Вверх страницы

Вниз страницы

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Новый мировой порядок » Предсказания мирового порядка от Стратфорд.


Предсказания мирового порядка от Стратфорд.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Лучше бы назвать это лицемерием правящих элит, но хочется, чтоб у нас имелись  прогнозы Стратфорда для последующего сравнения с ситуацией.

Мир грядущего десятилетия: перевод прогноза Stratfor на 2015-2025
Прогнозы Stratfor
05.03.2015

http://inosmi.ru/images/20897/38/208973809.jpg

Американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor (основана в 1996 году)

Strategic Forecasting Inc. (в основном употребляется сокращение Stratfor) — американская частная разведывательно-аналитическая компания. Barron's Magazine в одной из своих статей назвал компанию «теневым ЦРУ»[1]. Основана в 1996 году американским политологом Джорджем Фридманом, который возглавляет компанию до сих пор. Вице-президентом компании по контртерроризму и корпоративной безопасности является Фред Бартон

      Мир начал меняться еще в 2008-м, когда Россия вторглась в Грузию и грянул финансовый кризис. С тех пор стали очевидны три закономерности. Во-первых, ЕС вошел в кризис, который не способен разрешить, и интенсивность которого продолжает усиливаться. Мы считаем, что Европейский Союз никогда больше не вернется к прежнему единству, и что если он уцелеет, то в следующее десятилетие будет существовать в более ограниченной и раздробленной форме. Мы не считаем, что зона свободной торговли сохранится в прежнем виде, без роста протекционизма. Мы ожидаем тяжелых экономических проблем в Германии, и, как следствие, увеличения роли Польши в регионе.

Нынешний конфликт с Россией за Украину будет оставаться в центре международной системы в ближайшие несколько лет, но мы не думаем, что Российская Федерация способна просуществовать в своем нынешнем виде еще десять лет. Подавляющая зависимость от экспорта углеводородов и непредсказуемость цен на нефть не позволяют Москве поддерживать государственные институты на всей обширной территории Российской Федерации. Мы ожидаем заметного ослабления власти Москвы, что приведет к формальному и неформальному раздроблению России. Безопасность российского ядерного арсенала будет все более важной проблемой по мере того, как этот процесс начнет ускоряться к концу десятилетия.

Мы вступили в эпоху упадка национальных государств, созданных Европой в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Власть во многих из этих стран больше не принадлежит государству и перешла к вооруженным партиям, которые не способны выиграть друг у друга. Это привело к напряженной внутренней борьбе. США готовы участвовать в таких конфликтах при помощи авиации и ограниченного вмешательства на земле, но не могут и не хотят обеспечивать их прочное разрешение. Турция, чью южную границу эти войны делают уязвимой, будет медленно втягиваться в конфликт. К концу десятилетия Турция превратится в крупную региональную державу, и в результате усилится соревнование между Турцией и Ираном.

Китай перестал быть страной быстрого роста и низких зарплат и вошел в новую фазу, которая станет новой нормой. Эта фаза предполагает гораздо более медленный рост и все более жесткую диктатуру, сдерживающую разнонаправленные силы, порождаемые медленным ростом. Китай продолжит быть крупной экономической силой, но перестанет быть двигателем глобального роста. Эта роль перейдет к группе разрозненных стран, которые мы определяем термином «16 Пост-Китайских Стран»: большая часть Юго-Восточной Азии, Восточная Африка и части Латинской Америки. Кроме того, Китай не будет источником военной агрессии. Основным претендентом на господство в Восточной Азии остается Япония, благодаря одновременно географии и огромной потребности японской экономики в импорте.

Соединенные Штаты продолжат быть крупной экономической, политической и военной силой, но их вмешательство будет менее активным, чем раньше. Низкий уровень экспорта, растущая энергетическая независимость и опыт прошедших десяти лет приведут к более осторожному отношению к экономическому и военному вмешательству в дела планеты. Американцы наглядно увидели, что происходит с активными экспортерами, когда покупатели не могу или не хотят покупать их продукты. США осознают, что Северной Америки достаточно для процветания, при условии избирательных вмешательств в других частях света. Крупные стратегические угрозы Америка будет встречать соответствующей силой, но откажется от роли мировой пожарной команды.

Это будет хаотичный мир, где многие регионы ждет смена караула. Неизменной останется только власть Соединенных Штатов, в более зрелой форме — власть, которая будет все менее на виду, потому что в ближайшее десятилетие ей будут пользоваться не так активно, как раньше.

Европа

Европейский Союз, похоже, не в состоянии решить свою фундаментальную проблему, и это не еврозона, а зона свободной торговли. Германия — центр притяжения Европейского Союза; немцы экспортируют больше половины своего ВВП, и половина этого экспорта приходится на другие страны ЕС. Германия создала производственную базу, которая во много раз превышает ее собственные потребности, даже при условии стимулирования национальной экономики. От экспорта целиком зависят рост, полная занятость и социальная стабильность. Структуры Европейского Союза — включая оценку евро и множество внутренних европейских правил — только усиливают эту зависимость от экспорта.

Это раскалывает и без того раздробленную Европу по меньшей мере на две части. У средиземноморской Европы и таких стран как Германия или Австрия совершенно разные поведенческие паттерны и потребности. Нет единой политики, которая подходила бы всей Европе. Это с самого начала было главной проблемой, но теперь приближается переломный момент. Что идет на благо одной части Европы, вредит другой.

Национализм уже значительно вырос. Его усугубляет украинский кризис и озабоченность восточноевропейских стран ожидаемой угрозой со стороны России. Восточноевропейский страх перед русскими создает еще одну Европу — всего этих отдельных Европ четыре, если выделить скандинавские страны в отдельную. Учитывая рост популярности евроскептиков одновременно справа и слева, все большую легитимизацию мейнстримных партий и рост популярности европейских сепаратистов, раздробленность и националистический подъем, которые мы предсказывали в 2005 году и ранее, очевидны.

Этот тренд будет продолжаться. Европейский Союз может уцелеть в какой-то форме, но европейская экономика, политика и военное сотрудничество будут управляться преимущественно двусторонними или ограниченными многосторонними партнерствами, имеющими узкую направленность и не связывающими участников. Некоторые государства могут сохранить остаточное членство в сильно измененном Европейском Союзе, но сам по себе он не будет больше определять характер европейской политики.

Вместо этого Европу определит возвращение национального государства в качестве основной формы политической жизни на континенте. Число национальных государств, вероятно, будет увеличиваться по мере того, как разнообразные сепаратистские движения будут добиваться успеха — разделения стран на составные части или прямой сецессии. Это будет особенно заметно в ближайшие несколько лет, потому что общеевропейский кризис усилит политическое и экономическое давление.

Германия из этой массы национальных государств будет наиболее влиятельной и в политическом, и в экономическом смысле. Но Германия чрезвычайно уязвима. Это четвертая экономика мира, однако это положение сложилось благодаря экспорту. У экспортеров всегда есть естественная уязвимость: они зависят от возможности и желания покупателей потреблять их продукцию. Другими словами, Германия находится в заложниках у экономического благополучия своего окружения.

В этом смысле против Германии действую несколько сил. Во-первых, растущий европейский национализм будет все больше предпочитать протекционизм в экономике и на рынке труда. Слабые страны, вероятно, прибегнут к разнообразным механизмам контроля над капиталом, а сильные начнут ограничивать пересечение иностранцами — включая граждан ЕС — своих границ. Мы предполагаем, что существующие протекционистские меры, действующие сейчас в европейских экономиках в области, например, сельского хозяйства, в будущем будут дополнены торговыми барьерами, созданными слабыми странами южной Европы, нуждающимися в восстановлении национальных экономик после теперешней депрессии. В глобальном смысле мы ожидаем, что европейский экспорт столкнется со все более сильной конкуренцией и крайне нестабильным спросом. Таким образом, мы прогнозируем продолжительный экономический спад в Германии, который приведет к внутреннему социальному и политическому кризису и ослабит в ближайшие 10 лет влияние Германии на Европу.

Центром экономического роста и растущего политического влияния будет Польша. Польша все это время поддерживала впечатляющие темпы роста — пожалуй, самые впечатляющие после Германии и Австрии. Кроме того, хотя население Польши, вероятно, и начнет сокращаться, но не так сильно, как в Германии или Австрии. По мере того как Германию будут сотрясать глобальные экономические и популяционные сдвиги, Польша диверсифицирует свою внешнюю торговлю и в итоге превратится в доминирующую силу Северо-Европейской равнины. Более того, мы ожидаем, что Польша станет лидером новой антирусской коалиции, к которой в первой половине десятилетия подключится Румыния. Во второй половине десятилетия этот союз сыграет ведущую роль в пересмотре русских границ и возвращении утраченных территорий формальным и неформальным способом. По мере того как Москва будет слабеть, этот союз станет господствовать не только над Белоруссией и Украиной, но и дальше на восток. Все это усилит экономическое и политическое положение Польши и ее союзников.

Польша продолжит получать выгоды от стратегического партнерства с Соединенными Штатами. Когда глобальная сила вступает в такое стратегическое партнерство, она всегда стремится насколько это возможно усилить и оживить экономику партнера, чтобы одновременно стабилизировать общество и позволить строительство мощной армии. С Польшей и Румынией произойдет именно это. Вашингтон не скрывает своего интереса в регионе.

Россия

Маловероятно, что Российская Федерация в ее современном виде уцелеет. Неспособность России превратить прибыль от экспорта энергоресурсов в устойчивую экономику делает ее уязвимой к колебаниям цен на углеводороды. У РФ нет способа защититься от этих рыночных процессов. Учитывая структуру федерации, в которой прибыль от экспорта сначала идет в Москву, и только потом перенаправляется местным правительствам, регионам будет доставаться очень разное количество этой прибыли. Это приведет к повторению советского опыта 1980-x и 1990-x, когда Москва утратила способность поддерживать государственную инфраструктуру. Все это заставит регионы спасаться от проблем самостоятельно, образуя формальные и неформальные автономные объединения. Экономические связи между Москвой и периферией ослабнут.

Исторически Россия решала такие проблемы при помощи спецслужб — КГБ и ее наследницы ФСБ. Но, как и в 1980-х, спецслужбы будут не в состоянии сдержать центробежные силы, отрывающие регионы от центра. Конкретно в этом случае возможности ФСБ ослабляет ее вовлеченность в национальную экономику. Без внушающей подлинный ужас ФСБ раздробление России невозможно будет предотвратить.

К западу от России Польша, Венгрия и Румыния попробуют вернуть регионы, потерянные когда-то в борьбе с русскими. Они попытаются присоединить Украину и Белоруссию. На юге РФ утратит способность контролировать Северный Кавказ, в Средней Азии начнется дестабилизация. На северо-западе Карелия попытается вернуться в состав Финляндии. На Дальнем Востоке начнут вести независимую политику приморские регионы, больше связанные с Японией, Китаем и США, чем с Москвой. Прочие регионы не обязательно будут искать автономии, но могут получить ее помимо своей воли. Основная идея: восстания против Москвы не будет, наоборот, слабеющая Москва оставит после себя вакуум. В этом вакууме будут существовать отдельные фрагменты бывшей Российской Федерации.

Это приведет к крупнейшему кризису следующего десятилетия. Россия обладает огромным ядерным арсеналом, разбросанным по стране. Упадок московской власти поставит вопрос о контроле за этими ракетами и о том, каким образом можно гарантировать отказ от их применения. Для Соединенных Штатов это станет громадным испытанием. Вашингтон — единственная сила, способная решить такую проблему, но американцы будут не в состоянии физически взять под контроль огромное число ракетных баз чисто военным способом, причем так, чтобы ни одна ракета не была в процессе запущена. Соединенным Штатам придется выработать некое военное решение, которое тяжело сейчас внятно представить, смириться с угрозой случайных запусков или создать в ядерных регионах стабильное и экономически устойчивое правительство, чтобы затем со временем нейтрализовать ракеты невоенным путем. Сейчас тяжело сказать, как будет развиваться эта ситуация. Но учитывая наш прогноз — раздробление России — в ближайшие десять лет эту проблему тем или иным способом придется решать.

