Вверх страницы

Вниз страницы

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Притчи

Сообщений 91 страница 99 из 99

91

— Вы — кузнец?
Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.
— А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.
— Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.
Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.
— Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.
— Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.
— Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.
— Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?
— Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.
— А потом?
— А потом наточить, если это возможно.
Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.
— Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…
— А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?
— Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.
— Вам виднее. Как вы себя чувствуете?
— Да вроде нормально.
— Нет тошноты, головокружения, болей?
— Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.
— В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.
Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.
Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.
— Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.
Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.
— Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.
Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.
— Что вы сказали? — тихо произнесла она.
— Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…
— Оружие? Вы сказали оружие?
— Может я не так выразился, просто…
Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.
— Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.
— Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.
— Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?
— Н-не знаю…
— Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.
— Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.
Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.
— Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?
— Но… А как же?…
— Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!
Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.
Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.
— Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия.
— Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.
— Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек!.. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…
Глаза Смерти заблестели.
— Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!
Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.
— Можно один вопрос? — послышалось сзади.
— Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.
— Да.
— Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.

+1

92

СТРАННО

Странно, что 100-рублёвая купюра нам кажется такой большой, когда мы ее оставляем в церкви, и такой малой, когда мы оставляем её на рынке.
Странно, что час, проведённый за чтением молитв, поминая Бога, нам кажется таким долгим, а час, проведенный у телевизора, таким коротким.

Странно, что, читая молитву, мы едва собираемся с мыслями, тогда как в разговоре с приятелем это для нас не составляет никакого труда.
Странно, что мы так радуемся, когда объявляют дополнительное время футбольного матча, и жалуемся, когда проповедь затягивается дольше обычного.

Странно, что нам так трудно заставить себя прочитать хотя бы одну главу Библии, и так легко мы читаем сто страниц любимого или смешного паблика в VK, Фейсбуке, OK, Твиттере и т.п.
Странно, что нам так трудно выучить одну молитву, и мы так легко запоминаем и пересказываем слухи или анекдоты.

Странно, что мы так легко верим в написанное в газетах или рассказанное по TV, и нам так трудно полностью уверовать в написанное в Священном Писании. Странно, что каждый из нас желает войти в Рай и не хочет утруждать себя стараниями для его обретения.

Странно, что почти каждый из нас одновременно является и судьёй и адвокатом: когда речь идёт о чужих грехах — ты судья, а когда речь идёт о собственных грехах — ты адвокат.

Странно, что, прочитав эти строки, почти каждый из нас посчитает их актуальными для других и не имеющими отношения к самому себе.
Из книги «Беседа с миссионером»

+4

93

Как много человеку мало.

+1

94

Притча о милосердом самарянине по-гречески.
Грек некий сходил от Иерусалима православной веры в Иерихон Великой Эллады.
На пути его встретили разбойники - паписты  с одной стороны и турки-мусульмане с другой стороны.
И резали грека с двух сторон - паписты с запада, мусульмане - с востока- и отняв все, что у него было - деньги, образование, сокровища искусства , государство, само имя - и  ушли, оставив его едва жива суща.

Проходили мимо грека гуманные европейские цивилизаторы - посмотрели, обшарили - не осталось ли чего в кармашках.- и ушли.

Русский же некто, наткнувшись на грека, умилосердился над ним и возлил на него миллионы русских кровавых - от мозолей, а не от грабежа - рублей, и содержал грека триста лет, пока наконец, взвалив на свой флот, свою армию и своих политиков , не привез  в независимость 1829 года, разбив турок и не попросив ничего, кроме того, чтобы грека не трогали.

Как вы думаете, кто станет ближним греку, впавшему в разбойники?
Правильно, резавшие его паписты и  турки -  и особенно дообобравшие его европейские цивилизаторы.
Ибо ничего так не простительно для Великого Эллина ,как милосердие и помощь, когда он валялся в говне, крови и соплях.
И будет он лобзаться с "ближними" во все места, а про русского  травить злобные  гадости, что тот ему специально помогал, чтобы унизить и захватить себе первенство.
ortheos
отсюда

0

95

Орфеос немного не прав. Не все греки так устроены. Простые батюшки, простые верующие русских любят. Сам дух русской веры их поражает до глубины души. Когда они слышат что ты русский, первые слова - какие же вы верующие.
И еще одно.

Переводя житие святого Федора Ушакова, пришлось немного "поковыряться" в истории тех лет. Вот ниже книги, которые ее освещают более менее в полном свете. Самое интересное, что история проходит витки, повторяющие предыдущие. Это я о данном моменте.
Император Павел придерживался прогреческой политики.

https://pravoslavie.ru/762.html

Но его наследник, император Александр 1 имел другую точку зрения.

http://rushist.com/index.php/historical … a-i-kratko

Об этом свидетельствуют житие святого Федора Ушакова.
https://flot.com/publications/books/she … 1/ush2.htm

https://biography.wikireading.ru/9758

Русская политика в Восточном вопросе
Авторы: С. Жигарев
Собрание передовых статей Московских ведомостей. 1869 год.

В общем , не согласна я с мнением уважаемого Орфеоса с тем, что в истории всё однозначно. Или перефразируя, русские самаретяне имели свой прок в том, чтоб спасти избитого разбойниками.

0

96

А ты, встав на молитву, представь себе, что Христос пришел на землю, Суд завершен. И Господь уже уходит с теми, кого Он избрал, а ты — остался. Представь, как ты закричишь Ему вслед… Вот так и молись.

Иеросхимонах Ефрем Катунакский

+3

97

Когда видите, что вас чернят, принимайте то, как целительные грязи.

