Вверх страницы

Вниз страницы

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Жизнь Церкви » Модернизм и модернисты в православии


Модернизм и модернисты в православии

Сообщений 211 страница 216 из 216

211

Ну как то уже и не хочется читать подобных новостей о таком "святейшем" - навевает грусть печаль, человека очень жаль...

0

212

«Последнее христианство возьмет от древнего только оболочку, содержание же незаметно будет подменено новым духом, иным стилем жизни, образом мышления и другими ценностями. Секуляризованное христианство, с обрезанными крыльями, не только не страшно дьяволу, но еще и сослужит ему службу: ведь и антихрист будет выдавать себя за Христа, за Мессию, за Богочеловека.
Дьявол, уготовляя путь антихристу, будет заинтересован в распространении во всём мире обмирщённого, обезжизненного, формального христианства и даже все религии постарается «сдружить» с ним. Все религии признают свое «духовное родство» с христианством, и даже будут восхищаться высотой его учения, святостью его нравственных требований, красотой его символики и т.д. Многие, даже сами наивные христиане, будут рукоплескать, видя такое почтительное отношение мира к их вере и с горячим энтузиазмом, оставив на произвол свои страсти и духовные язвы, устремятся в порыве плотской ревности проповедовать всему миру свое секуляризованное христианство.
Про таких проповедников говорит Писание: «Я не посылал пророков сих, а они сами побежали; Я не говорил им, а они пророчествовали» (Иер. 23, 21). Проповедуя приземлённое, приспособленное к плотской воле падшего человечества «христианство», эти «ревностные глашатаи слова евангельского» будут на самом деле отводить мир от Христа и склонять его на стезю антихристову. Но сами эти проповедники не заметят этого».

Архим. Лазарь (Абашидзе)

+4

213

http://s5.uploads.ru/6tJF9.jpg

0

214

http://s7.uploads.ru/C5JPN.jpg

+2

215

Сегодня встретил в "Прав.мире" несколько странных статей. Для меня странные, мне они таковыми показались и что то задели в душей, что отозвалось тонким, печальным и страшеньким звуком...
Думал по началу, что не стану ни писать о них, ни выкладывать эти материалы.
Но потом подумав понял, что пожалуй можно рассказать и у нас на форуме. И именно в этом разделе "Модернизм и модернисты в православии". Потому, что это в том числе и о том, кто в наши дни занимает места батюшек, а также о том, кто духовно окормляет их в наши дни.

Горе всем нам. Горе детям убитой матери и убийце-священнику. Горе родственникам. Великое горе. Насилие в семье священника. Как это возможно? Если происходит, то почему? О чудовищной трагедии, убийстве священником своей супруги, говорим с психологом, ректором Института христианской психологии протоиереем Андреем Лоргусом.

Страшный случай с подмосковным священником – трагедия всей нашей Церкви.
https://www.pravmir.ru/strashnyiy-sluch … y-tserkvi/

Свернутый текст

Во-первых, к этой истории надо отнестись как к громадной человеческой трагедии. Погибла семья. Погибла женщина. Погиб человек, который стал убийцей.

Во-вторых, это настоящая семейная трагедия. Хотя убийств на бытовой почве, как принято это называть у юристов, много, но нельзя мешать все в кучу. Каждая семья – это целый мир, космос. И если семья оказалась у такого страшного порога, то это просто ужасно. Третье. Это не только трагедия семьи, но это трагедия общества.

В-четвертых, погибла христианская семья, семья священника, ведь сам убийца – священник. И нельзя отнестись к этой трагедии иначе, чем как к трагедия для всей нашей Церкви. Просто невозможно недооценить произошедшее. Горе всем нам. Горем всем участникам. Горе детям убитой матери и убийце-священнику. Горе родственникам. Великое горе.

Такое событие, безусловно, привлекает внимание, вызывает желание проанализировать и разобраться: как, почему произошло, типично или нет. Но пока мы не можем делать выводов, хотя бы потому, что не знаем всех обстоятельств, быть может никогда и не узнаем. Именно поэтому я бы поостерегся делать выводы и о том, что произошло, и какие мотивы двигали человеком. Мы почти ничего не знаем.

Но для всех нас значимо то, что факт признан, убийца известен. Ещё важнее, что информация пришла и подтверждена Патриархией и нам не нужно теряться в догадках.