Вопросом первой половины десятилетия будет территория, на которую распространится новый Балто-Черноморский союз. Логично было бы расширить его до Азербайджана и Каспийского моря. Произойдет ли это, зависит от вещей, которых мы касаемся в прогнозе по Турции и Ближнему Востоку.

Ближний Восток и Северная Африка

Ближний Восток — в особенности область между Левантом и Ираном и Северная Африка — переживает эпоху слома национальных государств. Мы имеем в виду национальные государства, устроенные европейскими державами в XIX и XX веках, которые сейчас рушатся, уступая место фракциям, основанным на родстве, религии или переменчивых экономических интересах. В таких странах, как, например, Ливия, Сирия и Ирак мы видим деволюцию национального государства в конгломерат враждующих группировок, обращающих мало внимания на все сильнее устаревающие национальные границы своих стран.

Этот процесс повторяет произошедшее в Ливане в 1970-х и 1980-х — ливанское правительство прекратило существование, и власть перешла к враждующим группировкам. Главные группировки не могли ни одержать решающую победу, ни потерпеть окончательное поражение — их поддерживали и ими манипулировали из-за границы либо они могли позволить себе самообеспечение. Борьба между этими группировками превратилась в гражданскую войну, сейчас затихшую, но в полном смысле не закончившуюся. В регионе существует вакуум, в котором удобно действовать джихадистским группам, но и эти группы в конечном итоге сдерживают их внутренние противоречия.

Эту ситуацию невозможно разрешить при помощи внешнего вмешательства. Уровень и продолжительность необходимого силового вмешательства превышают возможности Соединенных Штатов даже по самым смелым расчетам. Учитывая ситуацию в других регионах, в особенности в России, США не могут больше заниматься исключительно Ближним Востоком.

В то же время эволюция арабских государств, в особенности расположенных к югу от Турции, представляет угрозу для региональной стабильности. США будут пытаться устранить угрозу со стороны отдельных группировок при помощи ограниченного силового вмешательства. США, однако, не станут вводить в этот регион многочисленные военные контингенты. Вместе с тем страны региона продолжат ждать от США решающей роли даже несмотря на то, что своими глазами наблюдали, как Америка в прошлом десятилетии провалила эту роль. Ожидания будут меняться медленнее, чем реальность.

По мере того как реальность начнет брать свое, окажется, что исходя из географии только одна страна, по-настоящему заинтересованная в стабилизации Сирии и Ирака, имеет возможность свободно действовать в этом направлении и может получить к региону по крайней мере ограниченный доступ. Эта страна — Турция. Сейчас Турция со всех сторон окружена внутриарабскими конфликтами, конфликтами на Кавказе и в бассейне Черного моря. Турция пока не готова к полностью независимой политике на Ближнем Востоке и с готовностью пойдет на сотрудничество с США. Это сотрудничество даст возможность передвинуть линию сдерживания в Грузию и Азербайджан.

В ближайшие десять лет мы ожидаем усиления нестабильности в арабском мире. Кроме того, мы предполагаем, что Турция втянется в конфликт на юге в той степени, в какой этого потребуют война у самых турецких границ и политические последствия этой войны. Это вмешательство будет как можно менее активным и как можно более медленным, но оно будет, и постепенно начнет шириться и усугубляться. Турция, как бы ей этого ни хотелось, не может позволить себе игнорировать хаос у своих границ, и поблизости нет другой страны, способной взять на себя это бремя. Иран не может вмешаться по военным и географическим причинам, это же можно сказать о Саудовской Аравии. Турки, вероятнее всего, начнут выстраивать изменчивые коалиции, в конечном итоге расширив свое влияние до Северной Африки, чтобы стабилизировать ситуацию. Турецко-Иранское соревнование со временем только усилится, но Турция сохранит готовность сотрудничать с Ираном и саудитами по мере необходимости. Какой бы ни была динамика ситуации, Турция в любом случае будет в центре происходящего.

Ближний Восток — не единственный регион, который потребует турецкого внимания. По мере того как Россия будет слабеть, европейцы придут в регионы, которые традиционно были зоной турецких интересов, например северное Причерноморье. Вероятно, Турция будет проецировать на север в основном экономическую и политическую силу, но возможно и умеренное военное вмешательство. Более того, по мере раздробления Европейского Союза и ослабления отдельных европейских экономик некоторые страны могут переориентироваться на восток, и Турция получит возможность усилить свое присутствие на Балканах как единственная крупная сила в регионе.

Прежде чем это станет возможно, туркам необходимо найти равновесие во внутренней политике. Турция — одновременно светская и мусульманская страна. Находящееся сейчас у власти правительство пытается устранить этот разрыв, но пока скорее отталкивает многочисленных секуляристов. Вскоре, вероятно, придет новое правительство. Это постоянное слабое место современной турецкой политики. Как это уже случалось со многими другими странами, Турции предстоит расширяться в атмосфере политической неизвестности. Одновременно с внутриполитическим конфликтом туркам придется решать проблемы с армией, разведкой и дипкорпусом, которые потребуют преобразования и расширения под новые нужды. Как бы то ни было, мы ожидаем, что Турция в ближайшие 10 лет станет крупным региональным игроком.

Восточная Азия

Китай перестанет быть экономикой высокого роста и низких зарплат. По мере того как рост китайской экономики будет замедляться, возникнет необходимость создания экономической инфраструктуры, пригодной для того, чтобы дать рабочие места низкооплачиваемой рабочей силе. В портовых городах это можно сделать быстро, но во внутреннем Китае потребует значительного времени. Китай нормализует свою экономику, как это однажды сделали Япония, Тайвань и Южная Корея. Грандиозное расширение всегда приходит к своему логическому концу, и структура экономики меняется.

Основной проблемой Китая в следующие десять лет будут социальные и экономические последствия этой перемены. Прибрежные регионы сейчас целиком держатся на высоком быстром росте и связях с европейскими и американскими потребителями. По мере того как эти связи будут приходить в упадок, начнут появляться политические и социальные вызовы. В то же время надежды на то, что внутренние регионы за пределами более-менее урбанизированной дельты Янцзы будут расти так же быстро, как побережье, нет. Следующее десятилетие будет посвящено решению этих проблем.

Усиление диктатуры Пекина и масштабная антикоррупционная компания, которая на самом деле представляет собой попытку централизации власти, показывают, как Китай будет выглядеть в следующие десять лет. Китай выбрал гибридный путь, который предполагает централизацию политической и экономической власти укреплением власти Партии над армией и консолидацию до того разрозненных отраслей, например угля и стали, одновременно с осторожными рыночными реформами в государственной промышленности и банковском секторе. Весьма вероятно, что итогом станет жесткая диктатура с более скромными чем раньше экономическими амбициями. Другой сценарий менее вероятен, но возможен — политические элиты побережья могут взбунтоваться против Пекина, протестуя против перераспределения богатства в пользу центральных областей для поддержания политической стабильности. Так в Китае уже бывало, и хотя это не самый вероятный исход, его необходимо держать в голове. Наш прогноз — установление коммунистической диктатуры, высокая степень экономической и политической централизации, усиление национализма.

Китай не сможет легко превратить национализм во внешнюю агрессию. География Китая делает подобные попытки на суше сложными, если не невозможными вовсе. Исключением здесь может быть попытка взять под контроль русское побережье, если наш прогноз верен и Россия раздробится. Здесь Китай наверняка встретит противодействие со стороны Японии. Китай строит большой флот, но у него нет опыта в морской войне и подготовленных офицерских кадров, необходимых для того, чтобы бросить вызов более опытным флотам, включая американский.

У Японии достаточно ресурсов для строительства гораздо более мощного флота и есть военно-морские традиции. К тому же Япония сильно зависит от импорта сырья из Юго-Восточной Азии и Персидского залива. Сейчас японцы нуждаются в Америке для сохранения доступа к этому сырью. Но учитывая наш прогноз, предполагающий более осторожное отношение США к вмешательству в иностранные дела, а также независимость Америки от импорта, надежность США как союзника здесь под вопросом. Таким образом, японцы будут усиливать флот.

Войн за маленькие острова, производящие дешевую неприбыльную энергию, не будет. Вместо этого в регионе развернется игра между тремя сторонами. Россия, слабеющая сила, будет постепенно терять способность защитить свои морские интересы. Китай и Япония будут заинтересованы в том, чтобы ими завладеть. Мы предполагаем, что по мере угасания России этот конфликт превратится в главную схватку региона, и китайско-японская вражда усилится.

Центры пост-китайского производства

Международный капитализм требует регионов с высоким ростом и низкими зарплатами, дающих высокий доход с рискованных вложений. В 1880-х, например, таким регионом были США. Китай — самый новый из таких регионов, он сменил в этом качестве Японию. Нет какой-то одной страны, способной заменить Китай, но мы выделили 16 стран с общим населением 1.15 млрд человек, куда производства могут переместиться, покинув Китай. Чтобы определить эти страны, мы рассмотрели три отрасли. Это, во-первых, текстильная промышленность, в особенности в ее дешевой форме, например, подкладки для курток. Вторая отрасль — обувная, третья — сборка мобильных телефонов. Все три отрасли не требуют больших капиталовложений, а производители быстро перемещают производства, чтобы воспользоваться низкими зарплатами. Такая промышленность (например, производство дешевых игрушек в Японии) обычно работает как фундамент для эволюции и постепенно превращается в производство более широкой номенклатуры дешевых и популярных товаров. Рабочая сила, в самом начале часто женщины, становится доступнее по мере того, как в страну приходят новые заводы. По мировым меркам они предлагают низкую зарплату, но на местном уровне она очень привлекательна.

Как и Китай в начале взлета 1970-х, эти страны обычно политически нестабильны, там проблемы с правовым государством, бедная инфраструктура и множество прочих рисков, которые обычно отпугивают промышленные производства. Но некоторые иностранные компании в таких условиях процветают и строят на существовании таких стран всю бизнес-модель.

На карте видно, что все эти страны находятся в бассейне Индийского океана. Их можно объединить и по другому критерию — это менее развитые регионы Азии, Восточной Африки и Латинской Америки. Мы предполагаем, что в следующие десять лет многие из этих стран — включая, возможно, и некоторые пока незамеченные нами — начнут исполнять функцию, которую в 1980-е исполнял Китай. Это значит, что к концу десятилетия они войдут в фазу ускоренного роста и перейдут к производству гораздо более разнообразных продуктов. Мексика, чья экономика демонстрирует потенциал как для низшего сегмента, так и для более сложных производств, много выиграет от инвестиций и спроса своего северного соседа.

Соединенные Штаты

Экономика США по-прежнему составляет 22% мировой. Америка продолжает доминировать на море и обладает единственной значительной межконтинентальной армией. С 1880-х США беспрепятственно росли в экономическом и политическом смысле. Даже Великая Депрессия оказалась в итоге эпизодической неприятностью. Вокруг роста американской силы выстроена современная международная система, и мы считаем, что он продолжится без препятствий.

Главное преимущество Соединенных Штатов — закрытость. Америка экспортирует всего 9% ВВП, и 40% этого экспорта идет в Канаду и Мексику. Только 5% ВВП подвержены колебаниям глобального спроса. В условиях нарастающего хаоса в Европе, России и Китае Америка может позволить себе потерять половину экспорта — громадный объем, — но даже такая потеря будет вполне решаемой проблемой.

От проблем с импортом США тоже защищены вполне надежно. В отличие от 1973 года, когда арабское эмбарго на нефть значительно пошатнуло американскую экономику, в следующее десятилетие США входят как крупный производитель энергии. Хотя некоторые минералы приходится ввозить из-за пределов NAFTA, а некоторые промышленные товары страна предпочитает импортировать, без всего этого можно легко обойтись, особенно если учесть ожидаемый рост промышленного производства в Мексике после ухода производств из Китая.

Всемирный кризис оставил американцев в выигрыше. В США стекается глобальный капитал — деньги, бегущие из Китая, Европы и России оседают в Америке, снижая процентную ставку и оживляя рынок акций. Америка ощущает некоторое влияние европейского банковского кризиса, но оно, во-первых, несравнимо с тем, что было десять лет назад, а во-вторых, его компенсирует приток капитала. Что касается вечного страха перед уходом китайских денег с американских рынков, это все равно произойдет — но медленно, по мере того как рост китайской экономики будет замедляться, а объем внутренних инвестиций увеличится. Резкий уход невозможен — больше деньги вкладывать просто некуда. Разумеется, в следующие десять лет рост и рынки будут колебаться, но США остается стабильным центром мировой финансовой системы.