(Святитель Феофан Затворник)

+3

98

.........
Почему Бог допускает трагедии и убийства?!
Почему мир превращается в ад- а Бог как будто молчит?

Видели ли вы, как дочь Билли Грэма участвовала в ток-шоу,
посвященном событиям 11 сентября?
На вопрос ведущей Джейн Клэйсон: «Как Бог мог позволить такому случиться?»
Анна Грэм, ребенок, дала очень глубокий и проницательный ответ.
Она сказала: "Я верю, что Бог так же, как и мы, глубоко скорбит о том, что произошло.
Но ведь мы годами выгоняли Бога из наших школ, из нашего правительства, из нашей жизни.
И я думаю, что Бог, будучи джентльменом, просто отступил."

Можем ли мы ожидать от Бога благословения и защиты, если мы при этом требуем,
чтобы Он нас оставил?»Давайте вспомним… По-моему, все началось, когда Мэдлин Мюррэй О’Хара
(она была убита, ее тело было найдено недавно) заявила, что в школе не место молитве,
и мы сказали: «Хорошо».

Потом кто-то сказал, что лучше бы в школе не читать Библию (Библию, в которой сказано:
«Не убивай», «Не кради» и «Возлюби ближнего твоего, как самого себя»!).
И мы сказали «Хорошо».

Затем доктор Бенжамин Спок сказал, что нам не следует применять телесные наказания
к нашим детям, когда они плохо себя ведут, потому что этим мы повредим их маленьким
личностям — мы можем испортить их чувство собственного достоинства (сын доктора Спока
покончил жизнь самоубийством). И мы сказали: «Он — специалист и знает, о чем говорит».
Итак мы сказали: «Хорошо».

Потом кто-то сказал, что учителям и директорам нельзя наказывать наших детей.
А администрации школ строго-настрого запретили своим преподавателям даже касаться
провинившихся учеников, потому что им не нужна плохая реклама и уж тем более они
не хотят отвечать за это перед судом (есть большая разница между наказанием
и прикосновением, поркой, унижением, битьем и т.д.).
И мы сказали: «Хорошо».

Затем кто-то сказал: «Давайте разрешим нашим дочерям делать аборты, если они этого хотят.
Им даже не придется рассказывать родителям».
И мы сказали: «Хорошо».

Тогда какой-то мудрый член школьного совета сказал:
«Мальчишки всегда будут мальчишками и всегда будут этим заниматься.
Так что давайте дадим нашим сыновьям столько презервативов, сколько они хотят,
чтобы они могли развлекаться, как им угодно.
А нам не придется рассказывать их родителям, что они получили их в школе».
И мы сказали: «Хорошо».

Потом кто-то из нами же выбранной верховной власти сказал, что неважно,
что у нас в частной жизни, если мы хорошо делаем свою работу. И, соглашаясь с этим,
мы сказали, что нам неважно, кто (включая президента) чем в частной жизни занимается,
если у нас есть работа и с экономикой все в порядке.

Тогда кто-то сказал: «Давайте печатать журналы с изображением обнаженных женщин
и будем называть это здоровой практической высокой оценкой красоты женского тела».
И мы сказали: «Хорошо».

Тогда некоторые пошли с этой высокой оценкой еще дальше и начали публиковать
фотографии обнаженных детей, а затем и еще дальше, поместив их в Интернет.
И мы сказали: «Хорошо, у них есть свобода слова».

Затем индустрия развлечений сказала: «Давайте делать фильмы и телепрограммы,
пропагандирующие насилие, богохульство и запрещенный секс. И давайте записывать музыку,
поощряющую употребление наркотиков, изнасилования, убийства, самоубийства и сатанизм».
И мы сказали: «Это всего лишь развлечение, негативного эффекта эта музыка не несет,
всерьез ее никто не воспринимает, так что продолжайте в том же духе».

И теперь мы спрашиваем себя, почему у наших детей нет совести, почему они
не могут отличить плохое от хорошего, почему они, не задумываясь, убивают незнакомцев,
своих одноклассников и самих себя. Почему они спят с кем попало, почему болеют потом.
Возможно, если мы всерьез и надолго задумаемся, то мы сможем в этом разобраться.
Я думаю, что здесь дело в том, что «что посеешь, то и пожнешь».

Один молодой человек написал: «Дорогой Господь, почему Ты не спас маленькую девочку,
убитую прямо у себя в классе? Искренне Твой, беспокоящийся студент».
Вот ответ: «Дорогой беспокоящийся студент, потому что Меня не пускают в школы.
Искренне твой, Бог».

Смешно, как людям легко избавляться от Бога,
а потом удивляться, почему мир превращается в ад.

Смешно, когда мы верим тому, что говорят газеты,
и сомневаемся в том, что говорит Библия.
Смешно, когда все хотят попасть на небеса, при этом не веря, не думая,
не говоря и не делая ничего из того, о чем говорит Библия.

Смешно, когда кто-то говорит «Я верю в Бога», но сам своими грехами
следует за сатаной, тоже, между прочим, «верящего» в Бога.

Смешно, когда нам так легко судить и так трудно быть судимыми другими.
Смешно, когда глупые шутки распространяются со скоростью света, но люди
дважды подумают, поделиться ли с друзьями статусом вконтакте, в котором
говорится о Боге.

Смешно, когда все непристойное, грубое, похотливое и вульгарное спокойно
находится в Интернете, а в школе или на работе открытая дискуссия
о Боге невозможна.

0