Семейное насилие не уменьшается, но у нас нет информации о том, что в священнических семьях это очень распространено. Никто эту проблему не изучал. Говорить, что насилия в таких семьях больше – безосновательно. У нас просто нет статистики. Говорить, как уже пытаются некоторые, что существует определенная склонность у православных к насилию, вообще странно. Ну нет, конечно, такой склонности.

У православных верующих есть другая склонность, которая может быть предметом изучения и комментария – это сверхценное значение брака. Брак для православного человека является необыкновенной ценностью. Именно поэтому православные супруги стремятся во что бы то ни стало брак сохранить.

Как я могу прокомментировать этот случай? Повторюсь, никто из нас не знает мотивов преступления. Мы должны воздержаться от комментариев, потому что это этично. Это будет по-христиански. Выдавать свои домыслы – это пустое и лишнее дело. Но я могу поделиться личными наблюдениями.

Среди известных мне священнических семей (а я знаю значимое число таковых не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других епархиях: Иркутской, Красноярской, в двух Уральских,в двух Поволжских) я никогда не наблюдал никакого насилия. Безусловно, это мои знакомые. Очевидно, что они отличаются от чьих-то ещё. Но среди моих знакомых такого нет.

Однако то, что насилие в семьях священников существует, я готов свидетельствовать как священник-психолог. Я веду консультации и ко мне обращаются и жены священников, и их дети, и сами священники. Случаи насилия существуют, но мы не можем судить больше или меньше насилия в священнических семьях по сравнению с другими.

– Вы признаете факт, но есть ли у вас понимание почему так происходит? Всему виной тяжелая жизнь священников, бремя несомых ими обязанностей или это исключение, это пример психопатии?

– У бытового насилия всегда есть как минимум три источника причин.  Это не означает, что каждый из них всегда влияет на ситуацию, но может влиять.

Первой причиной является сама кризисная ситуация, в которую попадает человек или семья. Если человек в ресурсном состоянии (когда есть внутренние силы найти адекватный выход – ред.), то он не склонен к насилию. В кризисной ситуации он гораздо легче и быстрее срывается в него.

Второй источник насилия кризис общенационального масштаба. В российском обществе насилие процветает. У нас избыток насилия во всем. Насилие используется на работе, в социальной среде, на перекрёстках дорог, в метро, в автобусах и в церкви тоже. Иногда священникам приходится разнимать прихожан, которые что-то не поделили: свечку, место,  правоту в догматах. Вспомним о войнах, которые ведутся на близких нам территориях. Вспомним насилие в тюрьмах, насилие полиции и Росгвардии над демонстрантами, насилие в кино, на телевидении, в интернете. Отовсюду оно щедро льется на нас.

    Насилия так много, что им заражаются дети, женщины, мужчины.

Социальный источник насилия одна из причин насилия бытового, но куда чаще причиной семейного насилия является третья – кризис семьи. И конкретный случай скорее всего пример такого кризиса.

Семейные кризисы бывают закономерные и незакономерные (ненормативные). Они были и будут всегда. От этого никуда не денешься. В семейном кризисе нет виноватых. Бессмысленно обвинять одних и оправдывать других, потому что семейный кризис – это кризис семейной системы. Все остальные причины лишь условия семейного кризиса, а насилие – одно из следствий.

Давайте лучше скажем о другом. Особенность семейных преступлений в том, что они скрыты. Их участники – жертвы и виновники – покрывают друг друга, не хотят и боятся огласки, скрывают насилие от закона, от людей, от церкви.

Почему? Потому что все участники любят друг друга как могут. Любят и одновременно причиняют друг другу боль.

Но беда в том, что если мы молчим о преступлении, мы его поощряем. Мы поощряем его также, если не признаём и закрываем глаза на ситуации, ведущие к преступлению.

Семейное насилие в любой семье, а не только церковной – это огромная социальная и личностная проблема. И чтобы помочь избежать людям семейного насилия, нужна работа, нужно, чтобы сами супруги обращались за помощью, просили ее.

Мы должны делать все возможное, чтобы озаботиться профилактикой, созданием системы  помощи людям, которые оказались в кризисной ситуации. Сейчас достаточно теорий, специалистов, книжек. Мы можем, умеем, делаем, но важно чтобы это было признано.

Что касается психопатических натур, то они есть и будут. Боюсь, что не в этом причина трагедии угрешского священника. Боюсь, что дело именно в семейном кризисе.

– А как же быть с «жена да убоится мужа своего», как быть с «терпи – это твой крест»?