В то же время американцы стали менее зависимы от этой системы и столкнулись со множеством трудностей в управлении ей и в особенности в ее умиротворении. США в следующие десять лет будут менее охотно принимать на себя политические обязательства, и гораздо неохотнее — устраивать военные интервенции.

Америка на протяжении века была озабочена опасностью появления европейского гегемона, в особенности возможным союзом между Россией и Германией или покорением одной из этих стран другой. Такой союз более чем какой-либо другой имел бы возможность — при помощи немецкого капитала и технологий в сочетании с русскими ресурсами и живой силой — угрожать американским интересам. В Первую мировую, Вторую мировую и Холодную войны Америке удалось предотвратить его появление.

В мировые войны Америка вступила поздно, и хотя ей удалось понести меньше потерь, чем другие участники конфликта, уровень этих потерь все равно не устроил общество. В Холодную войну США вступили рано, и по крайней мере в Европе не понесли потерь совсем. На этом основан направляющий принцип американской внешней политики, доведенный почти до автоматизма: если в Европе начинает возникать гегемон, США вмешиваются как можно раньше, как во времена Холодной войны, выстраивая союзы и располагая войска на основных оборонительных позициях.

Сейчас это делается в отношении России. Хотя мы предсказываем упадок России, в ближайшей перспективе Россия опасна, особенно загнанная в угол экономически. Более того, каким бы ни был прогноз, США не могу быть полностью уверены, что Россия придет в упадок, и действительно, если русским удастся начать успешное расширение (политически, экономически или военным путем), они могут избежать упадка. Из этого Америка и будет исходить. Американцы попытаются выстроить систему союзов, параллельную НАТО, от Прибалтики до Болгарии, и вовлечь в нее как можно больше стран. В союз попробуют завлечь Турцию и распространить его на Азербайджан. В эти страны пропорционально угрозам будут направлены войска.

Это станет главным содержанием первой половины десятилетия. Во второй половине Вашингтон сосредоточится на том, чтобы избежать ядерной катастрофы при распаде России. Соединенные Штаты не будут втягиваться в решение европейских проблем, не станут воевать с Китаем, и будут как можно меньше вмешиваться в ближневосточные дела. Международные антитеррористические операции продолжатся, но с полным осознанием их в лучшем случае временного результата.

Американцев ожидает крупная проблема. В США существуют пятидесятилетние циклы, каждый из которых заканчивается серьезными социальными и экономическими кризисами. Один из циклов начался в 1932 году с победой Рузвельта и закончился президентством Джимми Картера. Он начался с необходимости восстановить спрос на товары простаивающих фабрик и закончился всеобщим сверхпотреблением, нехваткой инвестиций, двузначными цифрами инфляции и безработицы. Рейган оформил принципы переформатирования американской промышленности через изменения в налоговом законодательстве и сдвинул центр общественной структуры с городских рабочих на обитателей субурбии, профессионалов и предпринимателей.

До конца этого цикла осталось 15 лет, и следующий кризис начнет впервые ощущаться во второй половине следующего десятилетия. Его контуры уже видны — это кризис среднего класса. Проблема не в неравенстве; проблема в том, что средний класс больше не может жить, как средний класс. Сейчас средний доход американского домохозяйства держится на уровне 50000 долларов. Зависит от штата, но на деле эта сумма ближе к 40000. Она позволяет середине среднего класса купить скромный дом и при бережном отношении к деньгам выжить за пределами популярных агломераций. Низший средний класс, 25% населения, не может позволить себе даже этого.

Этому есть две причины. Во-первых, это рост количества родителей-одиночек: два домохозяйства в два раза дороже, чем одно. Во-вторых, дело в том, что решения, которые обеспечили необходимое переформатирование американской промышленности и чрезвычайно увеличили производительность труда, одновременно ухудшили положение среднего класса на рынке труда и уменьшили его доход. Кризис пока не политический — он станет политическим к концу десятилетия, но не разрешится ни выборами 2028-го, ни выборами 2032-го. Это нормальный, циклический кризис, но он все равно будет болезненным.

Контекст

Не бывает безболезненных десятилетий, и даже в самые спокойные времена кто-то продолжает страдать. Кризисы, которые мы ждем в следующие десять лет — не самые тяжелые за прошедший век, и не тяжелее тех, которые еще будут. Как обычно, можно ожидать, что от имеющейся у нас сейчас информации будет зависеть будущее. Часто можно услышать, что страдания и проблемы нашего поколения тяжелее, чем когда бы то ни было. Это обыкновенный нарциссизм. Наше положение неизбежно изменится — и наверняка быстрее, чем мы ожидаем. Наши невзгоды — обыкновенная деталь обычной человеческой жизни. Утешение слабое, но это реальность и тот контекст, в котором нужно воспринимать этот прогноз на ближайшие десять лет.
http://inosmi.ru/world/20150305/226676529.html

0

2

Кто заказал Молдавию
STRATFORD

Владимир Новосадюк, глава представительства РИА Новости в Кишиневе

В последние дни  молдавские СМИ  от левой до правой ориентации, все как один, стали цитировать материал американской частной разведывательно-аналитической компании  Stratfor  о Молдавии. Естественно, при этом, используя почти одни и те же цитаты, трактуют их, исходя из соответствующих приоритетов и ценностей.

Левые, в частности,  обращают внимание своих читателей на такой пассаж из материала Stratfor: «Соединенные Штаты потребовали от Румынии создавать неправительственные организации, СМИ и другие инструменты, при помощи которых следовало бы облегчить румынские инвестиции в Молдову».

Румынские СМИ, подхватившие этот материал американцев, указывают, что Stratfor, ссылаясь на анонимные источники, прямо говорит, что США дали заказ Румынии на открытие в Молдавии НПО, фондов и СМИ, которые должны были «укрепить молдавско-румынские отношения».

«Однако из-за внутренних проблем Бухарест в этом не преуспел», - пишет румынская газета Cotidianul.

Ошибаются румынские коллеги, преуспел Бухарест. Давно уже в Кишиневе ни для  кого не секрет, что местные СМИ прорумынской ориентации содержатся на деньги Румынии. На сайте МИДа соседней страны можно даже найти суммы, которые выделяются отдельным изданиям. А за  открывшимися относительно недавно двумя суперсовременными   телеканалами, я имею в виду их техническое оснащение,  стоят конкретные румынские хозяева.

Поэтому не удивительно, что молдавские издания прорумынского толка акцентировали внимание читателей на такой фразе из материала Stratfor: «Будущие выборы (имеются в виду досрочные выборы в молдавский парламент 28 ноября), по сути, эпизод геополитической войны между Востоком  и Западом, в котором Запад оставил за Румынией роль наконечника копья».

И еще: «Русские попытаются удушить партии, входящие в Альянс за европейскую интеграцию, не убивая, а обнимая их».

Этот альянс объединяет Либерально-демократическую, Демократическую, Либеральную партии и альянс «Наша Молдова» и в настоящий момент находится  в стране у власти.

Назвав Молдавию «полем битвы прорусских и прозападных элементов», американские аналитики заявляют, что «сейчас Россия подготавливает поле для своего возвращения в Молдову».

Сведущим в политике молдавским гражданам, конечно, понятно, что такие фразы появились не для того, чтобы раскрыть «всю правду» жителям Молдавии, а с целью запугать тех, кто этого страшно боится по обе стороны государственной границы между странами-соседями. И не только. Многие цитации в таких материалах должны мобилизовать бойцов от идеи «Romania Mare» («Великой Румынии») на активные действия. Это - своеобразные стимуляторы, «допинги», укрепляющие и мобилизующие силы и энергию радикальных правых.

Вот здесь уместно задаться вопросом: кто же заказал Stratfor  этот материал по Молдавии в канун, не постесняюсь громкого слова, судьбоносных для страны досрочных парламентских выборов, которые должны решить главный для республики вопрос – оставаться  ли ей  суверенным государством или превратиться в обозримом будущем  в одну из глухих провинций самой бедной страны Евросоюза - Румынии?

Для попытки ответа на этот непростой  вопрос нелишне напомнить кое-что о Stratfor, которую порой называют «теневым ЦРУ». Отрасль компании – разведка и аналитика. Продукция – геополитические информационные бюллетени, заказные исследования. Список клиентов компании конфедициален, однако известно, что среди них есть крупные корпорации и правительственные учреждения -  как американские, так и иностранные.

Лучше понять внутреннюю философию этой компании помогает  высказывание ее основателя и президента Джорджа Фридмана в материале «Российские шпионы и стратегическая разведка»: «Утверждается, что мир стал более глобализированным, а страны стали в большей степени зависеть друг от друга, а значит, каждая страна должна знать три вещи о каждой из стран, с которыми взаимодействует».

Что же это за три «заклятья» по Фридману? «Первое. Необходимо знать, на какие действия способны другие страны. Будь то в военном, экономическом или политическом плане, знание возможностей других стран сужает разброс возможных  действий, избавляет от фантазий и спекуляцией возможных шагов. Второе. Необходимо знать намерения других стран. Это важно в краткосрочном периоде, особенно тогда, когда намерения и возможности у страны совпадают. Наконец, третье. Необходимо знать, что может произойти в стране такого, чего не ждет ее правительство».

Можно еще добавить на основе вышеизложенного лоббируемым политическим силам,  что и как надо делать, а также те или иные варианты воздействия на общественное мнение, чтобы повернуть его в русло своих интересов. Но это уже техника, вернее, апробированные технологии, обкатанные во многих странах мира.

Конкретный тому пример – одновременное появление  сегодня, 13 октября, в двух местных изданиях – русскоязычной газете, позиционирущей себя  как пророссийская,  и поддерживающей на предстоящих выборах  партию пророссийского толка, а также в румыноязычной  газете, тяготеющей к Западу, почти идентичных материалов под названиями «Подальше от шантажа России» и «Будучи заложниками «Газпрома», мы теряем миллиарды».

Заголовки настолько красноречивы, что в комментариях не нуждаются. Только электорат может запутаться в этих хитросплетениях – кто же, на самом деле, искренен в своих помыслах, а кто, как в известной пьесе Мольера, обманывает и одних, и других, и третьих, дабы добиться заветного – кресла в молдавском парламенте.

Интересно здесь и другое. Оба материала основываются на исследованиях  одного из многочисленных молдавских НПО, на якобы нехватку которых  в Молдавии  обращает внимание румынская пресса, - института развития и социальных инициатив с многозначительным названием «Viitorul» («Будущее»).

Кстати, его директор совсем недавно назначен нынешней властью страны послом Молдавии в США.

Битва за Молдавию продолжается. Но ее исход решают не  аналитики, политтехнологи и иные специалисты такого профиля, широко известные в узких кругах. Как это не парадоксально может звучать для них, последнее слово останется за народом.

Провалившийся 5 сентября референдум, затеянный либерально-демократической коалицией, яркое тому свидетельство.
http://gzt.md/article/политика/1830/

0

3

Stratford прогнозирует досрочные выборы и не видит "европейского пути" Украины
Опубликовано: Апрель 25, 2016
Политические пристрастия Украины развиваются циклическим образом, и она постоянно вступает в союз, то с Россией, то с Западом. Очередной провал политических реформ, а также медленные темпы экономического восстановления страны могут привести к тому, что прозападное правительство в Киеве потеряет поддержку, а вместе с ним поддержку может потерять и все прозападное движение страны, считают аналитики американского исследовательского центра Stratfor.

Stratford прогнозирует досрочные выборы и не видит "европейского пути" Украины
"Смена руководства принесет Украине стабильности в краткосрочной перспективе, но политическая борьба может продолжиться до тех пор, пока страна не справится с внутренними и внешними вызовами", — говорится в статье.
http://news24ua.com/sites/default/files/mayd.jpg

Аналитики уверены, если общественное недовольство экономикой и медлительностью реформ будет расти в течение следующих нескольких месяцев, то на Украине могут быть назначены досрочные выборы. А это, в конечном итоге, может "развернуть вспять усилия Украины по интеграции с Западом".

