, Кутузова это было бы величайшей наградой и пиком карьеры. А эти променяли все на чечевичную похлебку в надежде на то,
что вместе с Керенским и Гучковым будут управлять Россией.   Алексеев был опытным штабистом, хорошим генералом на своем месте, но, к сожалению, человеком
с дурными задатками, который сыграл роковую роль в свержении законной власти.   Во-первых, он заманил Государя в Ставку из Петрограда в то время как Николай II
не собирался уезжать из столицы.   Во-вторых, после отъезда Царя из Ставки он сделал все, чтобы железные дороги оказались в руках мятежников, и потом занимался
давлением и подлогами в отношении так называемого отречения Императора.

– Почему от защиты законной власти отказались строевые части, нижние чины, солдатская масса?

– Командир Собственного Его Величества железнодорожного полка генерал-майор Цабель приказал солдату Михайлову выковырять со своего погона вензель Государя,
потому как собирался на митинг идти (!).    Солдат ответил – такой мерзостью не занимался, не занимаюсь, и не приведи Господь когда-либо заниматься. И таких солдат
было очень много.   Но что может солдат без командира?   А потом солдаты стали голосовать ногами – покидать окопы и дезертировать. За кого они должны были воевать?
За Керенского?

Нужно четко понимать, что с падением государственной власти, отстранением Государя Россия больше за свои интересы не воевала, а воевала за интересы Англии,
Франции, Америки, кого угодно.

Говоря о предательстве, надо отметить самое страшное – предала аристократия, высшие круги армии.

– При этом Корнилов раздавал Георгиевские кресты убийцам, стрелявшим в спины офицерам!

– Корнилов был человеком недалеким, но страшно честолюбивым.   Совершенно не понятно восхваление Корнилова.   Есть такое выражение в его отношении:
«Он по-своему любил России». Какая разница, любил Корнилов Россию или ненавидел? Это человек, которого все время играли втемную. Как играла его английская разведка
вместе с Рейли и Савинковым с так называемым «корниловским» мятежом.

– Ваше мнение о кампании по героизации Белого движения.

– Белое движение было разным и неоднородным. Безусловно, мы должны в ноги поклониться подлинным героям Белой борьбы: полковнику Дроздовскому, генералу Каппелю,
генералу Макарову.   Именно они и сотни тысяч других русских людей: офицеров, солдат, рабочих, крестьян положили свои головы, чтобы раздавить большевистскую гидру.
Но трагедия Белого дела заключается в том, что в его руководстве, особенно в начале, оказались люди, совершенно не белые, а скорее «розовые», а то и красные.
Чем от красных отличалась, например, «армия КОМУЧа», которая освобождала Екатеринбург 25 июля 1917 года? У них не было погон и кокард, они входили в Казань
под звуки «Марсельезы».  Другое дело, что к этому движению примыкало много людей, офицеров-монархистов, крестьян, которые ненавидели большевиков.

Дроздовский, Каппель, Марков, Кутепов, которые не запятнали себя изменой Царю… Они были монархистами. А у нас выбирали белых героев из либералов.

Непонятна трагическая фигура адмирала А. В. Колчака, окруженная откровенными врагами России. У него в правительстве были Пепеляевы – агенты Сидни Рейли.
У него в штабе был Зиновий Свердлов, родной брат которого Янкель Свердлов был одним из главарей большевизма.   Конечно, многое зависело не от Колчака,
он во многом был заложником ситуации.   Но нельзя забывать, что Колчак не имел никакого права присваивать себе прерогативы Государя и объявлять себя
«верховным правителем» России.    Единственно, что могло спасти Белое дело, если бы его руководители взяли чёткую ориентацию на монархическую реставрацию.
То есть, вместо верховных правителей провозгласили себя, как Франко в Испании, местоблюстителями российского престола.

Лидеры белых этого не сделали.   Вот, например, генерал-лейтенант барон Пётр Николаевич Врангель. Личность лично ничем не запятнана. До конца дней своих был
убеждённым монархистом.   Но будучи главой белого Крыма, не смог никогда признаться в этом официально.   Опять-таки, кто был в его окружении в Крыму?
Петр Струве, масон Кривошеин, Базили, который подделывал царский манифест, Бернадский – бывший министр финансов Временного правительства.
Это и было Белое правительство Крыма.   Они прикрывались именем Врангеля для своих целей.   Могло ли такое правительство выиграть войну за Россию?
Конечно, нет!

Но не стоит забывать, что Белое движение дало нам свет в конце тоннеля.   Оно закончилось не врангелевским Крымом, а Земским Собором 1922 года во Владивостоке,
на котором генерал М. К. Дитерихс сказал о том, что «мы надеемся и верим, что над Россией установится истинная власть Божьего помазанника.   Творец нам не дал победы
именно потому, что мы отвернулись от Божьего помазанника».   Этот Земский Собор провозгласил восстановление монархии в России. Это и есть Белое движение,
настоящая Белая борьба.

На мой взгляд, мы должны поднимать Белое, но не розовое движение.   Кстати, Белой армией называли армию французского короля, на знаменах которой было написано «Бог и король».
Что было на знаменах Белого движения?   Они даже себя русской армией не называли.   Первым это сделал Врангель. Краснов вообще воевал за «Казакию».

– Зачем была придумана схема с ложным отречением Николая II в пользу Великого Князя Михаила Александровича?