– «Религиозные» мотивы используются самыми разными людьми в меркантильных целях. Это факт. В церковь приходятся в том числе фанатики, которые находят оправдание своей жестокости в строчках Писания. Приходят люди с агрессией и тоже находят себе оправдание там. В церковь приходят в том числе от страха.

Религия вообще для многих удобная мишура, которой можно прикрыть свои намерения и страхи. Но это не свойство религии. Это ее незащищенная особенность. Часто мужчины обращаются к Православию, ищут невест в Церкви, чтобы установить в своей церковной семье принципы «Домостроя». Да, таких немало, но, к счастью, это не массовое явление.

Церковь за последние десять лет изменилась. Она помолодела. Новое поколение молодых людей и девушек о “домострое” совсем не мечтают, домостроевские настроения им глубоко не интересны. Они грамотны, понимают что такое насилие, агрессия, что такое брак и семья. Они создают новую церковную атмосферу. Но случаи религиозной манипуляции ради реализации агрессии будут. И поэтому в пастырской деятельности мы должны быть зоркими, выявлять даже подозрение на насилие в семье.

У священника есть харизма и дерзновение задать супругам неуютные вопросы: а все ли в порядке, а вы уважаете друг друга? Психолог не имеет право об этом спрашивать, а священник имеет такое право! Подобные трагедии указывают нам на то, что одна из пастырских задача предупреждать подобные случаи, видеть, замечать, болезновать, молиться о семьях, в которых возникают ситуации насилия. Но для этого надо священника учить. Семинары, которые мы с коллегами проводим, например, с кризисным психологом Сергеем Борзовым, это капля в море.

Найти виновных и покарать – это попытка принять легкое решение. Профилактика и помощь – это не судебная расправа, не социальная опека, которая сама насильственным методом пытается влезть в семью и решить ее проблемы. Задачу я вижу в том, чтобы священники не только в проповеди, но всегда говорили о ценности жизни, как о высочайшей ценности.

Для православного человека семья является ценность, но жизнь человеческая является ценностью несомненно большей, чем брак. И если для супруга или супруги стоит выбор жизнь или брак, то подлинно духовный, подлинно христианский выбор – это жизнь. Увы, это христианская ценность потеряла популярность сегодня.

Когда мы сталкиваемся со смертью, убийством, самоубийством, то понимаем, что люди какими-то обстоятельствами, условиями были доведены до такого состояния, что жизнь перестала быть для них ценностью. Вот в чем трагедия.

Смерть почему-то сегодня рассматривается как выход и решение ситуации. Но это катастрофа, катастрофа сознания, катастрофа человеческих отношений. Так не должно быть никогда и ни при каких условиях. Любая проблема  решается в жизни, а не в смерти. Когда человек покушается на убийство другого, или себя, то в этом состоянии болезни, в помутнённом сознании рассудка ему грезится какой-то выход. Но это чудовищная ошибка. Смерть не является выходом. Решение любой проблемы – это только жизнь.

Беседовала Дарья Рощеня

Это не единственное письмо, которое пришло в редакцию от бывших матушек, сумевших вовремя уйти от своих мужей-священников — до того, как случилась трагедия. Хотя и то, что они описывают, по-другому тоже не назовешь — страшные трагедии
Письмо бывшей матушки: “Я поняла, что пора уходить, иначе случится страшное”
https://www.pravmir.ru/pismo-byivshey-m … strashnoe/

Свернутый текст

Уважаемая редакция!

Ужасное происшествие открыло и мои старые раны. Мне захотелось рассказать свою историю. Ведь я развелась с мужем именно потому, чтобы не произошло нечто подобное. Тем не менее для православного сообщества нашего не столь большого города я стала изгоем.

Мы прожили в браке больше 10 лет. У нас есть маленькие дети. Как это водится в семьях священников, их много. Муж всегда был на хорошем счету у священноначалия и прихожан, много сил и времени отдавал Церкви. Я изначально была к этому готова, поэтому старалась, как могла, тянуть на себе всё, обеспечивая мужу “тыл”, как он сам любил говорить, и помогая на службах.

Но со временем супруг стал проявлять все большее недовольство тем, как я справляюсь со своими обязанностями. Не скрою, что в чем-то я действительно не успевала, например, играть с детьми в настольные игры. У меня просто не было ни минуты, чтобы присесть в течение дня. Да и дети росли неидеальными – могли поссориться, покапризничать, пожадничать. Но я видела, что они добрые, отзывчивые, любят друг друга, видела, что любят и уважают нас,  поэтому была спокойна и считала эти шероховатости естественным явлением детства.