"Украина неоднократно подстраивалась то под Россию, то под Запад на протяжении всей своей истории. Последняя фаза такого циклического развития началась, когда бывший украинский президент Виктор Янукович решил резко приостановить переговоры по поводу соглашения с Евросоюзом об ассоциации и свободной торговле в ноябре 2013 года", — пишет Stratfor.

Несмотря на формирование нового правительства, оно сталкивается со многими отложенными ранее вызовами. В докладе обращается внимание на политическую разобщенность Верховной рады – "для успешного назначения Гройсмана потребовались голоса независимых  кандидатов, а также депутатов, связанных с олигархическими структурами партий". Кроме того, отмечают аналитики, "Батькивщина" и Радикальная партии заявили, что не буду присоединяться к коалиции.

теперь, когда Яценюк и его партия больше не являются мишенью публичного недовольства, вся вина ляжет напрямую на Порошенко и его блок. Если прогресса в вопросах экономического роста и политических реформ не будет, то позиции Порошенко и Гройсмана будут ослабевать. В этой ситуации нельзя исключать назначения досрочных парламентских выборов", — подчеркивается в статье.

Такой исход может поставить под угрозу не только пакет поддержки МВФ и реформы, которые уже проведены, но и поставить под сомнение прозападное направление развития, в котором Украина движется в последние годы, резюмирует Stratfor
http://news24ua.com/stratford-prognozir … ti-ukrainy

+1

4


Stratfor предсказал обострение борьбы между Россией и НАТО в Черном море

07.07.2016

России придется иметь дело с более частыми вылазками НАТО в Черное море ввиду повышенного интереса альянса к этому региону, считают эксперты американской военно-аналитической компании Stratfor.

Согласно их докладу, в ближайшее время борьба за влияние в черноморском регионе, «несомненно, обострится».

После того, как в 2014 году Крым вошел в состав России, баланс сил в Черном море изменился. Украину, по словам авторов доклада, «вытеснили с арены», Москва же усилила свой флот, отмечают аналитики.

«Между тем, стратегическая важность этой акватории возросла в глазах НАТО, которая стремится усилить политику сдерживания России в Европе», — пишет Stratfor.

В статье говорится, что в НАТО должны учитывать Конвенцию Монтре 1936 года, ограничивающую тоннаж, количество и время пребывания в Черном море военных кораблей нечерноморских государств. Однако многонациональные силы, такие как Североатлантический альянс, могут обойти ограничения, укомплектовав свой флот кораблями из нескольких стран и прибегая к ротации войск. Именно поэтому на ближайшем саммите, который пройдет 8-9 июля в Варшаве, будет обсуждаться возможность усиления совместных военно-морских сил блока в Черном море, объясняют аналитики.

Не все страны НАТО, имеющие выход к Черному морю, готовы поддержать наращивание сил альянса в регионе. В то время, как Румыния, скорее всего, окажется ярым сторонником усиления, Болгария и Турция могут оказаться более сдержанными, не желая вражды с Россией, отмечают в американской аналитической компании.

Stratfor пишет, что до недавнего времени Турция также выступала за усиление НАТО в Черном море, однако в последние недели Анкара попыталась нормализовать отношения с Москвой, испортившиеся после того, как в ноябре прошлого года турецкий пилот сбил российский самолет над территорией Сирии.

Аналитики также сравнили соотношение военно-морских сил в регионе. По количеству кораблей Россия уступает НАТО, однако у нее много других преимуществ — например, в авиации. Кроме того, Москва активно модернизирует флот, в том числе субмарины.

В сущности, Москва больше не может рассчитывать на Конвенцию Монтре — НАТО будет искать способы обойти ограничения и обеспечить лидерство своих ВМС в регионе, однако позиции России на Крымском полуострове дают ей серьезное преимущество перед альянсом, делают выводы эксперты, передает РИА Новости.
http://news.am/rus/news/336042.html

+1

5

Stratfor: Обама уже не успеет договориться с Кремлем о Сирии и Украине

15 июля 2016 г. 15:19:30

Барак Обама вряд ли успеет за оставшиеся полгода его президентского срока решить с Россией все вопросы, касающиеся Украины и Сирии. Встреча главы МИД России Сергея Лаврова и госсекретаря США Джона Керри, скорее всего, не станет прорывом в отношениях двух стран, и многое решать придется уже новой администрации, считает Stratfor.

Похоже, что американская сторона значительно лучше подготовилась к переговорам между госсекретарем США Джоном Керри и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, считает Stratfor.

Издание отмечает, что американская делегация «выложила крупные стопки бумаг на стол переговоров», объем которых значительно превышал «горстку» российских документов. «Эти сигналы указывают на то, что США приехали вести переговоры, а Россия хотела посмотреть на американские предложения», - пишет Stratfor.

Автор статьи напоминает, что США, скорее всего, предлагают создание совместной группы для обмена разведданными и координации ударов по «Исламскому государству»* и «Фронту ан-Нусра»*. Впрочем, Москва намеревается добиться своих целей не только на Ближнем Востоке, считает издание.

Российская сторона попытается использовать сирийский конфликт для получения уступок во другим вопросам, таким как кризис на Украине, западные санкции и наращивание сил НАТО на границе с Россией. При этом обе стороны это понимают, а потому в переговорах, которые формально посвящены проблеме Сирии, участвуют, в том числе, чиновники, непосредственно занимающиеся проблемой украинского кризиса – помощник госсекретаря США Виктория Нуланд и помощник президента России Владислав Сурков.

Впрочем, президентский срок Барака Обамы истекает уже через полгода. Он не раз намекал, что хочет заключить соглашения по Сирии и Украине до того, как покинет свой пост. Издание отмечает, что определенные подвижки возможны, такие, как разработка плана по борьбе с ИГ в Сирии, а также умеренные уступки по вопросу украинского кризиса, санкций и наращивании сил в Восточной Европе.

В преддверии встречи Россия предложила включить транспондеры на своих военных самолетах, летающих в прибалтийском регионе, если страны НАТО сделают то же самое. «Это небольшой тактический сдвиг, и сегодняшняя встреча, вероятно, не принесет ничего более масштабного. Какой бы ни был достигнут прогресс в переговорах, следующей администрации США достанется много незавершенных дел с Россией», - считает Stratfor.

Источник
http://3mv.ru/56710-stratfor-obama-uzhe … raine.html

0

6

http://inosmi.ru/politic/20160810/237500139.html
Россия не отпускает своих друзей, а Турцию приближает

http://inosmi.ru/images/23751/52/237515226.jpg

Киссинджер напоминает нам, что в международных отношениях у государств нет постоянных друзей и врагов, а есть только интересы. Этот вывод нашел свое подтверждение во вторник в Санкт-Петербурге, где турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган решил забыть прошлое вместе со своим «дорогим другом, уважаемым Владимиром», устроив парадоксальное (и несколько неумеренное) шоу дипломатического примирения.

Всего за семь месяцев Турция и Россия проделали огромный путь, превратившись из врагов номер один в старых добрых друзей. Похоже, что Эрдоган и президент Владимир Путин относятся к ноябрьскому инциденту со сбитым турецкими истребителями российским Су-24 и к последовавшей ссоре как к аномалии, которая не должна мешать дружественным в остальном отношениям. Как сказал Путин, «наш приоритет — выход на докризисный уровень двустороннего сотрудничества». То есть, надо пережить этот неприятный эпизод и вернуть все в обычное русло.

Но это будет нелегко. Турция и Россия еще до инцидента со сбитым российским самолетом шли неизбежным курсом на столкновение. С одной стороны, Россия долгие годы работает над тем, чтобы уберечь свою сферу влияния от посягательств Запада, показав во время военной кампании в Грузии в 2008 году и на Украине в 2014-м, что она в случае необходимости готова применять силу, дабы удержать соседей в подчинении, а более крупных противников на расстоянии. Однако Россия своими действиями только укрепила решимость США защищать союзников на российской периферии, усилив тем самым противостояние между Вашингтоном и Москвой. Чтобы Вашингтон относился к ее требованиям серьезно, России нужно было сыграть роль помехи и посредника в конфликте, поглощающем все внимание США. Сначала это был конфликт с Ираном, но когда Соединенные Штаты в результате переговоров заключили с ним ядерное соглашение, Москва переключила внимание на Сирию.

Между тем, на Ближнем Востоке распространялся вакуум власти, постепенно втянувший Турцию в активные действия за пределами ее границ. Гражданская война в Сирии не прекращалась, и Анкара забеспокоилась из-за нестабильности и распространения курдского сепаратизма, и в то же время захотела воспользоваться благоприятной возможностью, чтобы поставить восточное Средиземноморье под контроль суннитов и под турецкую опеку. Когда Москва решила активизировать свое участие в сирийском конфликте, турецкое правительство разрабатывало собственные планы вмешательства, дабы устранить усиливавшуюся угрозу со стороны курдов и «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в России, — прим. пер.). Когда Турция и Россия усиливаются, возникает частичное совпадение их сфер влияния в черноморском регионе, в отдельных районах Ближнего Востока, на Кавказе и в Центральной Азии. На нынешнем геополитическом отрезке пути интересы Турции и России вошли в противоречие на Ближнем Востоке. И хотя Соединенные Штаты выигрывали от ссоры между Россией и Турцией, которая в этот момент начала демонстрировать больше преданности НАТО, Белый дом решил, что лучше поспособствовать сближению между Москвой и Анкарой, если это приведет к снижению риска очередной крупной конфронтации на поле боя в Сирии, в которую могли втянуться и США.

Путин и Эрдоган самыми разными средствами и обещаниями в экономической сфере пытаются показать миру, что российско-турецкие отношения восстановлены, и все хорошо. Но на самом деле, в общей геополитической динамике ничего не изменилось, и основополагающие трения между двумя странами сохраняются. Наверное, именно поэтому Путин и Эрдоган провели пресс-конференцию после переговоров о снятии торгового эмбарго, о восстановлении туристических потоков и о возобновлении энергетического сотрудничества, и лишь после нее перешли к обсуждению Сирии. Экономическое сотрудничество — это просто. Россия и Турция получают выгоду от совместного бизнеса. Турция не сможет прожить без российского газа, а России очень нужен альтернативный маршрут поставок в Европу, каким может стать «Турецкий поток», который пойдет в обход проблемных государств типа Украины. Даже если возникает раздражение из-за ценообразования, скидок и регулирующих норм, что всегда случается во время реализации крупных проектов, Турция и Эрдоган практически ничего не теряют от продвижения такого экономического сотрудничества на самом высоком уровне.

Но Сирия — это та сфера, где интересы России и Турции неизбежно и диаметрально противоположны. Ярким свидетельством тому является продолжающаяся битва за Алеппо. Путин и Эрдоган сколько угодно могут обсуждать свое стремление к мирному урегулированию в Сирии; но главные стороны на переговорах, какими являются поддерживаемые Турцией суннитские повстанцы и пользующиеся содействием России правительственные войска во главе с алавитами, по-прежнему борются за этот город, который имеет стратегическое значение. Ни одна из сторон не сядет всерьез за стол переговоров, если не укрепит свой контроль над Алеппо. А если судить по характеру боевых действий в июле (блокада силами правительственных войск, наступление повстанцев и контрнаступление режима), мы видим, что ни одна из сторон не в силах взять город под свой контроль.

Россия будет и дальше использовать сирийское противостояние с Турцией, хотя Путин сотрудничает с Эрдоганом. Россия видит, что Турция имеет важнейшее значение для усилий НАТО по наращиванию военного присутствия в Черном море и является весомым игроком на Кавказе, где Москва пытается усилить собственное влияние посредством спора в Нагорном Карабахе. Поэтому она хочет добиться того, чтобы Турция держалась от него подальше. Сегодня, когда приоритеты Турции сосредоточены на Сирии, Москва может посадить Анкару на крючок, продолжая поддерживать курдских сепаратистов и спутывая турецкие военные планы в Сирии за счет сохранения своего военного присутствия на поле боя. После неудачной попытки военного переворота в Турции Путин, мастерски владеющий тематикой внутренней безопасности, может предложить правительству Эрдогана сотрудничество в области обмена разведывательной информацией и передачи полезных методов предотвращения переворотов, дабы приблизить к себе Анкару.