– Затем, что тем, кто свергал Царя, нужно было не просто поменять одного монарха на другого, а вообще уничтожить русскую монархию. Если бы престол
передавался малолетнему Цесаревичу Алексею Николаевичу, то свержение монархии чрезвычайно усложнилось бы.   Поэтому «передали» власть Великому Князю
Михаилу Александровичу,   который был женат морганатическим браком и который не имел законного наследника.   Отказ Великого Князя от престола было организовать
гораздо легче, чем отказ Алексея Николаевича, который вообще был невозможен в связи с его несовершеннолетием.

– Кто из нас, маловерных, способен на подвиг Государя, имевшего возможность вывести семью за границу, но оставшегося в России с семьей,
   заранее обрекая себя и близких на мученичество?

– Для того чтобы поставить себя на место Государя, нужно иметь сострадание. К сожалению, его не имеет огромное количество людей. У нас – жестоковыйное общество
, в котором люди перестали понимать, что такое сострадание к другому человеку, что еще оставалось в советское время.   Это на Западе давно наступило омертвление,
такие процессы начинаются и у нас.

– Вы имеете личное отношение к Царской семье, ваш прадед остался верным Царю и был убит в Ипатьевском доме. Что для Вас значит подвиг прадеда?

– Я чту память прадеда, погибшего за Царскую семью. Более того, он прославлен Русской Зарубежной Церковью. Скорее всего, мои труды состоялись по его молитвам.
Но мой интерес к теме вызван, прежде всего, личностью Императора Николая II. Именно за такого святого Государя и погиб мой прадед, как и все, кто погиб
за Царя в Екатеринбурге.

Кто стоит в добре, тот всегда будет ненавидим этим миром. Николай II ненавидим этим миром, но те, кто знал его лично, его очень любили, благоговели перед ним,
потому что видели, что это необыкновенная личность, не только как Царь, но и как именно человек.

Безусловно, склоняя головы перед теми, кто погиб вместе с ним, мы чтим их память потому, что, прежде всего, они остались верными своему Царю.
Те, кто погиб с Царской семьей, – как капля, в которой отражается солнце. В ней отразились почти все сословия России. Высшая аристократия в лице Долгорукова,
дворянство в виде графа Татищева, мещане в виде Харитонова и Демидовой, крестьяне в виде Труппа. Вместе с православными католик Трупп, лютеранка Шнейдер,
мусульманин хан Нахичеванский, который погиб за Царя в Петрограде.   Вся Россия оказалась в этом маленьком кружке.

У прадеда была возможность покинуть Императора в Александровском дворце, в Тобольске, но в Екатеринбурге уже нет.   Они были обречены на мучительную смерть.

– Какие доказательства того, что это убийство носило ритуальный характер?

– О ритуале этого убийства я подробно изложил в своей книге «Свидетельство о Христе до смерти». Да, на мой взгляд, есть много фактов, свидетельствующих о том,
что это был сатанинский, чернокнижный ритуал, который носил наднациональный характер.   Люди, которые это совершали, были адептами страшного учения – сатанизма.
Есть много признаков того, что это было совершено с помощью холодного оружия, обескровливания, последующего расчленения и сожжения жертв.

– Есть версия, что головы Государя и Наследника были привезены в Москву и демонстрировались вождям?

– Есть такая версия.   Наиболее достоверными высказываниями являются слова генерала Мориса Жанена, который от имени Антанты руководил расследованиями
убийства в Ипатьевском доме.   Он прямо пишет, что головы были помещены в ящик с опилками и увезены неким Апфельбаумом.   Это был Зиновьев.
Второе интересное высказывание принадлежит Труфанову – бывшему Илиодору, к тому времени – члену секты, провозгласившему себя «Патриархом»,
который был в Кремле по приглашению сектанта-беспоповца Калинина.   В одной из комнат, где собирались обсуждать «церковную реформу», он видел
отчлененную царскую голову, о чем и рассказал.

– В России пытаются поднять тему реабилитации Власова. В чем прослеживается связь тех, кто предал Государя, с Власовым?

– Сам Власов как личность никого не интересует.   Но есть попытка представить его предательство и измену Родине как нечто, заслуживающее уважения, что можно оправдать.
Якобы, он так ненавидел режим, что решил пойти с немцами.   А Власов был троцкистом по своей сути, человеком, повинным в массовых репрессиях военнослужащих
в 1937 году, являясь членом военного трибунала.   Он был на хорошем счету у Сталина, восхищался им на словах, но на самом деле думал только о том, как бы хорошо
устроиться в жизни.   Думаю, что за ним стояли определенные силы, его вели.   И его переход к немцам не был случайным.

Он предавал всех – сначала предал Церковь, бросив учебу в семинарии, предавал своих жен, любовниц, предал Сталина. Потом предал немецких генералов, перешел к Гиммлеру,
но предал и его. Власов – человек, для которого измена стала вторым дыханием, второй сущностью.

Но попытки героизировать и обелить Власова обречены на провал. С Власовым этот номер не пройдет – нет духа, нет перспективы – народ очень негативно относится к Власову.

– Спасибо за беседу.

– Спасибо Вам. Завершая нашу встречу, скажу, что, на мой взгляд, человек не может себя считать православным, если отрицает подвига Царя или, еще хуже, хулит Царя.
Отношение к Царю – лакмусовая бумажка.   Это вопрос православного духа. И прославление Царской Семьи изменило многое. В лице святых Царственных Мучеников
появилась мощная защитная стена, о которую разбивается всё плохое, что угрожает России.

Беседовал Юрий Котенок

Петр Мультатули

Сегодня.Ru

11 июня 2010 г.
http://www.pravoslavie.ru/38340.html

+2

30

Крестный ход на Ганину Яму в память Святых Царственных страстотерпцев 17 июля 2017 года



+2


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Православная монархия » События времени 1917г. Предпосылки и следствия. До, во время и после.