Муж же начал называть меня равнодушной. В какой-то момент  обвинения в мой адрес стали нарастать подобно снежному кому, накрыли нашу семью с головой, и в первую очередь супруга. Он полностью “разочаровался” во мне.

Ситуацию подогревали близкие прихожане, которые постоянно нашептывали мужу, что раз матушка изначально решилась на подвиг, став женой священника, поэтому нечего ее жалеть, она должна соответствовать своему статусу. Немалую роль сыграли и многочисленные проповеди старшего священника нашего храма, где он яростно обличал женщин, “от которых все беды”, наставлял быть помощницами своим мужьям и прочим идеям патриархального устройства общества. Все бы хорошо, но эти проповеди слушали и мужья, и ситуации во многих семьях накалялись.

    Изначально у нас с супругом были хорошие дружеские отношения, но постепенно, под идеей своего главенства, он все больше и больше брал мою жизнь под контроль. Мне нельзя было общаться с родителями, нельзя было иметь подруг и помощников, нельзя было выходить куда-либо без согласования с ним.

Долгое время я жертвовала всем, ради брака. Но потом мои силы закончились. Последняя тяжелая беременность и осложненные роды окончательно подорвали мое здоровье. Я стала постоянно плакать, очень болезненно реагировать на оскорбления в свой адрес, срываться, кричать. Муж, чтобы “вернуть меня на Землю”, подключил тяжелую артиллерию. Он начал говорить, что если я не прекращу себя так вести, он выгонит меня из дома и заберет у меня детей. Младшему тогда не было и месяца, и эти слова приносили мне нестерпимые нравственные страдания.

Несмотря на негативное отношение нашего духовника к психологам, я все же решилась анонимно обратиться за помощью. Тогда я и узнала, что в моей семье происходит не что иное, как психологическое насилие, и мое состояние – следствие полного подавления личности. Мы стали работать над моими проблемами, я перестала плакать и истерить.

И тут произошел парадокс. Вместо того, чтобы порадоваться, муж еще больше обострился в отношении меня, началось физическое насилие. Это было шоком. В моей родительской семье ни отец, ни дед, ни прадед никогда не поднимали руку на женщину. Какое-то время я терпела и пыталась решить эту проблему. Но все было тщетно. “Ты мне чужая” – слышала я в ответ снова и снова. Предлагала съездить к старцу, опытному духовнику, пройти курсы психологической помощи, но супруг не соглашался.

После очередной травмы, я обратилась к правящему архиерею. Он отнесся сочувственно, мужа наказал, но это только ухудшило наше положение, так как ко всем прочим претензиям прибавилась и обида, что я “вынесла сор из избы”. Эпизоды насилия повторялись. Я была в отчаянии.

Практически все мои друзья были из Церкви, поэтому так или иначе держали сторону мужа-священника и напоминали, что я должна терпеливо нести свой крест. Это еще больше утверждало мужа в собственной правоте и закрывало путь к искреннему покаянию. Он стал меня буквально ненавидеть.

    Однажды, после большой ссоры, закончившейся жестоким актом насилия, когда моя жизнь была на волоске, я поняла, что пора уходить, иначе случится страшное. Я обратилась за советом к опытным духовникам, и они поддержали мое решение.

Так начался длительный и мучительный путь расторжения брака с мужем-священником. На меня обрушился весь гнев братьев и сестер во Христе, в том числе и юридически подкованных. Суды, суды, суды… и страх, что с помощью “православных” фанатов детей у меня, действительно, заберут.

Сейчас этот путь пройден. Мы с детьми, после двух лет скитания, имеем свое жилье, где можем быть в моральной и физической безопасности. Я устроила младших в детский сад и вышла на работу, что позволяет мне иметь некоторую финансовую независимость. Благодаря помощи адвоката, бывшему мужу судом назначены алименты на содержание несовершеннолетних детей.

Нам бывает нелегко, и это естественно, когда воспитанием стольких детей занимается один человек. Иногда становится совсем тяжело, и старший говорит мне: “Мам, главное, что мы ушли оттуда, а остальное выдержим”. Дети любят папу, но они видели столько страхов, что разъезд стал для них избавлением. Их поведение и самочувствие значительно улучшилось, когда мы начали жить отдельно, а встречаться с папой они стали вне дома.