Путин и Эрдоган — это властные лидеры с большими геополитическими амбициями
. Им неинтересно заводить друзей; они полностью посвятили себя продвижению своих национальных интересов. Будьте уверены: впереди Турцию и Россию ждут новые точки столкновения этих национальных интересов

======

Путин и Эрдоган — это властные лидеры с большими геополитическими амбициями


Не эти ли слова говорил о.Элпидий? Надо посмотреть.

0

7

Теневое ЦРУ предсказывает расцвет России.

Агенство Stratfor прогнозирует, что в следующем году Москва отыграет у Запада упущенные позиции

Американская аналитическая компания Stratfor, которую часто называют «теневым ЦРУ», в своем новом докладе прогнозирует, что 2017 станет годом усиления России. После трех лет противостояния с Западом и экономического кризиса меняющаяся ситуация в Европе и США позволит Москве вернуть утраченные позиции в постсоветских республиках.

«Brexit обнажил глубокий раскол в Евросоюзе, который дает Москве надежду на то, что сокращающееся число членов ЕС подорвет консенсус блока в вопросе санкций против России, — пишет Stratfor. — Хотя в июле страны ЕС единогласно проголосовали за продление санкций, предстоящие выборы на континенте могут подорвать единство союза. В то же время, победа Дональда Трампа в США открывает путь для потенциального потепления российско-американских отношений или даже для отмены санкций. Все это позволит Кремлю усилить свое влияние в постсоветских странах, и приведет к тому, что эти республики начнут переоценивать свои внешнеполитические приоритеты».

Этот процесс, по мнению аналитиков Stratfor, уже начался. В ноябре в Молдавии победу на президентских выборах одержал пророссийский лидер социалистической партии Игорь Додон. И хотя парламент и премьер страны все еще ориентированы на Запад, Додон, несомненно, будет пытаться усиливать связи с Москвой. Более того, даже Грузия начала смягчать свою позицию в отношении Абхазии и Южной Осетии, а в следующем году избранный в этом октябре парламент наверняка будет предпринимать попытки наладить с Москвой экономические связи.

На Украине, которая в последние годы целиком и полностью полагалась на помощь Запада, пророссийский лидер вряд ли придет к власти. Но внешние меняющиеся обстоятельства могут вынудить нынешнее руководство скорректировать свою позицию в отношении РФ. Ведь западная поддержка, с учетом смены администрации США и предстоящих выборов во Франции и Германии, вовсе не гарантирована. «Меняющиеся политические обстоятельства в Европе и в США могут заставить украинское правительство смягчить свою позицию в отношении Минских соглашений и продемонстрировать более примирительный подход к переговорам с Россией по вопросу Восточной Украины», — говорится в аналитическом докладе.

Если западное давление будет ослаблено, это развяжет Москве руки и позволит вернуть утраченные позиции в таких постсоветских республиках, как Армения, Азербайджан и Узбекистан. Белоруссия, которая последние годы все больше разворачивалась в стороны Запада, может перестать заигрывать с ним и прочно вернутся в российскую орбиту.

Более того, раз Европа теряет интерес к Восточному партнерству, Москва, выйдя из экономического кризиса, может снова придать импульс интеграционным процессам в Евразии — речь идет о Евразийском экономическом союзе и ОДКБ. Правда, как считают в «теневом ЦРУ», присутствие России будет менее ощутимым, чем в конце 2000-х годов, когда российская экономика бурно росла, а ее политическая система была свободной от нынешних проблем.

Тем не менее, старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев считает, что политические трансформации в Европе и Америке могут предоставить Москве значительно больше пространства для восстановления своих позиций во всей Евразии.

— Если об этом пишет даже Stratfor, это очень вероятный сценарий, учитывая, что эта структура настроена в отношении России крайне отрицательно, если не сказать больше.

Все говорит о том, что положение Москвы укрепляется. Правда, это даже не столько укрепление России, сколько разброд и шатание в Евросоюзе и отчасти в Соединенных Штатах, вызванное победой Трампа. Раз те, кто, так или иначе, провозгласил Россию противником, впадают в не очень приятное для себя состояние, наша страна автоматически усиливается.

— Что может помешать этому усилению?

— Прежде всего, состояние нашей экономики. Это основное препятствие для того, чтобы играть более значительную роль в мире. Страна, которая сидит на нефтегазовой игле, а также продает лес-кругляк и цветные металлы, не очень привлекательна для партнеров. Наша задача в том, чтобы помимо активной внешней политики, отходить от сырьевой модели экономики и модернизировать ее. При этом не нужно забывать продвигать свой образ в мире и указывать на пробелы, недостатки, а порой и преступления западных держав и их союзников.

— Stratfor пишет о том, что в следующем году может оживиться евразийская интеграция. Какие перспективы в этом направлении?

— К сожалению, несмотря на то, что Евросоюз переживает кризис, он все равно гораздо более прочен, чем Евразийский экономический союз. Интересы у России, Казахстана и Белоруссии не всегда совпадают, ну а Киргизия и Армения выглядят в этом объединении, как Румыния и Болгария в ЕС, которые, строго говоря, сидят на шее.

В связи с этим я не вижу особых перспектив укрепления евразийской интеграции. Казахстан проводит многовекторную политику — он и с нами, и с Китаем, и с Америкой, и с Турцией. Белоруссия делает два шага в нашу сторону, шаг в европейскую.

Это есть и объективные причины. Сложно объяснить рядовому белорусу, что Киргизия ему ближе, чем Литва. При всей политической непривлекательности Литвы, при всех сложностях в отношениях с Белоруссией, между Минском и Вильнюсом всего 180 километров. А Киргизия бесконечно далека и чужда простому белорусу.

Слишком разные страны входят в ЕАЭС и слишком тяжело России найти для них общую основу. Кроме того, есть опасность, что некоторые страны просто хотят существовать за наш счет.

Я бы делал большую ставку на развитие двусторонних отношений. ЕАЭС — это, конечно, хорошо, но не думаю, что та же Молдавия с Игорем Додоном тут же подаст заявку на вступление в этот союз. Слишком много будет противников внутри самой Молдавии.

Кроме того, нужно признать, что без Украины любое объединение подобного плана, как и интеграция на постсоветском пространстве в целом, будет неполным. Даже несмотря на жуткое состояние, в котором оказалась современная Украина.

Замдиректора Центра стран СНГ Института Европы РАН, доктор политических наук Алексей Гусев считает, что Запад будет противодействовать усилению России.

— Этот доклад во многом отражает точку зрения части западного истеблишмента. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй недавно также заявила, что Россия ведет себя уверенно, и необходимы корректировки политики. Эта уверенность приходит к нашему руководству постепенно, но не замечать этого нельзя.

Что касается утраченных позиций, они были утрачены не сейчас, а еще в 90-е годы. Мы потеряли место в мировой табели о рангах, Россия превращалась в заштатную страну. Сейчас мы отвоевываем свои позиции, о чем недвусмысленно говорят наши действия и на Украине, и на Ближнем Востоке.

Но на каждое действие бывает противодействие. Страны Запада во главе с США будут всячески принижать роль нашей страны. Это происходит и происходит сейчас, когда они вбрасывают фейки в СМИ, выставляют Россию агрессором и узурпатором, называя врагом.

Сейчас многие эксперты и политики говорят о том, что при Трампе отношение США и Запада к нашей стране изменится в лучшую сторону, воцарится многополярный мир, а Россия превратится в сверхдержаву. Но я бы предостерег от таких иллюзий.

— Почему?

— Каким бы Трамп ни был, он представляет интересы определенных финансово-промышленных групп. Его команда формируется явно не для улучшения отношений с нашей страной. Достаточно посмотреть, что на пост главы Пентагона назначен Джеймс Мэттис, абсолютный русофоб, который спит и видит нашу страну на задворках.

Stratfor справедливо пишет о том, что у России есть шанс упрочить свои позиции. Но они почему-то не упоминают о том, как нелегко это дается. Не пишут, что Россию окружают страны с очень неоднозначным к нам отношением. А если говорить прямо, страны, которые модерируются Соединенными Штатами. Пусть напишут о том, как Запад противостоит попыткам нашей страны вернуться на мировую арену. Почему-то западные аналитики об этом упорно молчат.

— Есть ли перспективы у евразийской интеграции в следующем году?

— Перспективы есть, но существуют и моменты, которые не позволяют нам активизировать этот процесс. Прежде всего, это финансовый кризис, который подорвал торгово-экономические отношения в рамках постсоветского пространства. Торговый оборот в денежном выражении упал процентов на 40. Обвалился тенге, прошла девальвация белорусского рубля, упал наш рубль. Эти тенденции заставляют нервничать и нас, и наших партнеров. Но Россия обречена на интеграцию в рамках постсоветского пространства.

— А эта интеграция возможна без Украины?

— Если бы Украина была представлена в ЕАЭС, как и Молдавия, и Грузия, это было бы здорово. Но политическая ситуация складывается так, что пока говорить об этом не приходится. В Молдавии к власти пришел новый президент, можно надеяться, что молдавское руководство повернется лицом к России. Я верю, что рано или поздно это произойдет и на Украине. Это относится и к другим постсоветским странам, даже к Туркменистану.

Нынешние власти Украины и Грузии пришли на волне интеграции с Европой. Но самой Европе они не нужны. Они хотели лишь оторвать эти страны от России. Народ это понимает, но модераторы из Вашингтона считают, что чем активней они работают, тем прочнее оторвут эти страны от России. Хотя на практике они оторвут их только от собственного народа. Потому что подавляющее большинство граждан Украины рассматривают Россию, как братский, единый народ. И даже среди молодого поколения превалирует идея интеграции с нашей страной.

Источник

https://cont.ws/post/448988

0

8

Украинский интернет-портал

Эксперты частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor в своем отчете рассказали о том,
почему Еврозона подвержена риску распада и как ее возможный крах отразиться на Европе Этот год станет решающим для еврозоны.

В период с марта по сентябрь в Нидерландах, Франции и Германии пройдут выборы, а их результаты определят будущее единой валюты Европы.
Италия тоже может провести выборы до конца года. В свете неопределенности основные игроки еврозоны предпринимают шаги, чтобы обезопасить себя
перед возможными будущими невзгодами. В Италии правительство висит на волоске. Но независимо от того, когда страна проведет свои очередные выборы,
тот факт, что почти половина ее электората поддерживает партии, которые хотят покинуть еврозону, поставит международные рынки и страны еврозоны
в шаткое положение. Беспокойство будет расти еще больше, поскольку члены левоцентристской Демократической партии Италии объявили, что они
сформировали новую политическую партию.

Новосозданная сила способна подорвать эффективность правящей партии против евроскептически настроенной силы "Движение 5 звезд".
"Национальный фронт" во Франции также хочет провести референдум по вопросу членства в еврозоне, заявляют аналитики.

Между тем, угроза выхода Греции из Европейского Союза очень возросла, считают в Stratfor. Афины недавно пообещали провести экономические реформы
ради получения очередного транша, но некоторые меры включают политически чувствительные вопросы, такие, как пенсии и трудовое законодательство,
что может спровоцировать политическую нестабильность или социальные волнения. Поскольку коалиционное правительство Греции занимает лишь
незначительное большинство мест в парламенте, оно может рухнуть. А досрочные выборы в стране могут превратиться в референдум по вопросу членства в еврозоне.

Теперь большая часть долга Греции находится в руках ее институциональных кредиторов, а Grexit из еврозоны не будет столь же пагубным сегодня,
как это было бы пять лет назад. Тем не менее, потрясение могло бы создать волну и распространиться на другие слабые звенья еврозоны, включая Италию и Испанию.

Так вскоре после Brexit, Grexit только углубит суматоху в Евросоюза, а также вполне может повлиять на выборы в других странах еврозоны.
Неопределенность побудила членов валютной зоны начать изучать возможные варианты.

Например, Нидерланды даже решили начать изучение "взаимотношений" с евро. Формальным поводом для начала такого исследования стало беспокойство
в связи с возможным влиянием политики Европейского центрального банка на голландских вкладчиков и пенсионеров. Но в исследовании, результаты которого
будут объявлены позже, также попытаются дать ответ на вопрос о том, как ли и каким образом Нидерланды могут покинуть еврозону.

Проведение такого исследования также демонстрирует, насколько серьезно правительства и партии осознают возможность краха еврозоны, подчеркнули в Strafor.
Это исследование было предложено центристской партией, христианскими демократами, а не евроскептиками из "Партия свободы".

Начав изучение такого вопроса перед выборами 15 марта, умеренные партии могут отправить своим избирателям месседжи о том, что они тоже беспокояться
о влиянии единой валюты и фискальной политики на экономику страны. В то же время голландские политики обеспокоены будущим валютного пространства
и хотят знать, какие могут быть применены варианты в случае кризиса в еврозоне. Учитывая угрозу референдума о членстве в еврозоне во Франции, Италии
или Греции, их опасения вполне обоснованные.

Нидерланды являются важным игроком в Северной Европе. В окружении Германии, Франции и Великобритании центры этой страны большую часть своей
внешней политики сосредотачивают на поддержании баланса сил в регионе. Мнение Нидерландов о том, как управлять еврозоной очень схоже с позицией Германии
по этому поводу. Эти две страны, например, критиковали планы о том, чтобы выручить страны Южной Европы. Тем не менее, Нидерланды понимают важность
франко-германского союза в сердце Европейского Союза и были главным сторонником европейской интеграции за последние шесть десятилетий.
По этой причине страна вряд ли будет действовать в одиночку. В случае, если кризис в ЕС ускориться, Нидерланды, вероятно, попытаются согласовать
свою политику с интересами своих традиционных союзников — Бельгией и Люксембургом — а также со стратегией Германии, считают аналитики.

Германия, однако, сама сталкивается с непростой ситуацией. Хотя большая часть электората страны — и особенно ее консервативные избиратели не одобряют
греческую программы финансовой помощи, правительство в Берлине хочет предотвратить кризис в Греции в преддверии выборов в сентябре.
Следовательно, Афины, вероятно, в конечном итоге придут к соглашению со своими кредиторами, если только эта затычка убережет страну от дефолта в ближайшие полгода.

Правительство Германии будет иметь меньшее влияние на ситуацию во Франции и Италии — на страны, которые представляют гораздо более серьезную угрозу
для будущего европейской интеграции. Если евроскептически настроенные силы придут к власти во Франции или Италии, Берлин войдет в режим кризиса
и сразу попытается достичь взаимопонимания с новыми ренегатами правительства в Париже или Риме. Но некоторые из их требований — например,
предложения "Национального фронта" по введению тарифов на весь импорт во Францию или обложение компаний, которые нанимают иностранных работников,
в том числе граждан ЕС, то об этом будет сложно договориться.

Парламентский запрос Нидерландов на исследование показывает, что роспуск еврозоны или, по крайней мере, ее реконфигурация, все это правительства начинают
учитывать при оценке их вариантов на будущее. И тот факт, что именно центристская группа поставила этот вопрос, показывает, что теперь не только евроскептики
ставят под сомнение судьбу Европейского союза.

На самом деле еще в 2015 году голландский Кабинет министров вопрос Шенгена, с тем чтобы уменьшить в этой зоне количество стран-членов Северной Европы.

Как подчеркнули в Stratfor, когда была создана Еврозона, ее главная цель состояла в том, чтобы максимально приблизить Францию и Германию друг к другу настолько,
чтобы еще одна война между ними была бы немыслима. Но договоренность поставила членов в тупиковое положение. Если еврозона развалиться, то ее крах спровоцирует
устойчивую отчужденность между членами — особенно между Францией и Германией, что поставит под угрозу экономический, политический и военный порядок на континенте.

С другой стороны, если еврозона продолжает функционировать и вызывать недовольство среди избирателей, это будет порождать сомнения среди правительств и финансовых
рынков о том, что она находится под постоянной угрозой. Постоянная опасность, в свою очередь, навредит экономике Европы и приведет к разрастанию еще более
радикальных националистических и популистских политических движений в будущем

Читать далее: http://ukraina.ru/digest/20170303/1018370314.html

+1

9

«Теневое ЦРУ» оценивает сообщение о референдуме в Каталонии

НовостиПолитика
15.06.2017
«Теневое ЦРУ» оценивает сообщение о референдуме в Каталонии

По мнению разведывательно-аналитического агентства Stratfor, стремление Каталонии к независимости «фрустрирует» Мадрид.

Американская глобальная разведывательная компания Stratfor, прозванная «теневым ЦРУ», опубликовала свой комментарий к процессу отделения Каталонии. Специалисты агентства провели анализ заявления Карлеса Пучдемона, обнародованного в минувшую пятницу, и рассчитали возможные варианты дальнейшего развития событий. Каталония намерена провести референдум о независимости 1 октября, несмотря на протест Мадрида.

«Движение за независимость в Каталонии продолжает тревожить и раздражать испанские власти в Мадриде», – так начинается сообщение Stratfor. Четырехстраничный комментарий составлен в форме вопросов и ответов.

Что привело к такой ситуации?

Этим вопросом Stratfor задается, обращаясь к истории проблемы. Агентство вспоминает Декларацию о суверенитете, утвержденную парламентом Каталонии в 2013 году, а также плебисцитарные выборы в 2015 году, на которых партии, отстаивавшие независимость, получили 48% голосов и парламентское большинство.

Что хочет народ Каталонии?

Stratfor напоминает о том, что 80% населения высказалось за референдум. Важно также, чтобы он «был законным и согласованным с Испанией». Приводится отсылка к опросу, проведенному Metroscopia, в котором шла речь о различных последствиях независимости, таким как выход из Евросоюза и потеря статуса автономии. Аналитики называют «примечательным» тот факт, что 61% населения, согласно проведенному в мае 2017 года опросу, высказались против обретения независимости в одностороннем порядке.

Есть ли единство среди отстаивающих независимость?

Для Stratfor ответом является однозначное «нет». Агентство обращает внимание на то, что среди выступающих за независимость имеется много игроков. По факту, в PdeCat (Каталонская европейская демократическая партия) есть те, кто выступают за переговоры, и те, кто предлагает односторонний выход. Упоминается также влиятельный политик, глава Барселоны Ада Колау и ее «левая» партия, которая поддерживает референдум, но выступает против одностороннего выхода и принятия декларации независимости.

Стратегия Мадрида

По мнению Stratfor, Мадрид хочет «постепенно увеличить» юридическое, политическое и экономическое давление на Каталонию, чтобы «обострить разногласия среди сторонников независимости». Среди возможных средств называются угрозы должностным лицам, судебные преследования и предупреждение о том, что Каталонии в случае обретения суверенитета не гарантировано членство в Евросоюзе. Этот факт не стоит недооценивать, ведь наибольший экспорт из Каталонии идет в Испанию и страны ЕС. Мадрид «обеспокоен» вероятностью того, что в отношении Каталонии придется применить силу. В этом смысле нужно помнить, что правительство может «отменить статус автономии» или установить прямой контроль над различными сферами власти в Каталонии, «от сил безопасности до министерства внутренних дел».

Варианты для Каталонии

Stratfor описывает четыре возможных сценария развития событий, если Мадрид так и не утвердит проведение референдума.

Первый: отменить или перенести референдум. Это позволит избежать серьезного конфликта с Мадридом, но будет означать поражение каталонского правительства. В результате радикальные партии на ближайших выборах еще активнее будут отстаивать односторонний выход.

Второй: повторение сценария 2014 года, а именно проведение неофициального референдума. Это станет «проверкой на прочность» каталонского правительства и, скорее всего, спровоцирует новые парламентские выборы.

Третий: проведение официального референдума вопреки запрету Конституционного суда. В таком случае Мадрид высылает в регион полицию, на улицах разворачиваются массовые беспорядки, но сторонники независимости могут использовать полицию в своих целях.

Четвертый: принятие декларации о независимости в одностороннем порядке. Это приведет к «административному хаосу и политической смуте», уличным беспорядкам и призывам со стороны мирового сообщества к урегулированию конфликта. Не исключено военное вторжение со стороны Мадрида.

В целом, по мнению агентства, «импульс к обретению Каталонией независимости в ближайшем будущем не исчезнет, и напряжение между Мадридом и Барселоной сохранится».

ЮС
http://www.espanarusa.com/ru/news/article/608842

0

10

Stratfor: Россия скоро приблизится по мощи к СССР

Мир
Нестабильная обстановка в области безопасности, которая сложилась в Евразии, постоянные разногласия с Европой, заставят членов ОДКБ и ЕАЭС еще более тесно сотрудничать с Москвой, а это значит, что в скором времени Россия получит в регионе еще больше влияния.

https://img.pravda.ru/image/article/1/5/5/366155.jpeg

Однако членство в ОДКБ и ЕврАзЭС не будет расширяться в ближайшем будущем, утверждают аналитики Stratfor.

В статье под названием "Россия восстанавливает свои силы в Евразии", авторы сообщают, что после распада СССР России пришлось проделать очень трудную работу по восстановлению своего влияния в бывших советских республиках. Для того, чтобы обеспечить себе стабильное "пограничье", Москва использует самые разные инструменты — от военного сотрудничества до экономических блоков.

И если раньше поставленной цели Москва не слишко-то достигала, то сейчас изменения, происходящие в регионе, способствуют планам Кремля.

Началось все с создания СНГ, куда вошли все бывшие советские республики, за исключением стран Балтии, отвернувшихся в сторону ЕС и НАТО. Однако СНГ во многом стало символической организацией, а ее члены разрабатывали свою внутреннюю и внешнюю политику самостоятельно. Затем из блока вышли Грузия, Украина и Туркменистан.

Хотя СНГ упрекали в бесполезности, две из ее подгрупп возникли как примеры интеграционных блоков России в Евразии. Одним из них является Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), созданная в 2002 году, чтобы сосредоточиться на безопасности и военных вопросах. Она состоит из России, Белоруссии, Армении, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.

Другим является Евразийский экономический союз, который дебютировал в 2015 году, как естественное развитие в 2010 году Таможенного союза, образованного между Россией, Белоруссией и Казахстаном. Союз в настоящее время включает всех членов ОДКБ, за исключением Таджикистана и фокусируется, как предполагает его название, на экономической интеграции.

Через ЕАЭС Россия могла углубить региональную экономическую интеграцию, а ОДКБ представлялся альтернативой НАТО. Все это способствовало созданию имиджа России как сильной мировой державы.

Однако довольно долго этот образ не совсем отражал реальность: к 2015 году менее половины из стран бывшего Советского Союза были готовы более тесно увязывать свою политику с Россией.

В ЕАЭС Россия ведет дискуссии об экономической политике и экспортных ценах с другими странами — членами, в частности, с Беларусью.

У ОДКБ другие задачи. К примеру, он не стал вмешиваться в Кыргызстане во время вспышки насилия между этническими узбеками и киргизами в южных провинциях страны в 2010. Также блок решил не участвовать в эскалации конфликта между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха в 2016 году, несмотря на призывы правительства Армении, ограничившись политической поддержкой.

Но в последнее время в ОДКБ и Евразийском экономической союзе видны положительные сдвиги. Тупик по вопросу смены генерального секретаря наконец закончился во время неформального саммита в Бишкеке, где 14 апреля на заседании всех членов блока — в том числе Беларуси и Казахстана — было достигнуто согласие в отношении назначения Юрия Хачатурова, который долгое время являлся главой Генерального штаба вооруженных сил Армении. 2 мая он приступил к своим новым обязанностям.

Усиление угроз по всей Евразии заставляют страны ОДКБ более тесно, чем когда-либо прежде, сотрудничать с Россией по вопросам внутренней безопасности и военным вопросам. Стало известно, что Центральная Азия в скором времени вступит в единую систему ПВО и ПРО обороны ОДКБ.

Пришли к соглашению по поводу долгов и природного газа в апреле и Белоруссия с Россией. Это дало возможность погасить разногласия по Таможенному кодексу Евразийского экономического союза.

В ЕАЭС статус наблюдателя получила Молдавия, президент которой определенно ищет более тесных связей для своей страны с Россией.