    Почему я ушла от мужа-священника? Чтобы не случилось чего хуже, чем развод, и мои дети не остались сиротами. Разрушила ли я семью? Нет. Наши отношения были невозвратно разрушены, но родителями мы быть при этом не перестали. Семья у детей осталась, но в другом, непривычном для многих виде.

Почему я об этом пишу? Потому что знаю, что мой случай не единственный. Мне очень больно, что матушки остаются в своем горе без поддержки. Что трагическому развитию событий нередко способствует, как ни парадоксально, патриархальное мировоззрение, которое не пропускается через призму евангельских истин о любви и взаимопомощи, постепенно превращаясь в машину для подавления. Что людям настолько страшно разочароваться в вере, что они до последнего будут оправдывать батюшку, наговаривая на его жену, разрушая то, чего не строили, особенно если батюшка имеет неосторожность им жаловаться.

Еще есть масса одиноких женщин на приходах, которые находят в священнике мужское утешение, поэтому начинают подсознательно, но сначала очень незаметно, соперничать с ней, вставляя тем самым между супругами клинья. А потом эти же православные тетушки, обвиняют матушку во всех бедах, делая ее изгоем, если она все-таки решается уйти, подпитывая и без того сильное чувство вины, которое так ее гложет.

Знаете, несмотря на всё несовершенство нашей земной системы, Бог не перестает участвовать в нашей жизни, если мы этого просим. Я считаю чудом то, что мне удалось уйти, и это точно было не без Его помощи. Мне жаль тех людей, которые меня осуждают. Жизнь сложная штука, и надо жить с открытыми глазами, принимая ее факты как есть, чтобы быть верующими людьми, а не религиозными фанатиками.

+1

216

В Иоанно-Предтеченском храме Красноярска обвенчали католика и православную

На сайте храма во всех подробностях поведали «прекрасную историю» экуменической любви католика Эжена и православной Людмилы:

"Это было первое «международное» венчание в нашем храме. Красноярка Людмила окончила факультет международных экономических отношений Сибирского Федерального университета и поехала по студенческому обмену в Шотландию… Эжен Тойниссен из Голландии окончил факультет международной экономики университета города Маайстрихт и тоже поехал по студенческому обмену в Шотландию. И там их пути пересеклись".

Об этом очень проникновенно говорил на католическом венчании в Базилике Девы Марии в Маастрихте священник. Он же настоял на том, чтобы жених и невеста прежде запросили разрешение православного архиерея на венчание православной невесты и непременно повенчались и в Православии.

«Никто перейти в другую веру меня не уговаривал, — рассказывает Людмила, — у них вообще очень бережно относятся к личному пространству человека. Католическое венчание очень отличается от нашего. Церковью рекомендованы шесть занятий по курсу «Матримония», где разбираются разные ситуации семейной жизни, которые могут привести к конфликту – как правильно в них поступать мужу и жене. Перед венчанием всем присутствующим выдают книжечки с подробной инструкцией: где стоять, что говорить, когда можно сесть и с объяснением, что происходит в каждый момент таинства. Священник ведёт диалог с женихом и невестой, говорит о промыслительности их встречи, об обстоятельствах жизни… У нас – более торжественно и величественно, больше молитв, а не разговоров. Но и здесь мы тоже побывали на огласительных беседах перед венчанием.»

"Венчание иностранца вызвало большой интерес.

Кстати, совершил беззаконное венчание и соответственно вступил в молитвенное общение с еретиками со стороны жениха клирик храма и руководитель молодежного храмового братства иерей Александр Смирнов.

Даже несколько дней спустя случайные свидетели Таинства и сотрудники прихода обсуждали, как много было гостей со стороны жениха, его фрак, невесту, переводившую ему Богослужение. Эжен и Людмила из верующих семей, где, как известно, между родственниками тесные связи и искренняя любовь. Поэтому на венчание в Красноярск прибыли родители жениха, сестра с мужем и ребёнком, брат с женой и двумя детьми. И на католическое венчание поддержать Людмилу ездили её родители и сестра.

Дважды венчанные, Людмила и Эжен, теперь живут в соседнем с Маастрихтом Кёльне. Первой там нашла работу Людмила. Она аудитор. Эжен трудится в сфере недвижимости. Их семья наверняка станет продолжать традиции своих семей, живущих в мире, любви и согласии. http://3rm.info/main/72187-eretiki-deys … vnuyu.html

0


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Жизнь Церкви » Модернизм и модернисты в православии