Итак, Евразийский экономический союз и ОДКБ набирают обороты в Евразии. Конечно, более эффективными эти институты станут в случае увеличения членов, чего в ближайшее время не ожидается. Но эти блоки продолжат служить России в ее усилиях по расширению своего влияния по всему своему евразийскому пограничью. А это значит, что здесь Москва продолжит конкурировать с Западом, подводят итоги авторы материала

Читайте больше на https://www.pravda.ru/news/world/16-05- … ia_ussr-0/
*****

Андрей ФУРСОВ — о том, почему страны бывшего СССР не отвернутся от России

Мир
В Евразии грядут масштабные социальные и культурные изменения. А связаны они с тем, что память об СССР угасает, а новое поколение придерживается иных ценностей. Об этом пишет компания Stratfor. В подтверждение она приводит то, что жители постсоветских республик все реже говорят на русском. Правда, никаких фактов, доказывающих это, автор материала не указывает. Впрочем, сложно относиться к этой публикации не как к призрачной мечте Запада о "скором развале РФ".

https://img.pravda.ru/image/article/8/0/0/367800.jpeg

Однако аналитики, опрошенные компанией, утверждают, что уже совсем скоро люди станут все более нетерпимо относиться к коррупции во властных структурах и жесткой политике сил безопасности, которые Stratfor почему-то называет "наследием советских времен".

А в итоге Россия больше не сможет "демонстрировать свою силу" и распространять влияние на своих соседей. Но есть и трудности, сетует Stratfor. По ее мнению, "старые привычки" всегда отмирают с большим трудом. Советские граждане привыкли к "существованию в рамках централизованной политической системы с низким уровнем жизни и высоким уровнем коррупции". Да и на русском, признается автор статьи, говорит значительная часть населения постсоветского пространства.

Комментарий по этой теме "Правде.Ру" дал Андрей Фурсов, историк и публицист.

— С таким прогнозом можно согласиться?

— Это и так, и не так. Я недавно прилетел из Таджикистана. Там были военные учения Антитеррористического центра стран СНГ. Это было в Душанбе,
но учения были ближе к границе с Афганистаном. И я должен сказать, во-первых, поколение тех людей, которым за 30, до сих пор владеет русским языком.

Есть правда в том, что в школах меньше изучают русский язык, хотя русские школы есть, но их стало меньше — как в том же Таджикистане, так и в других странах бывшей советской Средней Азии.

Да, действительно, людей, владеющих русским языком, меньше, и, наверное, их будет со временем еще меньше. Плюс, есть страны, которые переходят на латиницу. Это еще больше отделяет их от зоны русского языка.

Но остается одна проблема, которая все равно сохраняет влияние России, пусть оно будет меньше, чем было влияние Советского Союза на свои республики.
Раньше это был внутригосударственный процесс, теперь это процесс межгосударственный. Дело в том, что страны Центральной Азии в геополитическом
и экономическом плане теснейшим образом связаны с Москвой. И пока будет угроза с юга — это и талибы, это и запрещенная в России организация ИГИЛ,
это Джебхад-ан-Нусра, и многое другое — эта угроза никуда не денется. Более того: как бы ни закончился конфликт в Сирии, исламских радикалов будут
выводить через Афганистан в Среднюю Азию для дестабилизации этого региона, этого подбрюшья России. Ну а тех, кто не захочет выводиться, просто выдавят.
И это создаст, безусловно, угрозу хаотизации государств Центральной Азии.

Единственная страна, которая всерьез может помочь им выжить, решить проблемы, это Россия. Поэтому геополитическое влияние России будет, безусловно, в этом регионе сохраняться.

Возвращаясь к русскому языку: да, к сожалению, зона русского языка будет, по-видимому, отчасти уменьшаться. Но уменьшаться не катастрофически,
поскольку контакты с Россией — контакты военные, торговые, культурно-технические — все равно будут сохраняться.

— Есть мнение о том, что ситуацию, как это ни странно, могут спасти мигранты. В России находятся несколько десятков миллионов гастарбайтеров,
вынужденных разговаривать на русском. Нет никаких предпосылок к тому, что их будет меньше. Они наш язык и на Родину к себе будут везти. Может это позитивно повлиять?

— Это тоже момент, безусловно, который работает на сохранение какого-то влияния русского языка, и очень многое будет зависеть от позиции России.
Внутреннее дело каждой страны, на латинице писать или на кириллице. Но если бы Россия четко заявила свою негативную позицию по отношению
к этому вопросу, я думаю, что и вопрос мог бы решиться по-другому.

Прогноз Stratfor выглядит как информационная диверсия. К 2050 году население России уменьшится со 143 до 129 миллионов человек — то есть почти на 10%,
в то время как население США за тот же период должно увеличиться более чем на 20%, сообщается в статье. Численность населения существенно вырастет также
в Турции и Иране, а крупнейшие страны Европы окажутся "где-то посередине" между российскими и американскими показателями. Как вам такой расклад?

— Действительно, население США очень сильно увеличится. Там появится огромная масса испаноязычных и афроамериканцев.
И на месте американских белых я бы не сильно радовался этому процессу.

В Америке к 2050 году белые станут меньшинством со всеми вытекающими последствиями для структуры американской элиты.
Поэтому лучше пусть они занимаются своими делами и смотрят на то, что происходит у них.

Кроме того, в Америке нарастают процессы, они идут и у нас, социального неравенства. Но дело в том, что американский средний слой и верхушка рабочего класса
привыкли хорошо жить, привыкли к высокому уровню потребления. А этот уровень им придется кардинально сокращать. Потому в этом плане США, я думаю,
ждут очень серьезные потрясения, к которым психологически сытая Америка не готова. Так что лучше бы Stratfor занимался американскими проблемами, а не нашими.

Организации Stratfor не стоит слишком сильно доверять. Начинали они очень неплохо. Сейчас они все больше сбиваются на пропаганду и дезинформацию.
По сути дела, они запускают такие концептуальные информационные вирусы, которые выдают желаемое за действительное.

Читайте больше на https://www.pravda.ru/news/world/12-06- … -fursov-0/

****


известный американский геополитический институт, Statfor, предсказывает согласно публикации Российской газеты «Правда»,
что президентские выборы в России в
2018 году приведет к ядерной конфронтации между Россией и США

По словам Statfor эти выборы в России будут кульминацией длительной конфронтации между двумя ядерными сверхдержавами и ядерный конфликт
будет происходить из-за прямого нас участие в этих выборах. Как уже упоминалось, США будут замешаны непосредственно в этих выборах,
с целью свержения нынешнего режима России. Это выразится в настойчивой поддержке кандидата в Исполняющего обязанности, и дестабилизирующим
поддержку любым другим, тоесть это значит кто-то из проамериканских кандидатов  получит поддержку вполной степени от США.
Уже наблюдались первые шаги  США на некоторых массовых Анти Путинских  демонстрациях в Москве.

Москва провела оценки ситуации, в частности в окружении президента Владимир Путина, после чего последовало заявление о том,
что США готовы пересечь «красную линию» и  в результате это вызовет  динамическую реакцию России, с непредсказуемыми последствиями.
Но больше всего поражает то что оценка, что США будут стремиться провоцировать русских в лобовом столкновении , давить на амбиции,
чтобы окончательно устранить сопротивление Путина и русской православной Церкви в противлении  новому мировому порядку.

В любом случае ,Конечно, предсказания и эти оценки предрасполагают к довольно легковоспламеняющиеся, и опасной обстановке в регионе с полемикой,
и конфликт распространяется по многим вертикалям .

Наш вопрос заключается в  том, а какова наша позиция , ведь  наше географическое положение, но и геостратегическое значение Греции,
является важным элементом, который неизбежно ведет к прямому участию, но и делает серьезный фактор событий в регионе

Никос Хиладакис.
http://nikosxeiladakis.gr/%cf%84%ce%bf- … %b9%cf%83/

Stratfor и его прогнозы.

https://russian.rt.com/inotv/catalog/channel/Stratfor

Отредактировано vik.mi.67 (2017-07-02 17:43:07)

+1

11

эту статью взяла с укропского ресурса, могут быть и неточности, но пока не вижу в других исочниках

Кремль усилит атаки против Украины, а в окружении Путина появятся отступники - частная разведка США

По мере приближения 2018 года Россия переживает сдвиги во внешней политике. Годы ухудшения отношений со США и Европой заставили Москву пересмотреть свои приоритеты и стратегию. И хотя ради того, чтобы избежать новой волны санкций, Кремль может пойти на определенные уступки в украинском вопросе, не стоит ожидать скорого разрешения конфликта на Донбассе. Об этом говорится в прогнозе на 2018 год частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor, который есть в распоряжении "Апострофа".

Москва смотрит на Восток

В рамках корректировки своей стратегии Россия будет концентрировать внимание на Азиатско-Тихоокеанском регионе в 2018 году. Пока КНДР работает над средствами ядерного устрашения, Кремль продолжит закулисную поддержку северокорейского правительства путем поставки топлива и поддержания торговых связей со страной-изгоем. Москва будет пытаться использовать Пхеньян в качестве рычага для переговоров со США, а также с Японией и Южной Кореей.

Китай также будет играть важную роль в международной стратегии России в 2018 году. Будучи крупнейшим торговым партнером России, Китай помог ослабить экономическую зависимость страны от Запада. Активизация сотрудничества позволит обеим странам изолировать себя от давления США и бросить вызов стратегическому положению Вашингтона в различных точках мира.

Отголоски холодной войны

Не менее важными в следующем году будут отношения Москвы с Западом. В 2018 году может возрасти напряженность между Россией и США. Вашингтон заявил, что в следующем году он может оказать давление на Россию с помощью самых разных средств, включая более тяжелый режим санкций и продажу летального вооружения Украине. В то же время США наращивают свою систему противоракетной обороны в Европе и Азии.

Хлебнув сполна жизни под санкциями, Москва решительно хочет не допустить дополнительных ограничительных мер со стороны Вашингтона в 2018 году. Учитывая это, Россия определит сферы, в которых она будет готова либо сотрудничать с США, либо вести переговоры об уступках. Такими сферами могут стать мирный процесс в Сирии, переговоры с Северной Кореей или конфликт в Украине. Тем временем Москва будет готовиться к тому, что ее связи с Вашингтоном еще более ухудшатся – из-за укрепления отношений в Азии и на Ближнем Востоке, а также из-за наращивания военных сил на пограничных территориях, например, развертывания ракетных систем "Искандер" в Калининградской области.

https://apostrophe.ua/uploads/image/7f6d3ec8a78913f90c9558a359f6da86.jpg
В 2018 году Москва будет готовиться к тому, что связи с Вашингтоном ухудшатся

Вдобавок к беспокойству РФ по поводу санкций Европейский союз будет голосовать за продление ограничительных мер против страны в течение следующего года. ЕС, однако, не последует примеру Штатов, если те введут новые санкции в отношении Москвы за политическое вмешательство, несмотря на то, что 2018 год предоставит России широкие возможности для такого вмешательства в дела Европы. Италия готовится провести выборы к маю, и Кремль будет использовать свое проверенное оружие гибридной войны – дезинформацию, пропаганду и кибератаки – в надежде протолкнуть к власти в Риме более лояльное к нему правительство. В конце концов, если к власти придет популистское "Движение пяти звезд", то оно может нарушить единогласное голосование, требуемое для продления санкций ЕС против России в будущем. Влиять на результаты выборов будет непросто, как поняла Москва во время последних политических гонок во Франции и Германии. Тем не менее Россия будет продолжать сеять раздор среди стран-членов ЕС, даже если не достигнет своих целей в итальянских выборах.

Трудности внутри России

У Москвы будет множество внутренних проблем, с которыми предстоит столкнуться в следующем году. Ухудшение экономического положения России станет одной из самых больших трудностей. После официального выхода из рецессии в этом году страна погрузится в длительный период стагнации. Почти рекордное количество банков терпит банкротство, региональные власти не выполняют свои финансовые обязательства, все больше и больше компаний нуждаются в спасении. Эти проблемы будут тянуть у Кремля финансы, подрывать его фонды благосостояния и заставят правительство РФ взять в долг не менее 18 млрд долларов за рубежом. Поиск финансирования может осложниться, если США наложат санкции, которые будут препятствовать западным рынкам кредитовать Россию. Хотя укрепляющиеся экономические связи Москвы в Азии и на Ближнем Востоке предоставят ей альтернативные варианты.

https://apostrophe.ua/uploads/image/ea15e1a03b9e1ed9466b5b1fbe416429.jpg
После официального выхода из рецессии в этом году Россия погрузится в длительный период стагнации

обратите внимание на втором плане фото аптека, тоесть возможно подорожание лекарст, а так же эпидемии гриппа например, который косит сейчас Европу, вчера новость прошла, что в течение трех дней , в Италии, к врачам обратилось 7 млн.человек. так народные массы о"отвдекают" от политической нестабильности в стране

В любом случае финансовые трудности слишком велики для Москвы. Кремлю придется позволить некоторым предприятиям, банкам и, возможно, даже региональным правительствам объявить дефолт, пока он пытается избежать дестабилизации политической системы в преддверии президентских и региональных выборов в следующем году.

Выборы, намеченные на март и сентябрь 2018 года, станут испытанием как для президента РФ Владимира Путина, так и для его противников. Однако, несмотря на шум в западных СМИ, у Путина нет реального конкурента. Его противники представляют собой целый спектр идеологий и личностей, и власть будет использовать их разногласия, чтобы разделить оппозицию.

Тем не менее правящая партия "Единая Россия" понимает, что мощная волна протестных движений, особенно среди молодых россиян, требует от нее новой стратегии. Кремль с этой целью запустит свежую информационную кампанию, которая должна будет зацепить молодежь и попытаться активизировать электорат. И когда Путин, вероятнее всего, будет переизбран на еще один срок, его администрация будет использовать эту победу, чтобы восстановить веру в его легитимность.

https://apostrophe.ua/uploads/image/e2902751401bd5ee5eea67f25bd152ee.jpg
Правящая партия "Единая Россия" должна будет использовать новую стратегию в будущем году, чтобы зацепить молодежь и попытаться активизировать электорат

Различные оппозиционные группы в свою очередь проведут протесты по всей России в преддверии голосования и могут даже провести массовые демонстрации после переизбрания Путина.

Народные волнения не будут единственным политическим вызовом, ожидающим Путина в его новый срок. В следующем году внутренние распри в Кремле усилятся. В то время как влиятельные представители элит, такие как чеченский лидер Рамзан Кадыров и нефтяной магнат Игорь Сечин, отступятся от Путина ради собственных интересов, президент России окружит себя своими самыми верными советниками, которые защитят его и помогут реализовать его политику. Путин не будет расправляться с отступниками, но может совершить перестановки в администрации, чтобы ограничить их власть. Результатом станет еще более централизованное, авторитарное президентство и более фрагментированная политическая система.

По сравнению с президентскими выборами, региональные голосования обещают более жесткую гонку для "Единой России". Либеральные оппозиционные группы добились успехов на региональных выборах в этом году. Чтобы не допустить повторения их успеха на выборах 2018 года, Кремль будет использовать их разногласия. Москва может также принять жесткие меры, чтобы попытаться ограничить протесты по всей стране, одновременно позволив некоторым демонстрациям продолжаться, чтобы таким образом ослабить политическое напряжение в России.

Ситуация в Украине

Новый год принесет свою долю нестабильности для Украины. Так, страна проведет 2018 год в подготовке к президентским и парламентским выборам, которые предстоят в 2019 году. Это будут первые выборы после досрочного голосования, последовавшего за массовыми протестами на Майдане в 2014 году. По мере приближения выборов 2019 года протесты и ротации во власти довольно вероятны, как возможны и досрочные выборы.

Но Украина не будет отклоняться от своего прозападного курса, ведь будет переживать еще один год войны на востоке страны. Хотя США и Россия приступят к переговорам по конфликту на Донбассе и могут даже продвинуться в вопросе миротворцев ООН, решение в более широком смысле останется недостижимым в 2018 году. В результате Украина продолжит получать политическую, экономическую и поддержку в сфере безопасности со стороны США и западных партнеров, в то время как сама она будет стремиться к дальнейшей интеграции с Польшей и странами Балтии в сферах экономики, энергетики и безопасности.

Тем временем Россия активизирует свою гибридную военную кампанию – подразумевающую кибератаки и громкие убийства – против Украины и ее сторонников.

https://apostrophe.ua/article/society/a … ssha/16263

0

12

vik.mi.67 написал(а):

известный американский геополитический институт, Statfor, предсказывает согласно публикации Российской газеты «Правда»,
что президентские выборы в России в 2018 году приведет к ядерной конфронтации между Россией и США
По словам Statfor эти выборы в России будут кульминацией длительной конфронтации между двумя ядерными сверхдержавами и ядерный конфликт
будет происходить из-за прямого нас участие в этих выборах. Как уже упоминалось, США будут замешаны непосредственно в этих выборах,
с целью свержения нынешнего режима России. Это выразится в настойчивой поддержке кандидата в Исполняющего обязанности, и дестабилизирующим
поддержку любым другим, тоесть это значит кто-то из проамериканских кандидатов  получит поддержку вполной степени от США.
Уже наблюдались первые шаги  США на некоторых массовых Анти Путинских  демонстрациях в Москве.
Москва провела оценки ситуации, в частности в окружении президента Владимир Путина, после чего последовало заявление о том,
что США готовы пересечь «красную линию» и  в результате это вызовет  динамическую реакцию России, с непредсказуемыми последствиями.
Но больше всего поражает то что оценка, что США будут стремиться провоцировать русских в лобовом столкновении , давить на амбиции,
чтобы окончательно устранить сопротивление Путина и русской православной Церкви в противлении  новому мировому порядку.

Никос Хиладакис.
Сообщение 10

И вот еще прогноз их по Молдавии
https://russian.rt.com/inotv/2017-12-10 … godu-Zapad

0

13

Как то странно они отождествляют Путина с РПЦ и русским народом...

0

14

maxcom110 написал(а):

Как то странно они отождествляют Путина с РПЦ и русским народом...

Они видят внешнее Максим, чтоб знать ситуацию как она есть, надо или быть русским, или жить в России. Для греков Россия и Православие это единое целое, Путин к этому стереотипу, платное приложение)

+1

15

Stratfor (США): Что новая стратегия США в Сирии означает для России
12.09.20185117135

— Соединенные Штаты ставят перед собой в Сирии новые цели, включая полный вывод иранских войск из этой страны и смену нынешнего правительства в Дамаске.

— Более напористые действия США против сирийского правительства и присутствие Ирана в Сирии непременно усилят трения между Москвой и Вашингтоном.

— Обеспокоенность по поводу возможного применения химического оружия и в отношении беженцев в связи с наступлением на Идлиб еще больше ограничивает возможности по достижению договоренности между США и Россией.

Соединенные Штаты ставят перед собой в Сирии новые цели, включая полный вывод иранских войск из этой страны и смену нынешнего правительства в Дамаске. Более напористые действия США против сирийского правительства и присутствие Ирана в Сирии непременно усилят трения между Москвой и Вашингтоном. Обеспокоенность по поводу возможного применения химического оружия и в отношении беженцев в связи с наступлением на Идлиб еще больше ограничивает возможности по достижению договоренности между США и Россией.

КОНТЕКСТ
Сирийская армия в провинции Идлиб
Le Figaro: Что стоит на кону в битве за Идлиб
Le Figaro11.09.2018
The Times: Путин воспользовался нашей слабостью в Сирии
The Times12.09.2018
Если говорить конкретно, то теперь Соединенные Штаты добиваются полного вывода иранских сил из Сирии и смены нынешнего правительства в Дамаске на новое, которое будет более приемлемо для Вашингтона. США и раньше вносили коррективы в свои цели в Сирии. На разных этапах гражданской войны в этой стране Америка маятником качалась между двумя политическими курсами: она то активно боролась против сирийского режима, то сосредотачивала все усилия на разгроме боевых экстремистских группировок. Но новый политический сдвиг уничтожит все шансы на содержательное сотрудничество с Россией в Сирии. Москва твердо защищает свои завоевания в этой стране, создав так некое равновесие. Эти усилия требуют совместной работы с американским правительством. А такая совместная работа обеспечит легитимность сирийскому правительству. Таким образом, более агрессивные действия США против правительства Сирии и присутствие Ирана в этой стране обязательно вызовут усиление разногласий.

Динамику отношений между США и Россией в Сирии осложняет подготовка сирийских войск к наступлению в провинции Идлиб. С тех пор как Соединенные Штаты закрыли в прошлом году программу ЦРУ по вооружению повстанческих сил в Сирии, они обладают очень слабым влиянием в Идлибе и практически не присутствуют там. Но есть два фактора, которые могут заставить США активнее реагировать на наступление в этой провинции. Во-первых, это угроза очередного массового перемещения беженцев в Турцию, а оттуда в Европу. От боевых действий режима в Идлибе могут попытаться убежать около трех миллионов человек. Угроза такого массового наплыва беженцев не только усиливает решимость Турции противостоять наступлению, но и заставляет США и их европейских союзников выступать с предостережениями.

Второй фактор — это возможность применения химического оружия правительственными войсками Сирии. Дамаск неоднократно прибегал к использованию такого оружия, в том числе отравляющих веществ нервно-паралитического действия, пытаясь восстановить свой контроль над территорией страны. В двух случаях это вызвало карательные удары со стороны США и их союзников. По словам американских официальных представителей, которые ссылаются на доклады разведки, сирийский президент Башар аль-Асад одобрил применение газа хлора в ходе предстоящей военной операции в Идлибе. Об этом 9 сентября сообщила «Уолл-Стрит Джорнал». Американские представители ничего не говорили о нервно-паралитических отравляющих веществах (для них Америка провела четкую красную черту), но даже применение в больших количествах хлора может вызвать очередной карательный удар со стороны США. Такой ответ вполне вероятен, потому что ситуация в Идлибе у всех на слуху, а Вашингтон многократно предупреждал о применении химического оружия. Такие удары могут привести к эскалации конфликта (особенно с учетом присутствия в Сирии русских и иранцев) с весьма рискованными перспективами, и кроме того, Америке и России будет очень трудно договариваться об общем плане действий в Сирии.

Недавно Россия выступила с угрозами в отношении гарнизона в Эт-Танфе. США разместили в этом районе на востоке Сирии незначительное количество войск, которые находятся рядом с повстанцами. Эти угрозы свидетельствуют о дальнейшем ухудшении отношений между двумя странами. Как говорят американские официальные лица, за последние 10 дней русские дважды угрожали начать там боевые действия, из-за чего американские военные заявили о недопустимости таких шагов и направили в Эт-Танф подкрепления из корпуса морской пехоты.

Если Россия либо США не допустят какой-нибудь пагубный просчет или не создадут серьезный инцидент, их спор в Сирии вряд ли перерастет в активные боевые действия. В конце концов, ни та, ни другая сторона не хочет идти на риск развязывания масштабной войны из-за Сирии. Тем не менее, существующие разногласия все больше обостряются, поскольку США занимают все более агрессивную позицию в отношении Ирана, а Асад стремится сделать так, чтобы надежды Москвы на достижение соглашения с США по Сирии не сбылись.

https://inosmi.ru/politic/20180912/243222352.html

+1

16

Путин и всадники Апокалипсиса: Журналисты The Economist сделали прогноз на 2019 год

Ежегодный прогноз авторитетного западного издания The Economist обнажил подсознательные страхи и сокровенные желания глобальных финансовых элит

В мире постмодерна, постправды и постиронии существует множество способов непрямой коммуникации, которой активно пользуются очень многие, зачастую даже самые влиятельные круги. Так, ежегодно одно из самых влиятельных западных изданий The Economist, традиционно ассоциирующееся с так называемыми «хозяевами денег», выпускает номер, в котором дает свой прогноз или, если угодно, предсказание событий на следующий год.

На этот раз обложка была выполнена в стиле эскизов и чертежей Леонардо да Винчи, который скончался почти 500 лет назад – в мае 1519 года. Возможно, именно из-за этого обложка и наполнена еще большим количеством мистификаций, чем обычно.

https://scontent-frt3-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-0/p403x403/47395340_10155780719331440_4479302104023826432_n.jpg?_nc_cat=100&_nc_ht=scontent-frt3-1.xx&oh=a5348eb8d609046fc8cc1dfab03dd015&oe=5CA008BD
далее по ссылке

0


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Новый мировой порядок » Предсказания мирового порядка от Стратфорд.